Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 294. Встреча с дядей Гришей Машинским

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 294. Встреча с дядей Гришей Машинским

Как-то раз на улице Молотова (прим.админа - ныне 40 лет Октября) встретил дядю Гошу Машинского - бывшего «заключённого», с которым работал до ухода на флот на заводе ЦАРЗ, где он сидел за то, что похвалил американский паровоз серии «ЕМ», оценивая его «большим пальцем в то время, когда их получали в Финляндии.

Мы  долго вспоминали прошлое время,  работу на заводе и о судьбе тех заключённых, кого знали.

После своего освобождения дядя Гоша остался жить в городе Свободном, о дальнейшей его судьбе, к сожалению. ничего сказать не могу.

После окончания техникума вопрос коснулся распределения Эльвиры. Её отец, имея вес в нужных кругах, не стал вмешиваться в это, а сказал: «Раз вы такие умные, езжайте туда, куда вас пошлют, а я в этом направлении не  пошевелю даже пальцем». Эльвиру распределили в город Облучье, Еврейской автономной области в «Строительно-монтажный поезд номер сто семьдесят восемь».

...

Летом пятьдесят восьмого года дедушка Степан Иванович сильно заболел. Болезнь приковала его к постели, а мы с Эльвирой через несколько дней должны были уехать в город Облучье на место её работы и жительство.

Как назло, случился сильный паводок и река Зея вышла из берегов, затопив в округе все окрестные луга, превратив в громадное море, которое простиралось до самого горизонта, всю призейскую низменность.

Мне очень хотелось, возможно в последний раз, увидеть дедушку живым. Я с Эльвирой, с сестрой Натальей, с отцом и матерью, братом Геннадием и его женой Люськой на моторной лодке зятя Геннадия Боброва, как по морю, прошли по воде до деревни Черниговка.

Дедушка Степан Иванович, сильно сдал, без посторонней помощи не мог передвигаться,  но ещё продолжал шутить над собой. Мы сфотографировались, распрощались и обратным курсом ушли на пристань Суражевка. Моё сердце при мысли о том, что больше никогда не увижу дедушку живым, обливалось кровью.

***

Август  пятьдесят восьмого года. Два месяца, как я женат. Мы с Эльвирой, что бы доехать до её родителей, на автобусной остановке «Малая Амурская» ловим такси.

Когда к нам с кубиками на дверце подошла «Волга» и остановилась, мы бросились к ней, но вдруг я вижу, как к моему великому изумлению, из него выходит Аля Савина. Посмотрев друг на друга, мы опешили от неожиданной встречи. Аля первой протянула мне руку и сказала: «Здравствуй, Василий! Вот мы и встретились!» Заметив Эльвиру, добавила: «А, это твоя жена?» Ответил: «Да!», они познакомились. Аля, видя, что мы с женой пытаемся сесть в такси, с каким-то сожалением произнесла: «Может, пройдём пешком? Нам есть, о чём поговорить».

Мы согласились. Аля поведала мне о том, что учится на четвёртом курсе исторического факультета Благовещенского педагогического института, пожелала мне с Элей счастья в семейной жизни. На прощание протянула мне руку и с грустью в голосе, тихо сказала: «Вася, я сберегла все твои письма и буду их хранить вечно».

Что она этим  хотела сказать, не знаю. Может, я ей был не безразличен, и она пожалела, что наши пути разошлись? Не знаю. Смотрел на это совершенство природы и думал: «Как ты мне нравишься, но поздно, я никогда не делаю шаги назад».

Мы расстались, и больше никогда  в жизни не встретились.

За красавицами не гонялся, а жить решил совестью и разумом.  С любимыми девушками поступил так, как в своё время мой отец с Екатериной Замановой.

19:00
1187
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|