Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ТАЙНА ВЕКОВ, ЗОЛОТО "ОРОЧАНИНА"

ТАЙНА ВЕКОВ, ЗОЛОТО "ОРОЧАНИНА"

В сентябре 1918 года вверх по Зее поднимался караван разнокалиберных речных судов с канонерской лодкой «Орочанин» во главе. На судах плыли партийные и советские работники Амурской трудовой социалистической республики, бойцы Красной армии. Везли оружие, продовольствие, обмундирование, амурские деньги - боны, а на канонерской лодке - 21 пуд золота из благовещенского банка.

Караван должен был достигнуть г. Зеи, а оттуда пассажиры планировали уйти на прииски Зейского горного округа и держаться там до прихода Красной армии из центра России.

Первая группа партийных и советских работников дошла до Зеи. Но основная группа судов, дойдя до Суражевского моста, неожиданно столкнулась с японскими войсками, которые успели захватить мост и прилегающую к нему территорию. Получилось так, потому что местный красногвардейский отряд, охранявший мост, решив, что больше судов не будет, ушел на ночь в город.

Караван судов подошел к мосту, когда уже стемнело. На канонерской лодке «Орочанин» состоялось экстренное совещание руководителей и командиров судов. Ночью, конечно, никто бы не рискнул пройти под мостом между каменными опорами: можно было в темноте налететь на них. Поэтому приняли постановление войти под мост на рассвете, когда будут видны опоры. Караван замер недалеко от моста.

Вдруг в полночь по кораблям был открыт с берега частый огонь из винтовок, пулеметов и траншейных орудий. Шквал пуль и снарядов обрушился на «Орочанина» и другие суда. Из-за внезапности команда «Орочанина» понесла большие потери. Всех, кто был на палубе, буквально смело огнем за борт. Оба пулемета лодки стали в ответ поливать свинцом берег реки, ориентируясь на вспышки выстрелов.

Под сплошным навесом японских пуль моряк - депутат благовещенского Совдепа Садчиков, а вслед за ним еще кто-то из машинистов проползли к кормовой 75-миллиметровой пушке и начали посылать снаряд за снарядом в японцев. Вслед за кормовой начала стрельбу и носовая пушка, к которой подполз артиллерийский старшина Бражкин. Стреляя, он получил несколько тяжелых ран и к концу боя умер от них. Японцы, видя ожесточенное сопротивление красных, отступили от берега и прекратили обстрел «Орочанина». Часть красногвардейцев высадилась на берег и, отогнав в ночном бою японцев, ушла в тайгу.

Канонерская лодка была сильно повреждена. Оставшиеся в живых матросы и красногвардейцы спустились на 12 - 15 км, чтобы осмотреть судно.

Осмотр «Орочанина» показал, что на ремонт потребуется не менее дня. Поэтому на общем собрании решили: спуститься вниз по реке до деревни Андреевки, завести там судно в протоку, снять вооружение, а продукты и обмундирование раздать местным крестьянам. Винтовки и патроны тоже было решено отдать бедным крестьянам сел Андреевка, Великокнязевка, Троицкое, Комиссаровка, чтобы они хранились до начала всеобщего восстания против белогвардейцев и японцев.

Всю ночь на лодке кипела работа: подъезжали подводы, выгружались ящики с оружием и патронами и куда-то увозились, осторожно на носилках сносились на берег раненые. Их тоже куда-то увозили. Распределялись продукты и обмундирование между крестьянами. Все должно быть надежно спрятано, считали красногвардейцы, до нужного часа. Спустили с лодки тела павших в ночном бою матросов и красногвардейцев и похоронили на андреевском кладбище.

Особо остро стоял вопрос с пушками и пулеметами, и особенно с золотом, которого оказалось 336 кг. Уговорили нескольких крестьян Комиссаровки и Великокнязевки, что те на своих подводах увезут пушки, пулеметы, раненых, партийных и советских работников, матросов и красногвардейцев вверх по реке Белой в тайгу за реку Горбыль. Это было опасным делом, поэтому крестьяне запросили заплатить им золотом. Обоз под утро ушел полевыми и лесными дорогами на восток в тайгу.

Когда суета возле «Орочанина» затихла, утром на рассвете 17 сентября на реке показалась канонерская лодка «Смерч», шедшая под японским флагом. Она подошла поближе и открыла из пушек огонь в упор по «Орочанину». Судно загорелось и, сильно накренившись на борт, тяжело осело, загородив собою протоку. Так прекратила свое существование геройски сражавшаяся за власть Советов канонерская лодка «Орочанин».

Узнав о том, что у крестьян сел Бельской волости спрятано оружие, которое они не отдают в волостную управу, из Благовещенска в Среднебелую был направлен карательный отряд. Тогда крестьяне Среднебелой, Троицкого, Комиссаровки, Андреевки и Великокнязевки, достав спрятанные винтовки и патроны, напали на расположившийся на станции отряд белых.

На помощь попавшим в окружение белогвардейцам из Благовещенска прибыл новый отряд, который рассыпался в цепь и повел наступление на село. Крестьяне сначала отступили от села, а затем, перегруппировавшись, дружным напором разбили белогвардейцев. После этого они снова спрятали до хороших времен выданное им с «Орочанина» оружие.

Судьба же орочанинского золота долго была неизвестна. То ли золото пошло на организацию борьбы против интервентов и белогвардейцев, то ли еще куда - никто не знает этого.

Но в 80-е годы прошлого столетия один из трактористов колхоза им. Ленина, что в Великокнязевке, пахал поле возле Комиссаровки. Когда-то на этом месте стояла заимка одного из кулаков села. Плугом тракторист вывернул из земли банковский, с царскими медалями, килограммовый брусок золота. Весь район тогда гудел разговорами об этом. А откуда оно взялось, никто не мог объяснить.

Уж не орочанинское ли это было золото?

16 января 2015 г.

Валентин Голубев,

заведующий отделом истории краеведческого музея Белогорска

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

Газета "Амурская правда". № 136 (26224) 28 июля 2007 года

09:32
192
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|