ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 195. Бабушкин сундук

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Автобиографический роман. Глава 195. Бабушкин сундук

Как-то раз, готовясь к бане, бабушка открыла сундук и стала в нём перебирать вещи. Я стоял рядом и на­блюдал за её работой.  Бабушка посмотрела на меня, тя­жело вздохнула и сказала:

«Дитятка, вот моя одежда на смерть. Она соткана со льна. Я её приготовила на смерть с молодос­ти потому, что у нас на Украине так было заведено».

Бабушка достала из сундука длинную, отбеленную золой, льняную руба­ху, развернула, показала её мне, добавив:

«Это мое, а вот дедовы штаны и рубашка...»

Рубашку деду с первой своей получки купила Шура. Дед, как увидел рубашку, обрадовался ей, но носить её наотрез отказался, потому что она ему очень понравилась.

Он заявил мне и дочери Шуре:

«Прибережем эту рубашку до моей смерти. Когда умру, пусть в ней меня отправят на тот свет. В этой рубашке мне не будет стыдно появиться перед богом».

Как тётя Шура не просила отца носить эту рубашку, он наотрез отказался. После этого своего рассказа бабушка стала своё сокровище укладывать обратно в сундук.

В отделении, где хранились доку­менты и ценные бумаги, я случайно увидел несколько серебряных монет, полтинников и рублей. Они меня заинтересовали, поэтому я спросил у бабушки:

«А это что?»

Бабушка взяла в руки несколько монет и сказала:

«Это чистое серебро. Когда я ум­ру, всем внукам оставлю по одной монете. Каждая монетка будет, как талисман оберегать вас от всех бед и напастей, а также напоминать обо мне и дедушке. Василёк, здесь, есть и твоя монета. Запомни это».

С этими словами ба­бушка завернула свои драгоценности в тряпочку, положила их на место и закрыла сундук.

- Бабушка, а вы богу верите? - спросил я её.

- А як же? Мой бог всегда при мне, но веры своей я никому никогда не навязываю. Вера - дело такое, если веришь, верь, не хочешь, не верь! Насиловать веру нельзя. Вера сама к людям должна придти. Когда война началась, я думала, что пришел конец света. Не обошлось без жертв, но бог не допустил этого".

Ещё я спросил у бабушки: «Бабушка, а вы хотели вернуть старое время?» 

Она, не раздумывая, ответила: «Никогда! Мы жили очень бедно и плохо питались. У меня на руках с голоду умерло трое детей, ходили мы в лаптях, на всех был один зипун, который мы носили по очереди.

Мои родители надевали сапоги только по большим праздникам. Бывало в церковь пойдут в сапогах, а обратно топают босиком. Им было жалко сапог. Сейчас, слава богу, люди с голода не пухнут и есть что носить».

После этого бабушка, перекрестясь на иконы, замолчала и вышла их хаты.

Когда я бывал в деревне, всегда расспрашивал бабушку о прошлой жизни, о дедушке и родне. Даты рожде­ния и смерти родичей, о ком она говорила, записывая себе в тетрадь.

У меня хорошая память, поэтому многое я старался запомнить, но с годами всего в голове не удержишь, а лучше кое-что доверить бумаге. Бумага - не голова, но всё стерпит и лучше сохранит память о прошлом.

 

Мне хотелось, когда-нибудь написать книгу и рас­сказать людям о том, что я познал от бабушки и от дедушки, но мечты долгое время оставались меч­тами. Мечтать хорошо, но из мечты суп не сваришь. Человек жить одной мечтой не может, только труд воплощает мечту в действительность.

Я не раз говорил бабушке:

«Как выросту, напишу большую книгу о своей и вашей прошлой жизни».

Бабушка в ответ всегда отвечала:

«Внучёк, ты сперва вырасти и выучись, а потом книгу будешь писать. Словами не передашь того, что чувствует человек душой. В чужую душу не проложишь тропинку, там непроглядная ночь. Не придумали люди ещё таких слов, которыми можно описать чувства и мысли человека».

0
649
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...