ТАРАСОВ Ю.А.: Артём на заре своей истории. Глава 9. Короли Артёмовских углей. Часть 1

ТАРАСОВ Ю.А.: Артём на заре своей истории. Глава 9. Короли Артёмовских углей. Часть 1

Артём - угольная столица Приморья. Так, совершенно справедливо, величали наш город с начала 30-х до конца 80-х годов минувшего века. Однако шахтёрская его слава зародилась намного раньше...

У её истоков, наряду с простыми рабочими и служащими стояли предприниматели — главные организаторы производства и торговли дореволюционной России, без участия которых не могла быть поднята на поверхность ни одна тонна угля. К сожалению, время и долго господствовавшая у нас идеология стёрли из памяти поколений имена и дела этих людей.

Сегодня у нас есть возможность попытаться вернуть их из забытия. Так кто же они — первые короли Артёмовских углей?

Старцевы

Для большинства приморцев, интересующихся историей родного края эта фамилия ассоциируется с конным, кирпичным и фарфоровым заводами на острове Путятин, основанными А.Д.Старцевым вблизи своего имения «Родное» в последнем десятилетии позапрошлого века (Имение «Родное» было основано А.Д.Старцевым в 1891 году. (Приморский край. Краткий энциклопедический справочник. Владивосток: Изд-во ДВУ., 1997. С.457)).

Казалось бы, какое отношение она имеет к Артёму? Оказывается, само прямое. Именно эта семья известных в Приморье промышленников и коммерсантов первой приступила к освоению Артемовского месторождения бурых углей в самом конце 19-го века на Краеугольно-Спассовском руднике. Правда, если быть более точными, то лавры первооткрывателя рудника следует отдать горному инженеру П.Н.Горлову, который, видимо не располагая достаточными для подъема дела капиталами, передал его специально созданному для этой цели Уссурийскому горнопромышленному товариществу на вере «Старцев А.Д. и К°», став при этом его рядовым вкладчиком (Уссурийское горнопромышленное товарищество на вере Старцев А Д и К" в составе полного товарища А Д.Старцева и вкладчика П.Н Горлова, с уставным капиталом 80 тысяч рублей, было организовано 12 октября 1899 года. (Приморский край… С.506)).

С этого момента и вплоть до 1912 года Краеугольно-Спассовский рудник считался крупнейшим частным угольным предприятием края (Полевой П.И. Горнопромышленность Уссурийского края //Русское Приморье. 1922. № 1 – 12. С.3). Да и в дальнейшем, до самого своего закрытия, он играл в экономической жизни края далеко не последнюю роль. Судьба владельца этого рудника, Алексея Дмитриевича Старцева, благодаря революционной репутации его отца, декабриста Николая Бестужева, известна на сегодняшний день достаточно хорошо.

Поэтому ограничусь здесь лишь кратким перечислением основных этапов его жизненного пути. Родился он в Селенгинске в 1838 году. Вырос в семье своего приёмного отца Д.Д.Старцева, местного купца, давшего ему свою фамилию (И.Бестужев, видимо, считал, что не имеет морального права признать его своим сыном, поскольку в этом случае тот сразу же был бы приписан к неполноправному сословию государственных крестьян (государственный преступник Н.Бестужев был лишен дворянского звания и прав состояния). Поэтому мальчика на воспитание взял близкий друг Бестужева местный купец Дмитрий Дмитриевич Старцев. (Старцев Д.А. Дело Старцевых // Записки ОИАК. 1999. Т.33. С.52)), домашнее образование и должность приказчика фирмы в 1861 году. Затем, он перешел на службу к купцу Лушникову, а через некоторое время завел собственное дело, занявшись чайной торговлей в Тяньцзине (Приморский край. Краткий энциклопедический справочник. Владивосток: Изд-во ДВУ., 1997. С.457).

Дальнейшая его биография очень похожа на жизнь уже знакомого читателю Михаила Шевелёва. И тот и другой пробрели своё состояние благодаря торговле с Китаем. Занимаясь одним и тем же бизнесом, они оба увлеклись культурой и историей этой страны, хорошо знали её обычаи, традиции и язык (Кроме китайского, А.Д.Старцев владел английским, французским, монгольским и бурятским языками. (Старцев Д.А. Дело Старцевых... С.53)).

Также как и Шевелев, А.Д.Старцев получил звание коммерции советника в 1886 году (Там же). Вместе они владели пароходом «Батрак». Оба окончательно перебрались во Владивосток только во второй половине 80-х годов. В 1891 году, почти одновременно, они получили в южном Приморье крупные участки земли (М.Г.Шевелев - на южном берегу бухты Кангоуза, 398 десятин удобной земли (Всего-415 десятин). А.Д.Старцев на острове Путятин - 945 десятин удобной земли (Всего - 1023 десятины). (Ведомость к составленной чинами Уссурийской переселенческой партии в 1909 г. карте заселения Приморской области. Владивосток, 1909. С.78)).

Подобно своему коллеге по бизнесу, Алексей Старцев в 1892 году приобрел пароход, который, под названием «Чайка» совершал грузопассажирские рейсы между островом Путятин и городом Владивосток (Приморский край. Краткий энциклопедический справочник. Владивосток: Изд-во ДВУ., 1997. С.457). В 1895 году Старцев стал действительным членом ОИАК, в числе которых, к тому времени, уже давно состоял Шевелев (Отчет Общества изучения Амурского края. Владивосток, 1895. С.2). И тот и другой постоянно жертвовали немалые средства на издание Обществом научных работ, финансировали строительство зданий музеев в Хабаровске и во Владивостоке. В своем Тяньцзинском доме (В Тяньцзине у А.Д.Старцева имелось 40 домов (улица). (Старцев Д.А. Дело Старцевых… С.52)) А.Д.Старцев, также как и Шевелев, собрал крупную библиотеку китайских, корейских и японских книг, а также богатейшую коллекцию предметов буддийского культа, которыми очень гордился (За эту коллекцию Лувр давал 3 миллиона франков, но Старцев ее не продал. (Старцев Д.А. Дело Старцевых… С.53)).

Именно известие о гибели этих бесценных вещей в огне Боксёрского восстания в Китае стало причиной его собственной смерти от разрыва сердца 30 июля 1900 года (Хохлов А. Коммерсант, дипломат, просветитель // Былое. 1997. № 10. С.14).

Своим наследникам Алексей Дмитриевич оставил очень большое состояние, исчислявшееся не только предприятиями на острове Путятин и вблизи станции Угольной, но и значительной недвижимостью во Владивостоке, а также вкладами в банках. Не секрет, что А.Д.Старцев и сам был одним из инициаторов создания и членом правления Русско-Китайского банка (Приморский край… С.457), отделение которого во Владивостоке открылось 7 января 1897 года. В числе наследников числились: вдова Елизавета Николаевна и дети Елизавета, Евдокия, Николай, Дмитрий и Александр Дальнейшая судьба первых четырех довольно туманна. Известно только, что его дочери и старший сын Николай, получив свою долю наследства, ещё до революции уехали за границу. Впрочем, немало белых пятен и в биографиях оставшихся в Приморье двух младших сыновей. После завершения необходимого курса обучения во Владивостоке они продолжили свое образование в Москве.

Александр закончил там коммерческое училище, а где учился Дмитрий, к сожалению не известно. Оба хорошо владели иностранными языками: Дмитрий знал английский и китайский, а Александр - китайский, немецкий и французский языки. Дальше в их жизнеописании зияет огромная черная дыра протяженностью около десяти лет.

На другом её конце Дмитрий, в августе 1910 года руководит кирпичным заводом наследников А.Д.Старцева (сохранился выписанный на его имя счет по доставке кирпичей и огнеупорной глины во Владивостокскую женскую гимназию от 14 августа 1910 года). Затем, в качестве офицера, он принимает участие в 1-й Мировой, а потом и в гражданской войне, сражаясь на стороне Деникина (Старцев Д.А. Дело Старцевых // Записки ОИАК. 1999. Т.33. С.5). Учитывая, что при сравнительно быстром чинопроизводстве военного времени, Дмитрий успел дослужиться у последнего всего лишь до звания поручика, то войну с германцами он должен был начать с чина прапорщика не ранее 1916 года. Александр к августу 1917 года уже исполнял обязанности товарища председателя комитета Приморской окружной торгово-промышленной палаты.

Где он был и чем занимался до этого времени то же является загадкой. В 1919 году А.Старцева мобилизуют простым солдатом в армию Колчака. Этого конечно не случилось бы, если бы он тогда возглавлял фирму своего отца.

После ликвидации Колчаковщины (Во Владивостоке Колчаковский режим пал 31 января 1920 года) А.А.Старцев работал специалистом по снабжению судов углем в конторе Владивостокского порта. Примерно в конце 1920 или в начале 1921 года в город, транзитом через Японию прибыл офицер разбитой Деникинской армии Дмитрий Старцев и, вместе с братом, возглавил Товарищество Наследников А.Д.Старцева (Старцев Д.А. Дело Старцевых ... С.54).

Кстати, как легко догадаться, именно указанное товарищество, а вовсе не Уссурийское горнопромышленное Акционерное Общество, стало правоприемницей товарищества, созданного в свое время А.Д.Старцевым. Последнее юридически перестало существовать с момента смерти единственного полного товарища - самого Алексея Дмитриевича ещё в 1900 году. Для вступления его наследников в управление этим и другими предприятиями Старцева и было создано новое товарищество с соответствующим названием. Братья возглавили фирму, очевидно, в 1921 году (Согласно списку рудников от 1 июля 1921 года, братья Старцевы являлись владельцами всех четырех сданных в аренду Арцта Угловских рудников. (ГАПК Ф.Р – 1506. Оп.1. Д.2. Л.31)), а кто же тогда руководил семейным делом до этого срока? Возможно, это была Нина Владимировна Старцева. Именно за ней числились по статистике 1914 года все четыре отвода выделенных семье 21 июля 1911 года в районе села Угловое.

Назывались они, соответственно, Николаевский, Дмитриевский, Александровский и Нининский (Горное дело в Приамурском крае // Материалы по изучению Приамурского края. Вып. 24. Хабаровск, 1916. С.110). Кем она была в семье, пока не ясно, но скорее всего — супругой Дмитрия. Известно, что он женился на женщине с двумя детьми (Старцев Д.А. Дело Старцевых… С.55). Очевидно, это был её второй брак. Александр был женат трижды. Его первой женой стала дочь известного исследователя Дальнего Востока Тамара Маак. Мужа она, однако, совсем не любила и вовсю гуляла со своим прежним любовником. После очередной измены Александр прогнал её обратно к отцу.

Во второй раз он женился в 1921 году на Нине Щербаковой. Но и этот брак оказался недолгим. Однажды она гуляла по Светланской, когда из кафе вышел ее старый поклонник - армянин. Выхватив револьвер, он выстрелил ей в затылок, а следующую пулю послал себе в висок. После двух таких печальных финалов своих браков Александр перестал гоняться за синей птицей, и с 1922 года уже жил семейной жизнью со своей молодой кухаркой Екатериной Степановной Шевченко (Е.С.Шевченко родилась на Полтавщине в крестьянской семье в 1901 году. В 1906 году она приехала в Приморье. В 1917 году она служила у Бринеров, а с 1918 года – у Старцевых. (Старцев Д.А. Дело Старцевых… С.55)), ставшей позднее его законной женой (Старцев Д.А. Дело Старцевых… С.55). Именно с ней он разделил последние, самые трудные годы своей жизни.

Но вернёмся в 1921 год. В промышленную империю Старцевых входили тогда помимо Краеугольно-Спассовского рудника также угольные копи в окрестностях села Углового, кирпичные заводы на острове Путятин и у станции Угольной, а также расположенный неподалеку от последней стекольный завод (Там же). Однако относительное благополучие фирмы продолжалось недолго.

В конце 1922 года до Владивостока добралась, наконец, Советская власть и 12 июня 1924 года все предприятия Старцевых были переданы в казну. Лишь часть своих прежних копей братьям удалось сохранить у себя в арендном пользовании, но и они, четыре года спустя, стали полной собственностью государства (ГАПК Ф.Р – 1506. Оп.1. Д.2. Л.31-40). Дмитрий, очевидно, ещё работал некоторое время сотрудником одного из них, пока в 1930 году не был арестован ОГПУ по обвинению в контрреволюционной деятельности на Советском предприятии. Суд приговорил его к трём годам лишения свободы с пребыванием в ИТЛ, по статье № 58-10. Видимо, сразу после этого, а может быть ещё в 1928 году его жена уехала от него с любовником Христофоровым и своими детьми в Ленинград (Старцев Д.А. Дело Старцевых… С.55).

Немало испытаний выпало и на долю семьи Александра. Сразу после национализации имущества фирмы в 1924 году, он отходит от управления ею и поступает заместителем бухгалтера в Закрытую Акционерную Компанию братьев Бринеров, где работал до 1 апреля 1928 года. Из фамильного дома Старцевых выселили сразу же после прихода красных и семья была вынуждена кочевать из одной дачи в другую в пригородах Владивостока (Дача Бутенко на Океанской, дача Бирича на Седанке и там же дача на ул.Семиградского. (Старцев Д.А. Дело Старцевых… С.55)), пока в 1928 году не осела в маленькой квартирке деревянного дома по улице Пушкинской 53а.

В следующем году Александр был арестован, но уже через месяц выпущен на свободу: маховик репрессий ещё не успел набрать достаточных оборотов. Однако уже в 1930 году жертвами ГПУ стали многие сослуживцы Старцева по фирме Бринеров.

Советский рай все более грозил обернуться мышеловкой для последних представителей частного бизнеса России и Бринеры решаются на побег (Семья Бринеров бежала в 1931 году на собственной прогулочной яхте. В море ее поджидал под парами английский пароход. .(Старцев Д.А. Дело Старцевых… С.55)). Звали они с собой и Александра, но он, по неизвестным причинам отказался, лишив себя последнего шанса сохранить свою жизнь. Но сначала он был лишён избирательных прав (Старцев Д.А. Дело Старцевых… С.56).

А в 1933 году, во время паспортизации, ему дали ясно понять о нежелательности его присутствия в городе Владивосток. Не спасал уже ни дед - декабрист, ни крестьянское происхождение жены. Пришлось переехать сначала в Барнаул, а в 1934 году - в Каширу, где еще раньше обосновался после отбытия срока заключения, его брат Дмитрий (После освобождения Дмитрий уехал в Москву. Во время паспортизации был обнаружен и выслан из столицы за 101 километр после чего поселился в Кашире и организовал там артель «Новая жизнь». Александр устроился на работу в артель «Транспортник». (Старцев Д.А. Дело Старцевых… С.55)) Там и закончили они свой жизненный путь. 20 августа 1937 года оба были арестованы «за антисоветскую пропаганду» и расстреляны в порядке очередности, по-старшинству: сначала, 13 октября - Дмитрий, а на следующий день - Александр.

Эпитафией на несуществующих могилах обоих могли бы послужить показания сексотов (секретных сотрудников ГПУ), на основании которых был вынесен смертный приговор. По их словам, Александр утверждал: «Если я раньше был капиталистом, то рабочие жили у меня лучше, чем сейчас, при Советской власти.» (Старцев Д.А. Дело Старцевых… С.64).

Л.Л.Арцт

В 1911 году Старцевские отводы в селении Угловом взял в аренду Люциан Леопольдович Арцт и начал строительство там первых шахт. Этот предприниматель оставил о себе, пожалуй, самую добрую память среди угловчан. До сих пор стоят в центре поселка возведённая им в 1913 году школа и законченная постройкой церковь из красного кирпича. Только на копях Арцта в селе Угловом администрация рудника платила деньги за обучение в сельской школе детей рабочих. Все русские рабочие здесь проживали в наёмных крестьянских или в собственных домах, получая от предприятия квартирные деньги, керосин, уголь и воду, а также нужное количество кроватей, столов и табуреток. К их услугам была стационарная больница на шесть кроватей и приёмный покой, где постоянно дежурил фельдшер (ГАПК Ф.Р – 1506. Оп.1. Д.2. С.139-145).

Вряд ли на каком-либо ещё частном угольном руднике Приморья русским рабочим были обеспечены такие условия.О самом владельце этих копей известно, к сожалению, очень немногое. Нет никаких сведений о месте и дате его рождения, а также каких-либо биографических данных касающихся периода его жизни до отъезда на Дальний Восток. Неизвестно когда именно он появился в Приморье. Самая ранняя из относящихся непосредственно к нему дат - 1895 год. В это время Арцт уже владел здесь железорудным Мариинским рудником и являлся председателем Правления римско-католической общины Владивостока (Приморский край… С.26).

Считается, что по национальности он был поляк, хотя его фамилия и отчество убедительно свидетельствуют о наличии в его венах немалого процента немецкой крови. Трудно сказать, находился ли он в первые годы на государственной службе или сразу же занялся бизнесом. Достоверно известно лишь, что 24 июня 1899 года он утвердил за собой Маргаритовский рудник, а через два года еще пять (Маргаритовский, Владимирский, Константиновский, Николаевский, Надеждинский и Скалистый. (Горное дело в Приамурском крае // Материалы по изучению Приамурского края. Вып.24. Хабаровск, 1916. С.121)), став, таким образом, одним из крупнейших железорудных магнатов русского Дальнего Востока (Горное дело… С.121).

Впрочем, доходы его целиком зависели от темпов развития Приморской металлургии. Сначала они были довольно высокими, но уже в середине первого десятилетия 20-го века железорудное дело края вступило в полосу серьезного кризиса. Причина была объективна и вполне предсказуема. Завершение строительства Транссиба и КВЖД (Строительство КВЖД было завершено 1 октября 1901 года, а в эксплуатацию дорога окончательно сдана 1 июня 1903 года. (Дальневосточная магистраль России. Хабаровск, 1997. С.42)) открыло относительно легкий доступ дешевой стали из западных областей Российской империи на Дальневосточный рынок. Нужно было искать новую сферу приложения капиталов и она была вскоре найдена.

В 1907 году Л.Л.Арцт становится директором-распорядителем «Уссурийского горнопромышленного Акционерного Общества» занимавшегося добычей в Приморье угля и поставкой его Уссурийской железной дороге и на КВЖД (Горное дело… С.506). Уже находясь в этой новой должности, он лично обнаружил и описал в районе села Многоудобное крупное месторождение бурого угля, названное им Лиапинским (Горное дело… С.26), которое сразу же закрепил за собой (Лиапинские рудники были утверждены за Арцтом 25 февраля 1911 года. (Горное дело… С.110)). В том же году в его руки переходят и четыре Надеждинских рудника, располагавшихся в верхнем течении реки Батальянзы.

Одновременно Арцт берет в аренду у Н.В.Старцевой два из четырёх отводов, предоставленных ей горным ведомством края (Николаевский и Нининский), а чуть позже - и оба остальных (ГАПК Ф.Р – 1506. Оп.1. Д.2. Л.31,32,34). До 1918 года дела его шли, в общем-то, хорошо. В качестве одного из самых крупных промышленников Приморья Л.Арцт становится вскоре членом Владивостокского биржевого комитета и купеческого общества взаимного кредита (Горное дело… С.26). Следуя давно установившимся традициям русского бизнеса, он почти ежегодно отчислял Обществу Изучения Амурского Края денежные суммы или вагоны с углем. Неудивительно, поэтому, что уже в 1908 году он становится действительным, а спустя ещё шесть лет - пожизненным членом ОИАК, а потом и членом его ревизионной комиссии (Отчеты ОИАК… 1904. 1908).

Где он жил во Владивостоке точно не известно, но корреспонденцию иногда ему приносили ему в дом Свидерского по Косому переулку (теперь это улица Мордовцева) (Адрес–календарь и торгово-промышленный указатель Дальнего Востока). Революция и последовавшая за ней гражданская война разрушили горнопромышленную империю Арцта. Большинство его рудников оказались в районах активных действий партизан. Жизнь на них полностью замерла в 1918-1919 годах. Когда в Приморье установилась Советская власть, Арцт попытался в условиях НЭПа возобновить работу своих рудников. Однако в полном объеме сделать ему это не удалось. Продолжали работать лишь Угловские копи, да и то недолго (ГАПК Ф.Р – 1506. Оп.1. Д.2. Л.36).

Весной 1923 года Л.Л.Арцт принимает решение вернуться в Польшу, ставшую уже к тому времени независимым государством (Польская республика была провозглашена 6 ноября 1918 года). В марте его и ряд других видных деятелей польской диаспоры избирают на несанкционированном митинге членом комиссии по репатриации поляков на родину. И хотя комиссия вскоре самораспустилась, под давлением властей, все её члены, по обвинению в организации нелегального общества, оказались в застенках ГПУ. Через какое-то время их правда выпустили, за отсутствием доказательств, а дело против них было прекращено. Тем не менее, данный инцидент все же вызвал нежелательную огласку, и власти вынуждены были позволить многим полякам покинуть СССР (Горное дело… С.184). В числе этих счастливчиков оказался, видимо, и Л.Л.Арцт.

Когда же именно это могло произойти? Догадаться не так уж сложно. Все рудники Арцта были национализированы 18 сентября 1923 года, очевидно, сразу вслед за его арестом. Ровно пять месяцев спустя часть их была ему возвращена, а 22 мая 1924 года опять перешла в казну (ГАПК Ф.Р – 1506. Оп.1. Д.2. Л.28-37).

Можно, пожалуй, не сомневаться, что после этой последней даты Люциана Леопольдовича Арцта уже не было на Приморской земле.

Источник

+3
298
Алена Драгунова
Печальный конец у предпринимателей. Вернее сказать трагичный. Заявления Л.Л.Арцта встречаются в Делах по строительству Романовского гарнизона. Он поставлял обсадные трубы для строительства буровых колодцев.

Михаил Пашкеев с семьей должен был уплыть на одном из последних пароходов в Америку, но не смог покинуть Родину, видимо тяжело было расстаться с имуществом. Или не смог поверить в то, что в стране произойдет такое. Велел сойти всей семье на берег. Позже его сын Гавриил попал под репрессии.

Сам М.Я.Пашкеев до начала 30-х торговал лесом (остались архивные документы), потом работал прорабом на стройке. Затем ушел в тайгу и там исчез. Я же думаю, что он потихоньку ушел за границу.Просто не мог это сделать грубо, чтобы не сказалось на родственниках.

Юрий Тарасов
Да, но не у всех. Многим удалось бежать из Приморья либо с белыми, либо после отмены НЭПа и обосноваться подальше от советских границ. Думаю, большинство из них сумели обосноваться на новом месте. Кто знает, может быть и Арцту удалось уцелеть и продолжить свой бизнес на исторической родине. Хотя там тоже он вряд ли бы укоренился. В 1945 году ему пришлось бы бежать от наступающих советских войск в Германию (западную). Наверное там и стоит искать (при желании) его следы.

Алена Драгунова
Многие из наших предков уехали в Америку и в Австралию. Две сестры моей прабабушки Колягиной Акулины, Кравченко и т.д. К сожалению, связь с ними потеряна, но недавно получили весточку о том, что сохранился дневник родственника белогвардейца. Обещали прислать копию.

Источник
Юрий Тарасов
17:43
Нет заголовка раздела об Л.Л.Арцте (спрятался в последней строчке предыдущего раздела главы).
19:00
предыдущий был на старом сайте?
Исправил. Спасибо )

Для удобства ознакомления читателями данного труда разделил главу на две части по выкладке.
Загрузка...
Похожие статьи
Подрядчик Скидельский. Строитель и меценат. Гибель династии
Манзы. Начало колонизации. Самоуправление по-китайски. Переселение корейцев. Условия аренды. Корейские деревни Артема
Переселение корейцев. Условия аренды. Корейские деревни ...
От сенокоса к хлебопашеству. Состав переселенцев. Льготы и ссуды. Строительство жилья