ТАРАСОВ Ю.А.: Артём на заре своей истории. Глава 9. Короли Артёмовских углей. Часть 2

ТАРАСОВ Ю.А.: Артём на заре своей истории. Глава 9. Короли Артёмовских углей. Часть 2

Династия Скидельских

Самый известный из дореволюционных Артемовских предпринимателей Хаим Лейба Шимон Скидельский (таково его полное настоящее имя) родился, предположительно, в 1845 году. Место рождения не установлено. В 1871 году он числился мещанином г.Слоним Гродненской губернии, а уже осенью этого года жил в г.Волковыске, где завел семью. Трудно сказать, чем он тогда занимался, но судя по всему дела его шли неплохо.

В 1885 году Скидельский переезжает в Екатеринослав и, несколько лет спустя, становится купцом 1-й гильдии этого губернского города (Троицкая Н.А. История края в лицах: Лейба Скидельский//Краевой вестник. III вып. Владивосток, 1994. С.43). Вероятно, на этом бы и завершилась его полукочевая жизнь если - бы вскоре не произошло событие, круто изменившее всю дальнейшую судьбу этой семьи (Семья Скидельских: жена - Гильда Гродзенская, дети - Яков (1874 г.), Моисей (1877 г.), Соломон (1881 г.) и Симон (1885 г.). (Троицкая Н.А. История края в лицах: Лейба Скидельский //Краевой вестник. III вып. Владивосток, 1994. С.43)).

В феврале 1891 года Комитет Министров принимает решение о сооружении Сибирской железной дороги сразу из двух точек: от Челябинска и Владивостока навстречу друг другу. В списке дорог первой очереди значилась линия Уссурийской дороги (Дальневосточная магистраль России. Хабаровск, 1997. С.13), которую на втором этапе предполагалось довести в районе Хабаровска до реки Амур.

Вскоре в Приморье хлынул внушительный поток государственных инвестиций, предназначенных для обеспечения строительных работ (Уссурийская железная дорога обошлась казне в 42293439 руб. и 38 коп. (Дальневосточная магистраль... С.33)). Разумеется, предприимчивый екатеринославский еврей, по-видимому уже имеющий опыт производства данного вида работ, не мог усидеть на месте в такой момент. Получив разрешение на временный выезд за черту еврейской оседлости (Черта еврейской оседлости — условная граница, примерно совпадающая с сегодняшней западной границей России, к востоку от которой евреям разрешалось проживать только по особому разрешению властей) в Уссурийский край, он в 1893 году появляется в районе строительных работ (Троицкая Н.А. История края в лицах … С.43).На южном отрезке пути все участки были давно заняты, и Скидельский становится подрядчиком на строительстве Северо-Уссурийской железной дороги (Там же).

Особой конкуренции, при этом, ему испытать не пришлось. На строительстве ощущалась острая нехватка достаточно подготовленных толковых подрядчиков и Управление дороги даже вынуждено было сдавать работы отставным офицерам и чиновникам, ничего не смыслившим в строительстве железных дорог (Дальневосточная магистраль… С.18). На таком фоне Лейба Скидельский выглядел конечно профессионалом и вскоре ему довелось делом доказать высокий уровень своих притязаний. Возведение северного участка началось в 1894 году (Дальневосточная магистраль… С.19).

Для обеспечения выделенного ему фронта работ необходимыми пиломатериалами, он с самого начала приступает к постройке лесопильных заводов на выходах трассы железной дороги к судоходным рекам Иман и Бикин. Готовый материал вывозился на собственном пароходе к местам проведения работ. Последнее было очень важно, поскольку все крупногабаритные грузы, а также цемент, металлоизделия, стекло, краска и т.д. завозились сюда тоже по воде от пристани на реке Иман (На станции Иман-пристань грузы перегружались на речные суда и доставлялись к с.Виноградовка на р.Уссури, откуда, по специально построенной железнодорожной ветке, следовали до станции Иловайской, а уже оттуда, в северном или южном направлении, подвозились к месту проведения работ. (Дальневосточная магистраль… С.21)), куда они попадали по уже построенному южному отрезку пути из порта Владивосток.

Все остальные подрядчики вынуждены были пользоваться казенными пароходами, шаландами китайцев или судами частных компаний (Дальневосточная магистраль… С.21), что всегда требовало затрат значительно большего количества времени и средств. В итоге, под руководством Скидельского оказалось выполнено 30 % всех земляных работ, построено 33 версты железнодорожного полотна и возведено до 50% искусственных сооружений северного участка Уссурийской железной дороги (Троицкая Н.А. История края в лицах … С.43).

Все работы, при этом, были проведены с надлежащим качеством и с незначительным отставанием в сроках. Отставание было связано с эпидемией сибирской язвы на лошадях, посетившей район строительства в 1895 году (РГИА ДВ Ф.1. Оп.4. Д.2495. Л.1,3), а также с частыми дождями и наводнениями 1895 и 1896 годов (Дожди отнимали от каждого сезона на Северо-Уссурийской железной дороге 62 - 78 дней. Большие наводнения, происходившие в августе-сентябре 1895 и 1896 годов, размывали даже некоторые уже построенные участки железнодорожной насыпи. В1895 году, установленный в связи с сибирской язвой карантин сделал невозможным сообщение между отдельными участками работ. (Дальневосточная магистраль… С.28)). Как подрядчик, Л.Ш.Скидельский показал себя в годы строительства дороги с самой лучшей стороны и это не осталось не замеченным властями края. 29 ноября 1896 года он был причислен в качестве купца 1-й гильдии к городу Владивосток (Троицкая Н.А. История края в лицах … С.43) и в самом начале следующего , 1897 года окончательно поселился здесь.

Впрочем, выехать за пределы округа купец Скидельский права по-прежнему не имел (Для перемещения за пределы уезда, к которому был приписан еврей, он должен был получить разрешение губернатора (на срок до 2-х месяцев), или генерал–губернатора (на срок более 2-х месяцев).(Сагитова И. Еврейская диаспора Приморского края (2-я пол. XIX – нач. XX вв.) // Прикоснувшись к истории. Владивосток, 2000. С.26)).

Только 16 лет спустя, высочайшим Повелением от 30 ноября 1912 года, ему и его сыновьям было предоставлено право свободного передвижения в границах Приамурского края (Прикоснувшись к истории. Владивосток, 2000. С.30). Но, возможно, и в те времена деньги и известность и без специальных разрешений открывали любые двери. С момента поселения во Владивостоке имя Леонтия Семеновича Скидельского (так он стал именоваться тогда в местных справочниках и сообщениях прессы) замелькало в числе наиболее богатых и уважаемых промышленников края (К 1899 году во Владивостоке имелось только три купца 1-й гильдии занимавшихся подрядами, это: О.Линдгольм , М.Суворов и Л.Скидельский.(Троицкая Н.А. История края в лицах... С.44)).

Основанная им строительная фирма возводила мосты и станционные здания, портовые сооружения, корпуса железнодорожных мастерских, многоквартирные доходные дома и особняки во Владивостоке, собственные склады, предприятия и многое другое. Некоторые из построенных Скидельским в начале века зданий до сих пор в немалой степени определяют лицо столицы Приморского края. Одно из них, здание Управления Уссурийской железной дороги, встречает гостей города на привокзальной площади Владивостока. Не забывал, впрочем, Леонтий Скидельский и о собственной недвижимости.

К 1910 году он, вместе с женой, владел земельными участками в центре города (В 1914 году ему уже принадлежали во Владивостоке дома: Федоровская 3, 1-я Морская 2,4, Корейская 65, Суйфунская 23, Пологая 45 и 59, Китайская 26, Комарова 58, Алеутская 11, Посьетская 40, Морская 29, Фонтанная 7,43. (Адрес–календарь и торгово-промышленный указатель Дальнего Востока. Спутник по Сибирскому, Амурскому, Маньчжурскому и Уссурийскому краю, X выпуск. Владивосток, 1914. С.84)) на общую сумму 676 тысяч рублей (Щуковская Ю. Еврейское общество Владивостока // Прикоснувшись к истории… С.72). В одном из своих домов, по улице Морская 1, проживал он сам со всей своей семьей (Прошение купца Л.Ш.Скидельского от 7 октября 1909 года // Прикоснувшись к истории… С.55). Позже они переселились в другой его особняк на более тихой Фонтанной улице, дом №43 (Троицкая Н.А. История края в лицах … С.45).В первые годы фирма Скидельского почти не выходила за рамки чисто строительной подрядной деятельности в городах и на железных дорогах Южно-Уссурийского края.

Однако в конце 1890-х - начале 1900-х годов строительный бум здесь начал затухать в связи с переносом центра деловой активности местной буржуазии на берега Желтого моря, в незамерзающие порты Дальний и Порт-Артур (Это произошло после передачи Китаем России в марте 1898 года южной части Ляодунского п-ва в аренду сроком на 25 лет и проведения к нему линии Южно-Манчьжурской железной дороги). Скидельский в этот период обращает свое внимание на быстро развивающийся в экономическом отношении район, прилегающий к КВЖД.

Там вскоре появляются три его лесопильных завода (Горное дело… С.439), обслуживающих, в первую очередь, потребности самой дороги в шпалах и других лесоматериалах, а также нужды русской армии, находившейся в Китае со времен боксерского восстания 1899-1901 годов. Железной дороге нужен был не только лес, но и уголь. По ещё не до конца подтвержденным пока данным, уже тогда Скидельский принял участие в разработке Чжалайнорских копей, располагавшихся на границе Северо-Восточного Китая и Забайкалья (Чжалайнор – станция КВЖД, от которой отходила ветка на копи «Броиково» и «Находка». (Хисамутдинов А.А. Российская эмиграция в Китае. Опыт энциклопедического словаря. Владивосток: изд. ДУ., 2002. С.320)).

Начавшаяся вскоре русско-японская война стала настоящей золотой жилой для него и других капиталистов Дальнего Востока России. Заказы военного ведомства возросли многократно, а развернувшаяся вслед за тем революция вытолкнула на окраины страны немало хороших рабочих-горняков, спасавшихся от карателей и охранки после разгрома Советов в Сибири и Забайкалье. Многие из них осели тогда на рудниках Маньчжурии и Приморья, приняв впоследствии немалое участие в строительстве и эксплуатации шахт Артема (Рукопись З.М.Овчинниковой // Архив артемовского отделения ВООПИК).Строительная империя Скидельского продолжала расширяться и после русско-японской войны.

К 1907 году организованная им компания захватила все лесные поставки военному ведомству и на КВЖД (Троицкая Н.А. История края в лицах … С.44). Одновременно, другое Товарищество с участием Скидельского (Товарищество «Портландцемент» в составе забайкальского и амурского предпринимателя Х.П. Тетюкова, его зятя инженера-механника Ратомского, Л.С.Скидельского и «Южно-Русского Общества» было основано 7 сентября 1907 года. (Приморский край... С.366)) начинает строительство суперсовременного по тем временам цементного завода (Разрешение на строительство завода было выдано Ратомскому 13 июня 1907 года.

Завод спроектирован фирмой Круппа и построен на базе немецкого оборудования. 1-я технологическая линия была введена в 1908 г., а вторая - в 1911 г. (Приморский край… С.451)) на станции Евгеньевка Уссурийской железной дороги, ставшего на долгие годы единственным предприятием этого рода в Приморье. В течении следующих трёх лет в строй вступили паровая мельница и маслозавод в Никольск-Уссурийске и крупный фанерный завод на станции Океанской (Завод строился с 1909 по 1910 год. Производительность - 30 тысяч футов фанеры в сутки. В 1913 году завод оценивался в 67,3 тыс.руб. В 1914 году, после установки горячих прессов, производительность его увеличилась вдвое. (Приморский край… С.514)).

Даже 14 лет спустя, последний оставался самым мощным и по-современному оборудованным предприятием такого типа на всем Тихоокеанском побережье Азиатского материка (РГИА ДВ Ф.Р – 2422. Оп.1. Д.661). Тоже самое можно сказать, впрочем, и обо всех остальных промышленных заведениях Леонтия Скидельского. Для своего времени они были лучшими по техническому оснащению на Дальнем Востоке России, не говоря о Корее, Манчьжурии или остальном Китае. Во многом благодаря именно этому обстоятельству ему всегда удавалось поддерживать низкий уровень цен на свою продукцию при достаточном ее качестве.

Неудивительно, что очень скоро знак его фирмы становится известным и уважаемым на рынках Восточной Азии и даже Австралии, а ее отделения и конторы появляются в русско-китайском Харбине, японском Кобэ и даже в Лондоне, куда первая партия фанеры была отправлена еще в 1911 году (50 вагонов ясеневой фанеры и различные лесоматериалы. (Хисамутдинов А.А. Евреи во Владивостоке // Утро России. 1993. 23 июня)). За год до этого Скидельский вступает в компанию по разведке нефти на о-ве Сахалин (Троицкая Н.А. История края в лицах … С.44), а в 1912 году начинает проникновение в угледобывающую отрасль промышленности Приморья, взяв в аренду только что утвержденные Липовецкие рудники (Липовецкие рудники были утверждены 21 марта (по другому источнику - декабря) 1912 года. (ГАПК Ф. Р – 1506. Оп.1. Д.2. Л.25)).

Основание им в 1913 году Зыбунных копей, стало последним большим приобретением промышленной империи Л.Ш.Скидельского в Южно-Уссурийском крае, после чего продолжалась лишь качественная подгонка отдельных её частей. К этому моменту размер капиталов Скидельского достиг астрономической, по тому времени, суммы в 8,6 миллионов рублей (Только в числе его собственных предприятий было 6 лесопильных заводов общей стоимостью в 200 тысяч рублей, 3 Зыбунных рудника, 2 паровые мельницы, маслозавод, фанерный завод, деревообрабатывающие мастерские, лесные концессии общей площадью 0,5 миллиона десятин. (История Дальнего Востока в период феодализма и капитализма (XVII в.– февраль 1917г.). М.: Наука, 1991. С.318)). 20% этой суммы составляла недвижимость во Владивостоке, Никольск-Уссурийске и в Харбине (Троицкая Н.А. История края в лицах … С.44).

Не стоит, однако, думать, что только наживой руководствовались Скидельские в своей деятельности на Приморской земле. В те времена российские бизнесмены умели не только брать, но и давать. Следуя старой русской купеческой традиции Леонтий Семенович и его сыновья стали крупными меценатами и благотворителями во Владивостоке, а позже и в Харбине.

Уже через три года после поселения в столице Приморья Л.Скидельский жертвует 500 рублей на улучшение быта больных проказой в Николаевском лепрозории. В 1901 году, на углу Китайской (Океанский проспект) и Последней (Уткинская) улиц он закладывает заранее подаренное им городу здание детской больницы, закончив ее строительство и полное оснащение осенью того же года (Мизь Н. Благотворительная деятельность еврейских предпринимателей в Южно-Уссурийском крае // Прикоснувшись к истории … С.47).

Здание это стоит на своем месте и сегодня, вот уже более 100 лет являясь настоящим памятником знаменитому промышленнику и меценату. Однако, заботой о «сирых и убогих» не исчерпывалась благотворительная деятельность Л.Ш.Скидельского.

Его быстро расширявшаяся промышленная империя требовала все большего количества грамотных специалистов и он начинает сознательно вкладывать деньги в образование на местах, рассчитывая опереться в будущем на его результаты. Первым его шагом в этом направлении стало жертвование 1000 рублей ежегодно на нужды коммерческого училища Владивостока, начиная с 1909 года (Там же). Очевидно, ту же цель преследовала передача в дар казакам школы в Бикине (Там же. С.58), вблизи которого располагалась тогда половина его лесоперерабатывающих заводов в Приморье.

Не забывали Скидельские и о науке, с 1908 года помогая ОИАК и его музею не только деньгами, но и продукцией своих предприятий (Отчеты ОИАК за 1884 – 1914 гг.).

Спонсорская и благотворительная деятельность семьи Скидельских не оставила, конечно же, равнодушными администрацию и общественность города и края. 14 августа 1908 года Л.Ш.Скидельскому был торжественно вручен орден Святой Анны 3-й степени за пожертвования в пользу раненых воинов русско-японской войны. Через два года он награждается званием Потомственного гражданина (Троицкая Н.А. История края в лицах… С.45), что само по себе очень необычно для человека его происхождения в царской России.

Само собой разумеется, именно он с самого начала являлся главой еврейской общины Владивостока. В 1912 году общественным раввином был избран его сын Соломон (Сагитова И. Еврейская диаспора Приморского края (2-я пол. XIX – нач. XX вв.) // Прикоснувшись к истории… С.35). Как главе местных евреев, Скидельскому очень важно было поддерживать добрососедские отношения с другими религиозными конфессиями Владивостока, и особенно, с самой многочисленной православной общиной. В том же 1912 году, его фирма жертвует большую партию фанеры на обивку внутренних стен школы-церкви на Первой Речке и Петропавловской церкви, строительные комитеты которых публично поблагодарили Скидельского за этот дар (Мизь Н. Благотворительная деятельность… С.46).

Довольно значительную роль играла эта семья и в коммерческой жизни Владивостока. Сам Л.Ш.Скидельский был членом купеческого банка (Щуковская Ю. Еврейское общество… С.74). Его сын Яков в 1916 году был избран уполномоченным по первому разряду Владивостокского общества взаимного кредита, членами которого были также его братья Семен и Соломон. Соломон, ставший после смерти отца главой фирмы «Наследники Л.Ш.Скидельского» и являясь, одновременно, одним из старейшин коммерческого собрания, вошел в 1920 году в состав только что учрежденной фондовой биржи от представителей торгово-промышленного класса Владивостока (Там же).

Все изменилось в 1923 году. 8 мая, Постановлением Дальревкома, имущество фирмы было конфисковано (РГИА ДВ Ф.Р - 2422. Оп.1. Д.702) и семья вынуждена была перебраться в Манчьжурию, где оставалась ещё значительная часть её капиталов.

Ещё в 1922 году, предчувствуя скорое падение белого режима, Соломон позаботился отправить одного из своих самых опытных горных инженеров А.И.Бусиенко на разведку каменноугольных месторождений в Манчьжурии вдоль среднего течения реки Мулин. Разведка прошла успешно и, с начала 1925 года, Мулинские копи дали свой первый уголь. К середине 30-х годов здесь действовало уже не менее 4-х шахт (Романова В.В. Еврейское харбинское общество в годы оккупации Манчжурии (1931 – 1945 гг.) //Годы, люди, судьбы. История российской эмиграции в Китае. Материалы конференции. Москва, 19 – 21 мая 1998 г. М., 1998).

В дальнейшем, под покровительством местных властей, Скидельским почти удалось восстановить своё прежнее положение лесных и угольных королей.

Но пришел 1945 год. После разгрома Квантунской армии и войск Манчьжоу - Го, в Харбин вошли советские части. Новый комендант пригласил всех видных деятелей города к себе на прием, в результате которого они оказались в подвалах НКВД (Бусиенко - Игнатьева С.Н. Освоение угольного месторождения в Маньчжурии // Годы, люди, судьбы. История российской эмиграции в Китае. Материалы конференции. Москва, 19-21 мая 1998 г. М., 1998). Судьба членов семьи Скидельских, с тех пор, неизвестна.

Источник

0
382
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Похожие статьи
Компаньон Шевелева. Братья Старцевы. Его помнят угловчане
Манзы. Начало колонизации. Самоуправление по-китайски. Переселение корейцев. Условия аренды. Корейские деревни Артема
Переселение корейцев. Условия аренды. Корейские деревни ...
От сенокоса к хлебопашеству. Состав переселенцев. Льготы и ссуды. Строительство жилья