ТАРАСОВ Ю.А.: Партизанское движение в Хабаровском уезде - 2

ТАРАСОВ Ю.А.: Партизанское движение в Хабаровском уезде - 2

Из книги "Партизанское и подпольное движение на территории Хабаровского края в период колчаковщины: проблемные вопросы, факты, решения. Благовещенск: Изда-во БГПУ, 2013

Оглавление

Введение

Историография

Глава 1. Партизанское и подпольное движение в бывшем Хабаровском уезде

Глава 2. Вопросы партизанского движения на Нижнем Амуре

Глава 3. Партизанское движение в районе реки Тунгуски

Заключение
...

Глава 1. Часть 4.Вопросы деятельности партизан Хабаровского района в августе-октябре 1919 года

После июльской карательной экспедиции штаб атамана Калмыкова посчитал партизанское движение на юге Хабаровского уезда полностью разгромленным.  Хабаровские газеты того времени сообщают, что уже к 28 июля белогвардейские «оперирующие части этого (то есть Хабаровского — Ю.Т.) района перенесли свои действия на левый берег Амура» (Наш край. 1919. 15 августа. С.1).  Та же газета пять дней спустя извещала своих читателей, что в четырёх районах уезда (Заамурском, Полетнинском, Хорском и Дормидонтовском) ещё «имеются бродячие красноармейцы» (Наш край. 1919. 20 августа. С.4).  Однако сколь-либо серьёзной опасности с их стороны калмыковская власть в тот момент не ощущала.

Правда новое усиление деятельности «красных» на территории уезда газеты отмечают уже с начала августа, но тут же указывают, что в течение всего этого месяца ими было убито 2 должностных лица, 2 чина милиции и 2 частных лиц (Наш край. 1919. 3 октября. С.4).  Такие «показатели» ясно показывают определённое затишье в партизанском движении этого периода.  Лишь 28 августа впервые появляется газетное сообщение о том, что «большевики, изгнанные из районов рек Кии и Хора, перенесли свою грабительскую деятельность в пределы низового Амура».  Этим, в частности, газета объясняла срыв, из-за неявки большинства гласных, Нижнетамбовского волостного земского собрания (Наш край. 1919. 28 августа. С.4).

В данном случае, речь шла, видимо, о начале активной деятельности «Морского» отряда Мизина на Нижнем Амуре.  Правда, в существующей исторической литературе принято считать, что отряд Мизина возник и начал действовать ещё весной 1919 года, однако ни одной  конкретной операции его, совершённой раньше августа никому из историков или авторов воспоминаний назвать пока не удалось.  Между тем, по свидетельству одного из бывших партизан этого отряда Г.Е.Белоцеева, образован он был в августе 1919 года в с. Синда, и насчитывал первоначально 22 человека, в основном «бывших краснофлотцев, скрывавшихся от японцев и колчаковцев» (Воспоминания Белоцеева Г.Е./ Дневник воспоминаний «Партизанское движение на Амуре». / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.150-об.).

До этого момента группа «бывших краснофлотцев» Мизина, по-видимому, действительно просто скрывалась вблизи села Синда от преследования властей.  Прибыла она сюда, по свидетельству партизана из Синды Стрельцова-Курбатова, весной, с открытием навигации (Стрельцов-Курбатов. Партизанское движение в низовьях Амура. 1930 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.44).  Однако, если принять во внимание участие Мизина и его группы в Хорских событиях, выйти на Амур они могли не раньше середины июня.

По свидетельству Стрельцова-Курбатова, после его присоединения к отряду партизаны повели пропаганду в амурских деревнях, в результате которой, со временем, в него вступила почти вся подлежащая мобилизации в армию Колчака молодёжь сёл Синда и Славянка, а также часть призывников из селений Троицкое и Малмыж (Стрельцов-Курбатов. Партизанское движение в низовьях Амура. 1930 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.44).  Неравномерное участие в партизанском движении данных селений вполне понятно: первые два из них – переселенческие, а оба других были населены исключительно старожилами.

Первая диверсионная акция на Нижнем Амуре была замечена белой прессой только в конце августа, когда одна из газет, в оперативной сводке за 24 августа, сообщила о том, что «шайками красных ограблена почтово-телеграфная контора ... в с. Петропавловском» (Наш край. 1919. 29 августа. С.1).  Таким образом, это событие случилось вскоре после Алексеевской конференции, принявшей постановление, согласно которому, как пишет Стрельцов-Курбатов, «партизанские отряды должны были … рвать телеграфное сообщение, забирать пароходы и вообще разрушать аппарат власти Колчака в тылу» (Стрельцов-Курбатов. Партизанское движение в низовьях Амура. 1930 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.44-об).

И всё же самой первой операцией отряда Мизина и Жуков и Стрельцов-Курбатов называют захват в плен полковника Гроссевича, рыбачившего на озере Катар (И.Ф.Жуков. По Амурским сёлам. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.178; Стрельцов-Курбатов. Партизанское движение в низовьях Амура. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.44) (в 25 километрах к северу от Хабаровска).  Уже сам факт выезда на рыбалку в этот район лица с таким довольно высоким званием говорит о том, что никакими сведениями об имеющихся здесь партизанах белые власти до того момента не располагали.  Следовательно, произойти это могло не позже начала последней декады августа.

Правда, И.Жуков писал, что Гроссевич был контрразведчиком, и выехал на рыбалку в целях разведки, однако такое утверждение выглядит слишком смешным чтобы принимать его всерьёз: что же можно было разведать, ловя рыбу на довольно отдалённом глухом озере, редко посещаемом не только партизанами, но и самими местными жителями?  Стрельцов-Курбатов ничего не говорит о контрразведывательной деятельности Гроссевича, а лишь отмечает, что вместе с ним был захвачен катер «Искра» и 12 солдат, 10 из которых были отпущены, а двое вступили в отряд Мизина (Стрельцов-Курбатов. Партизанское движение в низовьях Амура. 1930 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.44).  Ясность в эту странную историю вносит В.Е.Мельников, сообщая, что Гроссевич являлся тогда воспитателем кадетского корпуса и действительно выезжал со своими кадетами на озеро ловить рыбу (Рассказ т.Мельникова В.Е. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.323. Л.127).

Через неделю после этого события, пишет далее Стрельцов-Курбатов, в Найхинской протоке (где в этот момент, видимо, базировался отряд Мизина — Ю.Т.) отряд арестовывает некоего Мажарова, оказавшегося представителем родственников и близких знакомых пленников, который предложил помочь обменять их на «10 ... заключённых советских работников во главе с доктором Криворучко». Завязались переговоры с атаманом Калмыковым, во время которых партизанам удалось выяснить, что все запрашиваемые ими лица уже давно убиты калмыковцами.  После получения такого известия переговоры были прерваны, а Гроссевич — расстрелян (Стрельцов-Курбатов. Партизанское движение в низовьях Амура. 1930 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.44).

Вскоре после «разграбления» почтово-телеграфной станции в с. Петропавловском отряд амурских партизан был замечен белогвардейской прессой уже около с. Курун.  Там, согласно оперативной сводке за 1 сентября, были «обнаружены 50 красных, портящих телеграфные провода, починка коих воспрещена ими под страхом расстрела.  Этой же бандой обстрелян наш пароход, убит командир парохода» (Наш край. 1919. 5 сентября. С.1).  Кроме того, как свидетельствует И.Жуков, действуя в своём районе, отряд Мизина препятствовал движению пароходов, уничтожая средства связи и навигационные знаки (И.Ф.Жуков. По Амурским сёлам. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.178-181).

Видимо, тем же самым занимался, отчасти, и отряд самого Жукова выше по течению реки Амур.  Он оперировал от с. Сарапульского до Хабаровска, а отряд Мизина - от Сарапульского до Малмыжа.  Первоначально, основной базой последнего была Синда, где его поддерживала большая часть местных крестьян.  Примерно в 25 километрах от этого селения, в нижнем течении реки Немты, отрядом был оборудован партизанский госпиталь.  Не случайно место его расположения теперь обозначается на карте как урочище «Партизанская база».

После диверсионных актов в районе Куруна, партизаны, как свидетельствуют Хабаровские газеты того времени, 4 сентября посетили с. Троицкое, где был «уведён большевиками прибывший в отпуск … солдат 33 сибирского стрелкового полка … Пётр Заволин» (Наш край. 1919. 7 сентября. С.4).  Затем отряд, видимо, вернулся в Синду, поскольку именно оттуда он, по свидетельству Стрельцова-Курбатова, спустился потом на лодках вниз по Амуру до с. Малмыж (Стрельцов-Курбатов. Партизанское движение в низовьях Амура. 1930 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.44-об).

Как пишет И.Жуков, отряд Мизина собирался там зазимовать, но уже в день его прибытия туда подошёл почтовый пароход, ведя на буксире баржу с грузом муки для золотых приисков.  Партизаны сразу же попытались его захватить.  Находившаяся на пароходе охрана внезапно открыла по ним огонь, а после начала ответной стрельбы обрубила буксирный канат.  Пароходу всё же удалось уйти вниз по течению реки, но баржа, со всем своим содержимым, досталась партизанам, которые передали её на хранение крестьянам села Малмыж (Стрельцов-Курбатов. Партизанское движение в низовьях Амура. 1930 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.44-об;  И.Ф.Жуков. По Амурским сёлам. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.181).  И.Жуков, правда, утверждает, что баржи было две, однако непосредственные участники этих событий, бывшие партизаны отряда Мизина, ясно свидетельствуют о захвате только одной баржи (Воспоминания Белоцеева Г.Е./ Дневник воспоминаний «Партизанское движение на Амуре». / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.150-об; Стрельцов-Курбатов. Партизанское движение в низовьях Амура. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.44-об).  В ней находилось 22000 пудов муки (Воспоминания Белоцеева Г.Е./ Дневник воспоминаний «Партизанское движение на Амуре». / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.150-об).

Приблизительное время этого события вполне можно рассчитать.  По словам обоих его свидетелей, вскоре после этого нападения партизан атаман Калмыков выслал против них карательную экспедицию, которая сожгла Синду (Воспоминания Белоцеева Г.Е./ Дневник воспоминаний «Партизанское движение на Амуре». / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.150-об; Стрельцов-Курбатов. Партизанское движение в низовьях Амура. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.44-об).  Просьба крестьян с. Синда к Хабаровскому земству оказать им помощь «ввиду того, что их деревня сгорела при изгнании из деревни большевиков правительственными войсками», была напечатана в газете за 13 октября (Наш край. 1919. 13 октября. С.4).  Следовательно, захват баржи был произведён не позже конца первой недели октября.  В сентябре же это вряд ли могло произойти, поскольку в это время на юге Дальнего Востока ещё довольно тепло и думать о зимовке партизанам было слишком рано.

Вскоре после этого события, как утверждает Д.Бузин-Бич, от отряда Мизина отделилась группа партизан во главе с Оцевилли-Павлуцким и, спустившись ниже по Амуру, образовала свой собственный отряд, который стал называться Ильинско-Кисилёвским (ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.172. Л.38).  Какое-то время спустя отряду Жукова удалось захватить возле села Воронежского два пассажирских парохода и сжечь их (И.Ф.Жуков. По Амурским сёлам. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.184, 185).  Это могло произойти не позже первой декады ноября, до начала на Амуре осеннего ледохода.

Тактика мелких «сухопутных» партизанских отрядов на практике тоже, чаще всего, принимала форму действий «налётами и экспроприациями (как ответ на зверства калмыковцев)» (Булатов Д. Партизанское движение в низовьях Амура в 1918-1920 гг. / Дальистпарт. Кн.1. Чита-Владивосток, 1923. С.52).  Но уже в октябре начинают предприниматься и довольно серьёзные операции на транспортных и других коммуникациях области, обычно силами двух или нескольких соседних отрядов.

Первой такой акцией стало нападение на участок железной дороги от станции Корфовская до разъезда Красная речка.  Оно было совершено отрядом И.А.Холодилова, при участии ряда других партизанских подразделений, под общим командованием Д.Бойко-Павлова.  Разделившись на две части под временным руководством, соответственно, Бойко-Павлова и Давыдюка, отряд разгромил ст. Корфовская, взорвал железно-дорожный мост на Хехцирском перевале и на значительном расстоянии вывел из строя линию связи и рельсовый путь.

Дата этой операции требует уточнения.  По утверждению одного из её непосредственных участников Г.Ф.Манжула, она состоялась примерно 10-12 сентября (Г.Ф.Манжула. В районе Корфовской. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.141).  На самом же деле, согласно свидетельству газет того времени, нападение партизан на ст. Корфовскую произошло в ночь на 8 октября (Наш край. 1919. 10 октября. С.4).

По описанным Г.Манжулой и Д.Бойко-Павловым деталям данного события можно установить маршрут движения отряда, его первоначальное место расположения и боевой состав.  Как пишет Г.Ф.Манжула, отряд шёл первоначально длинной прямой просекой в лесу, а затем одна его часть свернула круто на запад и направилась прямо по тайге к Хехцирскому перевалу, до которого оставалось 8-9 километров. 

Другая же часть отряда продолжала своё движение по направлению к ст. Корфовской.

Учитывая, что по словам Г.Манжула отряд базировался в это время где-то в таёжных окрестностях д. Ново-Алексеевки (Некрасовки) (Г.Ф.Манжула. В районе Корфовской. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.141, 142), можно заключить, что упомянутая им просека — это сегодняшняя дорога, идущая от Некрасовки прямо на юг и затем, через седловину Малого Хехцирского хребта, выходящая к ст. Корфовской.  На первом своём участке, до Хехцирского хребта, она действительно находится в 8-9 километрах от линии железной дороги.  Таким образом, отряд Холодилова располагался в данный период приблизительно в 3-4-х километрах к югу от д. Некрасовки, видимо, в верховьях ручья Каменушка.

Вызывает вопросы, также, численность отряда, принимавшего участие в данной операции. Как утверждает Г.Манжула, в ней участвовало около 140 человек (Г.Ф.Манжула. В районе Корфовской. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.142).  Между тем, по свидетельству другого бывшего бойца отряда Холодилова Остапенко, он насчитывал тогда только 40 человек (Остапенко. Бойко-Павлова отряд. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.172. Л.119).  Частичное объяснение этому несоответствию можно найти в воспоминаниях Бойко-Павлова, который свидетельствует, что отряд, выделенный тогда для нападения на железную дорогу был сводным, пехотно-кавалерийским (Демьян Бойко-Павлов. Как мы побеждали. / Таёжные походы. Хабаровск, 1972. С.209).  Это, в свою очередь, означает, что Бойко-Павлов приехал в отряд Холодилова не один, а в сопровождении кавалерийского отряда Изотова.  Других конных подразделений у партизан в Хабаровском районе не было.

Г.Манжула упоминает также об участии в операции группы Матвеевских подпольщиков во главе с Истоминым.  Могли принять в ней участие и подпольщики д. Некрасовки во главе с Федотенко-Вредным, численность которых выходец из этой деревни Г.Манжула определяет приблизительно в 30 человек.  Ещё большее количество их односельчан, по его словам, к тому времени уже вступило в партизанский отряд (Г.Ф.Манжула. В районе Корфовской. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.153).  По-видимому, именно они и составляли костяк отряда Холодилова, поскольку тот был тоже жителем этой деревни.  Исключая численность всех временно приданных ему посторонних групп, отряд Холодилова действительно мог насчитывать тогда приблизительно 40 человек.

После столь крупной диверсионной операции на железной дороге, в районе д. Некрасовки стали часто появляться карательные экспедиции калмыковцев, поэтому было принято решение перевести отряд Холодилова в район с. Князе-Волконского (то есть поближе к расположению штаба, на соединение с другими отрядами партизан (Остапенко. Бойко-Павлова отряд. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.172. Л.119)).  Как пишет Г.Манжула, 7 октября отряд через Сергеевские болота перешёл в новый район.  Вместе с ним ушли и почти все местные подпольщики (Г.Ф.Манжула. В районе Корфовской. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.153).  Дата эта, конечно, тоже не верна.  Возможно, она дана по старому стилю, что в переводе на новый стиль означает 20 октября.

Командир некрасовских подпольщиков Федотенко-Вредный вспоминал впоследствии, что организованный им в своей деревне отряд насчитывал первоначально 22 человека (Воспоминания Федотенко. 1929 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.179. Л.21, 22).  Однако самостоятельным он тогда не стал, а влился в отряд Холодилова в качестве одного из взводов.  Федотенко-Вредный стал командиром этого взвода, а позже - заместителем командира отряда (ГАХК Ф.1500. Оп.1. Д.8. Л.6).

Прибыв в Князе-Волконское отряд Холодилова столкнулся с преследовавшим его отрядом казаков, численностью около 40 человек, и заставил его «бежать в Хабаровск».  После этого он благополучно соединился с конным партизанским отрядом Изотова.

Ещё одной крупной диверсионной операцией партизан в Хабаровском районе стало разрушение телеграфной линии связи на участке от с. Вятского до д. Чёрная речка вблизи г. Хабаровска. Проведена она была силами отрядов Жукова и Изотова приблизительно в конце первой декады октября, поскольку одной из целей её было, по словам И.Жукова, отвлечение внимание белогвардейских карателей от деревень Синда и Малмыж — основных баз отряда Мизина на Амуре (И.Ф.Жуков. По Амурским сёлам. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.183).  Возникнуть же такая потребность могла только после того, как партизанское командование узнало о карательной операции калмыковцев на Амуре.

Не позже середины октября в окрестностях Хабаровска начал действовать партизанский отряд А.Кочнева.  По воспоминаниям одного из членов отряда, его организация началась в июле 1919 года на Медвежьей косе (Воспоминания неизвестного автора. / ГАХК Ф.П-44. Оп.1. Д.329. Л.246).  18 или 19 октября в отряд Кочнева прибыл бежавший из калмыковской гауптвахты бывший заместитель председателя военной комиссии Хабаровского Совета И.Н.Семикоровкин.  В тот момент в отряде было до 40 человек (первоначально в нём числилось только 18 человек (ГАХК Ф.1500. Оп.1. Д.8. Л.15)).  Располагался он тогда в нескольких рыбацких хатах — в 15 километрах от базы флотилии, у устья реки Толга.   Особенно активно партизаны отряда действовали на самой базе флотилии.  Опираясь на поддержку местных подпольщиков, они днём и ночью проникали туда небольшими группами, снимали часовых, добывали себе оружие, коней, амуницию (И.Н.Семикоровкин. О боевом прошлом. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.78-80).  К ноябрю отряд насчитывал уже около 60 человек (Воспоминания неизвестного автора. / ГАХК Ф.П-44. Оп.1. Д.329. Л.246).

Позже, видимо после окончания ледохода на Амуре, база отряда А.Кочнева была отодвинута примерно на 6 километров дальше от берега, в деревню Марковка (теперь нежилая).  Существовала и запасная база этого отряда.  Она находилась ещё  дальше от Хабаровска, на заросшей лесом возвышенности в излучине нижнего течения реки Дарга, впадающей в одноимённое озеро, которое, в свою очередь, сообщалось с рекой Амур.  Построенная в 30-е годы поблизости от этой бывшей базы отряда А.Кочнева железнодорожная станция носит сегодня говорящее само за себя название - «Партизанские сопки».

В сентябре возобновляется деятельность партизан и в южных районах Хабаровского уезда.  Вечером 6 сентября «около 150 вооружённых красноармейцев» посетили с. Святогорье (Наш край. 1919. 15 сентября. С.4) на левом берегу р. Хор.  По-видимому, это был возрождённый отряд Соколова, так как оставленные в этом районе штабом Бойко-Павлова отряды партизан имели значительно меньшую численность.  Утром 25 сентября «отряд красных в 70 человек …, заняв с. Павленково (в 15 км от ст.Переяславки – Ю.Т.) …, собрали сход … и потребовали снабдить их провиантом» (Наш край. 1919. 29 сентября. С.4).

Примерно в это же время начинают действовать партизанские отряды и в районе станций Дормидонтовка-Вяземская.  В сообщениях прессы за 17 сентября было отмечено нападение «шайки красных в 45 человек» на д. Капитоновка, в 20 километрах восточнее ст. Дормидонтовка (Наш край. 1919. 24 сентября. С.1), а  29 сентября «отряд красных около 30 человек» прибыл в Дормидонтовку, где ими были «ограблены» священник и милицейский участок (Наш край. 1919. 3 октября. С.4).

Продолжают фиксировать газеты нападения партизан и в октябре.  Так, 7 октября отряд белогвардейцев столкнулся с партизанами «в 5 верстах от с. Георгиевка (примерно на полпути между с. Михайловка и ст. Переяславка (Верино) – Ю.Т.) и вступил с ними в перестрелку (Наш край. 1919. 10 октября. С.4).  Это мог быть отряд Тряпицина, действовавший в тот период как раз в данном районе.

15 октября в казачий п. Киинский (к западу от ст. Переяславка – Ю.Т.) «вошёл отряд красных в количестве 400 человек.  Разоружив казаков, красноармейцы направились в Трёхсвятское» (Наш край. 1919. 13 октября. С.4).  В данном случае численность партизан завышена в несколько раз.  В Хабаровском уезде до января 1920 года таких крупных отрядов не было.  Возможно, казаки намеренно преувеличили количество партизан, чтобы избежать ответственности за сдачу им своего оружия.

В ночь с 21 на 22 октября «бандой красных в числе 20 человек ограблено с. Отрадное» (Наш край. 1919. 29 октября. С.1).  По свидетельству Бойко-Павлова, в этом районе действовал тогда отряд Погорелова.  Тогда же, в октябре, был разрушен партизанами разъезд Красицкий (между ст. Вяземская и Дормидонтовка – Ю.Т.) и убит его начальник.  Почти одновременно с налётом партизан на с. Отрадное, 22 октября «шайка красных напала на разъезд Красная речка» и арестовала начальника разъезда и его помощника (Наш край. 1919. 29 октября. С.1).  Указанное нападение могла осуществить в то время только группа хабаровских подпольщиков под командованием Давыдюка, отвечавшая за диверсии на прилегающем к городу участке железной дороги от Красной речки до Хехцирского перевала.

Источник - персональная страничка автора на proza.ru (публикуется с разрешения)

0
458
RSS
Екатерина Малофеева
Замечательная работа!

Хотела бы уточнить относительно отряда Тряпицына — откуда известно, что отряд Тряпицына в начале октября был в районе между селом Михайловка и станцией Переяславка (Верино)?

Известен ли состав отряда? Кто был с Тряпицыным рядом на раннем этапе?

В диссертации Хитрого есть информация «Первоначально Тряпицын вступил в отряд Вольного, который действовал под Хабаровском, затем был выбран командиром небольшого отряда. (См. ГАХК. Ф. Р–1503. Оп. 5. Д. 12. Л. 1).» И вроде бы вышел он вместе с анархистом Караваевым. Непонятно — вдвоём вышли? или ещё бойцы были?

У Птицына названы среди «старожилов» тряпицынского отряда Грозный, Вредный, Жирный, Шахов, Пошукайло, Ткач, Гомонов — это в основном клички или псевдонимы.

Есть фото с подписью «ледовый поход от Хабаровска до Николаевска» со следующими фамилиями:
партизаны Гомонов, Буненко, С.Птахин, Гущин, Деругин Вл., Руденков М.

Не попадались ли Вам эти бойцы? Нет ли сведений из какого они отряда?

Юрий Тарасов
Спасибо за хороший отзыв. Отряд Тряпицина фиксирует в районе ст. Верино Безсонов (Борьба за власть Советов в Приморье / Дальистпарт. Кн. 2. Владивосток, 1924. С. 127, 128). Бойко-Павлов помещает его в район ст. Кругликово (Как зарождалось партизанское движение в Приамурье / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С. 65, 66). Это соседняя с Верино станция к северу, тоже в пределах досягаемости от Михайловки.

Об отряде Вольного в моей книге информации нет. Значит: либо она мне не встречалась, либо я посчитал её малодостоверной. (Сейчас точно не помню. Всё-таки около семи лет прошло).

О том, что Тряпицин вышел к партизанскому штабу Хабаровского района вместе с Безсоновым и Караваевым (все трое — во главе одного отряда), писал Бойко-Павлов (Таёжная конференция / Эхо партизанских сопок. Хабаровск, 1973. С. 90-92). Там же он указывает, что отряд этот ранее располагался на Уссурийской ж.д., а Тряпицын прибыл в него из Сучанской долины.

Насчёт «старожилов» тряпицинского отряда не помню. В своих конспектах я их фамилий, кажется, не зафиксировал. Перечисленных фамилий тоже не помню. Возможно, я просто не фиксировал их в конспекте. Я не ставил перед собой тогда такой цели.

Источник
Загрузка...
Похожие статьи
Вопросы, связанные с Анастасьевской конференцией и реализацией её решений
Подрядчик Скидельский. Строитель и меценат. Гибель династии
Компаньон Шевелева. Братья Старцевы. Его помнят угловчане