ТАРАСОВ Ю.А.: Партизанское движение в Хабаровском уезде - 3

ТАРАСОВ Ю.А.: Партизанское движение в Хабаровском уезде - 3

Отрывок из книги "Партизанское и подпольное движение на территории Хабаровского края в период колчаковщины: проблемные вопросы, факты, решения. Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2013. 163 с.

Глава 1. Часть 6. Вопросы партизанского движения на «Хабаровском фронте» (ноябрь 1919 — январь 1920 гг.)


В самом начале своего движения на Нижний Амур И.Жуков, Н.Лебедева и Тряпицын с отрядом остановились в с. Вятском, а М.Попко с небольшой агитгруппой уехал вперёд, в с. Елабугу.  Сразу после отправки реквизированного в Вятском  продовольствия на партизанскую базу, отряд Тряпицина, вместе с обоими членами штаба, которых он сопровождал, вышел в дальнейший путь.

После разгрома калмыковцами партизанской базы в тайге, вслед за ним выступили остальные члены штаба и остатки отряда Холодилова.  Все они сосредоточились в с. Сарапульское на Амуре.   

Только после этого, по утверждению И.Безсонова, «было приступлено к разработке нового плана действий», а «три члена штаба с небольшим отрядом Тряпицына были посланы вниз по Амуру для агитационной работы среди населения, организации революционных комитетов, мобилизации оружия, взятия на учёт продуктов, необходимой одежды, привлечения в партизанские отряды добровольцев и т.д.».  Тогда же, по его мнению, была выслана и разведка в г. Николаевск (Безсонов. Борьба за власть Советов в Приморье. / Дальистпарт. Кн.2. Владивосток, 1924. С.130).

Таким образом, окончательное решение о посылке отряда вниз по Амуру было принято не на конференции в Анастасьевке, а уже в Сарапульском, примерно в самом конце ноября. И.Жуков, Д.Бойко-Павлов и М.Попко, видимо для краткости (Публикация исторических воспоминаний в ненаучной литературе или в прессе, как правило, предполагает сокращение и упрощение материала), сильно упростили процесс принятия этого решения, сведя его только к одному дню.  Однако даже в с. Сарапульском речь не шла ещё о продвижении отряда к Николаевску.  И.Жуков боевой задачей похода называет только ликвидацию «вооружённой группировки в казачьем посёлке Киселёвка» (И.Ф.Жуков. По Амурским сёлам. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.185).  М.Попко также не упоминает в качестве цели похода Николаевск, а говорит лишь о решении «направить экспедиции с целью извлечения средств и с целью вовлечения населения в партизанское движение в низовьях Амура» (Воспоминания М.Попко. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.179. Л.7).

Из с. Сарапульского штаб, по свидетельству И.Безсонова, перебазировался в с. Малмыж только в середине декабря (Безсонов. Борьба за власть Советов в Приморье. / Дальистпарт. Кн.2. Владивосток, 1924. С.131), следовательно около полумесяца с. Сарапульское фактически являлось партизанской «столицей» всего Хабаровского уезда.  Всё это время калмыковцы ни разу не потревожили находящихся здесь партизан своими набегами, что дало последним возможность быстро восстановить свои силы для продолжения борьбы.

Как пишет Безсонов, «мирное положение отрядов позволило штабу проделать большую организационную работу».  Эта работа проявилась, во-первых, в том, что удалось достать или изготовить зимнюю одежду почти для всех партизан.  Были приложены также серьёзные усилия для повышения дисциплины в отрядах.  Ради этого даже организовали комячейку (Безсонов. Борьба за власть Советов в Приморье. / Дальистпарт. Кн.2. Владивосток, 1924. С.130). И.Ф.Жуков, правда, утверждает, что партийная ячейка партизанского отряда организационно оформилась ещё в Елабуге, и насчитывала около 30 человек.  Учитывая, что весь отряд Тряпицина составляли в тот момент, по данным Голионко, всего 35 человек (Голионко В.П. В огне борьбы. Москва, 1958. С.134), вряд ли она могла быть создана при его отряде.  Скорее всего, речь и у И.Жукова, и у И.Безсонова идёт об одной и той же организации, формирование которой началось в Елабуге и было продолжено затем в с. Сарапульском, после прибытия туда штаба отрядов.  В состав её, вероятно, вошли все коммунисты из числа членов ревштаба и подчинённых ему партизанских отрядов в районе Хабаровска и на нижнем Амуре.

Для решения продовольственного вопроса штаб фактически применил некоторые меры, сходные с политикой «военного коммунизма», в Советской России.  Им были реквизированы и взяты на учёт все склады муки и рыбы, заготовленные на Амуре.  По свидетельству И.Безсонова, «хождение денег с этого времени в уезде совершенно прекратилось: покупались у китайцев только необходимая мануфактура, а продукты отпускались населению в порядке развёрстки при посредстве сельских ревкомов».  

«Все эти меры — пишет И.Безсонов — дали возможность обеспечить продуктами не только партизанские отряды, но и население...  Население ..., признававшее штаб за единственную военную и гражданскую власть в уезде, ...начало организовывать боевые дружины, вводить всеобщую трудовую повинность, производило добровольно мобилизацию всего, что требовалось для партизанской борьбы и т.д.».

Примерно в это же время штабом был «издан приказ к населению уезда, чтобы никакие продукты, фураж и топливо не подвозились в г. Хабаровск до тех пор, пока Хабаровская власть не будет вынуждена производить выдачу продуктов населению в обмен на дрова, сено и пр., и вообще был воспрещён всякий ввоз продуктов, товаров, пушнины и т.п. в город» (Безсонов. Борьба за власть Советов в Приморье. / Дальистпарт. Кн.2. Владивосток, 1924. С.130, 131).  Это было ответной реакцией партизанского руководства на действия белых властей, которые, как пишет И.Безсонов, «чтобы заморить партизан голодом, не отпускали населению из города муки, хорошо зная, что все крестьяне кормят партизан» (Безсонов. Борьба за власть Советов в Приморье. / Дальистпарт. Кн.2. Владивосток, 1924. С.123).  Правда реализовать эту меру в полном объёме как минимум до конца декабря было вряд ли возможно, поскольку в непосредственной близости от Хабаровска, с восточной стороны, партизанских отрядов тогда не существовало.  Впрочем, и сельскому населению там везти в город кроме сена и дров было уже нечего.

Как пишет Остапенко, 1 декабря излечившиеся от ран и болезней бывшие бойцы отряда Холодилова, во главе с Федотенко-Вредным, образовали в с. Некрасовке «1-й Мстительный Хабаровского района отряд», который в течение нескольких дней увеличился за счёт перебежчиков из 36-го полка и местных крестьян до 23 человек.  Однако 5 декабря и он тоже ушёл в с. Сарапульское на Амуре (Остапенко. Бойко-Павлова отряд. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.172. Л.120).  Обе эти даты Остапенко тоже, видимо, следует переводить в новый стиль, поскольку к 1 декабря партизаны отряда Холодилова, после разгрома 28 ноября своей базы, могли лишь добраться до с. Некрасовки.  Таким образом, предположительная дата образования отряда Федотенко-Вредного (по новому стилю) – 14 декабря.  В с. Сарапульское он, следовательно, ушёл 19 декабря.

Южнее Хабаровска партизанская борьба в это время вновь набирала обороты.  По свидетельству И.Безсонова, штабу удалось тогда установить связь с новым отрядом Соколова в районе реки Хор.  Приблизительно к концу декабря этот отряд сумел наконец разгромить японский гарнизон на разъезде Хор.  Именно этим событием И.Бессонов датировал образование Хабаровского фронта партизан (Николаевский фронт, по его мнению, возник немного раньше), после чего «все члены штаба должны были разделиться и выехать на фронты» (Безсонов. Борьба за власть Советов в Приморье. / Дальистпарт. Кн.2. Владивосток, 1924. С.130-132).

К тому времени пришедший в с. Сарапульское отряд Федотенко-Вредного был серьёзно пополнен как уже отступившими сюда другими бывшими бойцами отряда Холодилова, так и добровольцами-крестьянами из ближайших Амурских деревень.  В частности, сюда подошёл добровольческий отряд, сформированный по инициативе Вознесенского сельревкома из крестьян сёл Орловское, Пермское, Вознесенское и Малмыж.  

Присоединился к отряду Федотенко-Вредного, по-видимому, и кавалерийский отряд Изотова, поскольку в источниках имеются свидетельства последующего участия обоих отрядов в одних и тех же боях.  Общая численность возглавленных Федотенко-Вредным партизанских сил составила, как пишет Остапенко, около 200 человек.  Несмотря на то, что оружие было далеко не у всех партизан, отряд решил действовать и двинулся к Хабаровску» (Остапенко. Бойко-Павлова отряд. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.172. Л.120).

В новогоднюю ночь из Хабаровска в партизанский отряд Федотенко-Вредного бежала пулемётная команда 36-го сибирского стрелкового полка, которую удалось сагитировать группе подпольщиков во главе с Давыдюком.  Она присоединилась к отряду в селе Вятском (Воспоминания Федотенко. 1929 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.179. Л.21, 22).  Таким образом, силы партизан сразу увеличились на 120 хорошо вооружённых бойцов с 4 пулемётами «Кольт» и большим запасом патронов и гранат (Булатов Д. Партизанское движение в низовьях Амура в 1918-1920 гг. / Дальистпарт. Кн.1. Чита-Владивосток, 1923. С.69; Безсонов. Борьба за власть Советов в Приморье. / Дальистпарт. Кн.2. Владивосток, 1924. С.132).  Остапенко в целом подтверждает эту информацию, но уточняет, что перебежчиков было до 100 человек (Остапенко. Бойко-Павлова отряд. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.172. Л.121).

Усиленный таким образом отряд немедленно двинулся к самому Хабаровску и совершил успешный налёт на ст. Красная речка, захватив там много оружия и провизии.  Сразу вслед за этим последовало нападение на радиостанцию, где был разгромлен японский гарнизон в 65 человек.  Вскоре после этого попал в засаду партизан у д. Чёрная речка посланный для их преследования японско-казачий отряд численностью, по оценке Федотенко-Вредного, «человек 150».  Оценки потерь у обоих очевидцев оказались разными.  Федотенко-Вредный считал, что «выбили почти всех японцев», а Остапенко пишет, что «перебили японцев 60 человек и несколько русских, захватили обоз 5 подвод, с нашей стороны ранено было 5 человек, в этом числе командир конного отряда Изотов» (Остапенко. Бойко-Павлова отряд. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.172. Л.121; Воспоминания Федотенко. 1929 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.179. Л.22).

Подробное описание этого боя дал ещё один прямой его участник в составе отряда Изотова Лавренков.  По его свидетельству, отряд встретил японцев и казаков на выходе их из д. Чёрная речка, шквальным пулемётным огнём, поддержанным винтовочной стрельбой партизан.  Несмотря на большие потери, противник принял бой.  Исход его решил обходной манёвр кавалерийского отряда Изотова, ворвавшегося с тыла прямо в центр села.  Дело шло к полному уничтожению окружённого карательного отряда, и лишь замешательство партизан, вызванное ранением их командира Изотова, позволило противнику выскользнуть из кольца (Лавренков. Бой с японцами на Чёрной речке. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.323. Л.82-83).

Дата этого боя в воспоминаниях Остапенко, также как и все его предыдущие даты, приведена неточно.  Он утверждает, что бой на Чёрной речке произошёл 6 января 1920 года (Остапенко. Бойко-Павлова отряд. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.172. Л.121).  Однако Лавренков относит его к 26 января, а 27 января, пишет он, другой смешанный японо-казачий карательный отряд, подошедший со стороны Петропавловского озера, через с. Константиновку, занял с. Князе-Волконское и расправился с оставшимися там семьями партизан (Лавренков. Бой с японцами на Чёрной речке. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.323. Л.83-84-об).  Это его свидетельство полностью подтверждается следующим сообщением Хабаровской уездной земской управы от 6 февраля 1920 года: «27 января с.г. экспедиционный японский отряд, подойдя к с. Князе-Волконскому со стороны д. Константиновки, открыл орудийный огонь ... разрушил здание волостной земской управы ... войдя в само селение, произвёл ... обыск ... насилуя ... грабя... Впоследствии приступил к поджогу жилых домов и строений» (Борьба за Советский Дальний Восток (1918-1922 гг.). Дальгиз, 1938. С.69).

Уточнённая датировка боя на Чёрной речке заставляет перенести на 20 дней вперёд и начало рейда отряда Федотенко-Вредного по пригородам Хабаровска.  Из этого, в свою очередь, следует, что и непосредственно предшествующий этому рейду переход на сторону партизан пулемётной роты колчаковцев произошёл намного позже 1 января, скорее всего во время празднования нового года по православному календарю, то есть 14 января по новому стилю.

Довольно успешными оказались первые зимние месяцы и для отряда А.Кочнева.  По свидетельству бывшего начальника разведки этого отряда И.К.Семикоровкина, к концу 1919 года он насчитывал свыше 60 человек, не считая обоза.  Отряд был разбит на 2 взвода и конную разведку.  К тому времени разведчикам отряда А.Кочнева, с помощью подпольщиков, удалось захватить станковый пулемёт с патронами, стоявший около японского штаба на базе Амурской военной флотилии (И.Ф.Жуков. По Амурским сёлам. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.185; И.Н.Семикоровкин. Партизанский отряд А.Н.Кочнева. / Гражданская война на Дальнем Востоке (1918-1922 гг.). Воспоминания ветеранов. Москва, 1973. С.205).  В течении декабря партизаны этого отряда имели несколько стычек с мелкими подразделениями калмыковцев, срывали заготовки скота для белой армии в деревнях, вылавливали и уничтожали белогвардейских шпионов.

В январе, по распоряжению ревштаба, отряд А.Кочнева перешёл на правый берег Амура и стал действовать в районе Березовки, Анастасьевки, Смирновки и Константиновки (И.Н.Семикоровкин. Партизанский отряд А.Н.Кочнева. / Гражданская война на Дальнем Востоке (1918-1922 гг.). Воспоминания ветеранов. Москва, 1973. С.205, 206).  Здесь в отряд перешла полурота колчаковских солдат, охранявшая расположенный тогда в 3-х километрах от Хабаровска Минный городок (И.Н.Семикоровкин. О боевом прошлом. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.81).    В том же месяце отряду, используя тактику засад, удалось отразить наступление японцев и калмыковцев на свои базы в д. Марковке и на озере Дарга.  Причём о времени и месте этого наступления партизанам, как утверждает И.К.Семикоровкин, было известно заранее (И.Н.Семикоровкин. О боевом прошлом. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.84, 85).  К весне 1920 года отряд А.Кочнева насчитывал уже около 150 человек (ГАХК Ф.1500. Оп.1. Д.8. Л.15).

В этот же период произошло резкое изменение соотношения сил сторон и на Дормидонтовском участке.  По архивным данным, там 13 ноября перешла на сторону партизан рота солдат 36-го стрелкового полка с приданной ей пулемётной командой (2 пулемёта) (ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.172. Л.61), что увеличило численность действующего здесь партизанского отряда Рубеля (в декабре командиром отряда стал Ф.И.Буссель) с примерно 40 до 120 человек (ГАХК Ф.1500. Оп.1. Д.8. Л.3).  Однако и эти сведения нуждаются в корректировке.  Согласно газетной информации того времени, захват партизанами станции Дормидонтовка произошёл не 13, а 15 декабря, в 2 часа дня (Наш край. 1919. 25 декабря. С.1).

Что же касается численности перешедших на сторону партизан колчаковских солдат, то сведения документа довольно верны.  Газеты сообщали тогда, что «русские силы» в Дормидонтовке составляли 75 человек (по-видимому, 2 взвода солдат – Ю.Т.).  Из них трое (2 офицера и 1 нижний чин) сгорели в вагонах, сожженных партизанами.  Остаются 72 человека, что в добавлении к 40 с лишним партизан даёт цифру, близкую к 120.  Позже в его состав влилась посланная против него сотня Уссурийских казаков.  Отряд, по свидетельству одного из его руководителей Ярина, «сделал несколько налётов на ст. Дормидонтовка, с которой трижды снимал охрану дороги, с разъезда Корсаково была снята вся охрана и влита в партизанский отряд».  В результате, общая численность Дормидонтовского партизанского отряда в последний период его существования достигла,  280 человек.  База отряда находилась тогда в глухой таёжной деревушке Мурафа (ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.172. Л.61).

Отряда Коваля в тот период на данном участке, видимо, уже не было.  Сам Бойко-Павлов к 20 декабря фиксирует его в районе ст. Вяземская, где он, вместе с отрядом Погорелова, ночью атаковал станцию Гедике и захватил состав с продуктами, предназначенными для японской армии.  На соседнем участке к югу, чуть ранее, Бойко-Павлов отметил и отряд Гармашова, предпринявший тогда неудачную попытку захвата ст. Розенгардовка (Лермонтово).  Отряд, при этом, потерял около трети своих бойцов.  Был убит и сам Н.И.Гармашов (Демьян Бойко-Павлов. Как мы побеждали. / Таёжные походы. Хабаровск, 1972. С.211).  Кто командовал отрядом после его смерти из воспоминаний членов ревштаба неизвестно, что само по себе говорит об отсутствии у штаба Бойко-Павлова связи с ним после этого события.

Источник

0
428
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Похожие статьи
Вопросы, связанные с Анастасьевской конференцией и реализацией её решений
Подрядчик Скидельский. Строитель и меценат. Гибель династии
Компаньон Шевелева. Братья Старцевы. Его помнят угловчане