Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 265. Стрельбище. Екатерина Турбина. Иван Заруба. Павел Колмагоров

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 265. Стрельбище. Екатерина Турбина. Иван Заруба. Павел Колмагоров

В пятьдесят пятом году в армии и на флоте начали заменять винтовки Мосина на карабины конструктора Калашникова, а Наганы и пистолеты «ТТ», на пистолет Макарова. Часть старых патронов мы сдали в штаб базы, а остальные нам разрешили расстрелять на месте, или утопить.

Сергей Храмов взял у мичмана наган, много патронов к нему, поставил в двадцати метрах железную банку, и мы по очереди начали вести по ней прицельный огонь. Стреляли все, но никто из нас в цель не попал. Ребята стали во всём винить наган.

За нашей стрельбой с улыбкой наблюдала жена мичмана - Турбина Екатерина Фёдоровна. В конце концов, она не вынесла нашего позора, подошла и попросила наган. Мы сказали, что он кривой.

Она: «Вы сами кривые. Посмотрите, как надо стрелять»! Екатерина Фёдоровна отошла ещё метров на десять, вскинула наган, выстрел и банка с дыркой отлетела в сторону. Банку ей ставили несколько раз, все выстрелы Екатерина Фёдоровна сделала без промаха.

Нам, морякам, было стыдно за себя, но мичман Турбин успокоил нас, сказав: «Куда вам с ней тягаться! Вы наган первый раз в руках держите, а она мастер спорта по стрельбе!» Мы успокоились, но чтобы из автомата стрелять, чтобы никто не видел «отличных стрелков», отошли подальше от поста,

У сопки поставили мишени, по которым били короткими очередями и одиночными выстрелами. Патронов было много, но самой муторной работой была набивка пулемётных дисков  и автоматных рожков. Набиваешь – набиваешь патроны, а выпустишь их в  считанные секунды.

Чтобы не оглохнуть, мы ватой затыкали уши. С автомата стрелять длинной очередью не эффективно потому, что первые три-четыре пули достигают цели, а потом, как ни старайся, ствол автомата задирает вверх.

***

Когда мы со стрельбища возвращались по берегу к себе на пост, нас на берегу встретил Иван Заруба словами: «Сынок, дичь будем смолить, или как?»

Отвечаю: «Какую дичь? Из ста выстрелов мы только одной пулей попадали в мишень». Метрах в двадцати от берега на волнах сидели дикие утки. Иван поднял камень и говорит: «Вам показать, как надо стрелять? Смотрите!» Он запустил камень в сторону уток. Утки взлетели, но камень, к нашему удивлению, попал одной из них прямо в шею. Утка дёрнулась и в нескольких метрах от берега упала в воду. От удивления мы открыли рты и, давясь смехом, попадали на песок. Иван, довольный своим случайным попаданием, стоял и улыбался, потом зашел в воду, достал трофей и произнёс: «А ты говорил, что смолить нечего».

В тот момент вспомнил, как когда-то так же случайно, камнём попал между глаз Петьке Крючкову. Мы ощипали утку, на костре осмолили её, сварили и съели. Утка мне не понравилась, её мясо напоминало вкус рыбы.

***

В июне, или в начале июля, мы с Сергеем Храмовым пошли в Милоградово за хлебом. В это время к Марии Александровной приехала дочь Роза с мужем Павлом Колмогоровым. С Розой я был знаком, а с Павлом нет. Роза окончила педагогический техникум, а Павел - «Высшее командное военно-морское училище».

Мы познакомились и говорили о нашей флотской жизни. Павел был в звание лейтенанта, но для прохождения дальнейшей службы его направили в город Севастополь, куда в скором времени они и уехали.

23:55
948
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|