Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

Бывшие заложники «Норд-Оста»: «Через полгода после теракта мы вернулись и досмотрели мюзикл»

Бывшие заложники «Норд-Оста»: «Через полгода после теракта мы вернулись и досмотрели мюзикл»

Аркадию Винокурову 32 года. У него красавица-жена и двое детей. А в октябре 2012-го ему было всего 16. Буквально за год до страшных событий его семья переехала в Москву из Нового Уренгоя, чтобы Аркадий поступил в московский вуз. На «Норд-Ост» он тогда пришел с мамой и ее подругой.

- Наверное, в силу юного возраста мне достаточно просто было пережить эти события, - говорит мужчина. - А подруга моей мамы, которой тогда было около сорока лет, после освобождения долго пролежала в психиатрии. Не могу сказать, что меня до сих пор преследуют какие-то воспоминания... Дело в том, что через полгода мы вернулись на Дубровку. Когда восстановили концертный зал и запустили мюзикл, мы с родителями снова сходили на него. Я считал, что это посещение позволит мне попрощаться со всеми этим событиями. После этого действительно стало легче.

- Какой момент вам вспоминается?

- Это воспоминание не о том, что происходило в зале. Я в реанимации, уже отхожу от газа, медсестра спрашивает контакты родных. Я ей называю телефон отца и прошу поздравить его с днем рождения - у папы он как раз 26 октября.

Когда в зале появились боевики, актер Марат Абдрахимов готовился за кулисами к выходу на сцену - в «Норд-Осте» он играл авиамеханика. Внезапно среди артистов появился вооруженный автоматом человек в камуфляже. Он что-то кричал, но из-за музыки его не слышали. Тогда он вышел на центр сцены и дал очередь в потолок. Потом участников трупы спустили в зал и рассадили на первых рядах. Абдрахимов вспоминает:

- Я помню, что террористам не нравилась наша военная форма, стилизованная под 40-е. У нас же еще и звездочки на пилотках были. Было заметно, что это все их очень раздражает.

От многих воспоминаний актер старается отмахнуться. Признается, что даже спустя столько лет - тяжело. А ведь он - один из немногих заложников, который после штурма и пущенного через вентиляцию газа покинул зал на собственных ногах.

- Я фактически несколько суток не мог уснуть, - рассказывает Марат. - Нам запрещали прятаться за стульями, наклоняться, а у меня не получается спать в сидячем положении. Из-за шока я почти не чувствовал жажду и голод. Уже в ночь на 26-е, на четвертые сутки, я плюнул на все, постелил на полу под креслами газетки и уснул. Через три часа началась газовая атака. Я лежал лицом вниз и, видимо, поэтому не надышался газом. Проснулся, когда меня кто-то тряс: «Можешь идти?» - «Да, могу». Пошел, шатаясь.

И вот тут уже военная форма Абдрахимова смутила спецслужбы. На автобусе егокуда-то увезли. Допрашивали. В итоге, слава богу, установили личность.

Мы пытались связаться с режиссером «Норд-Оста» и одним из его композиторов Георгием Васильевым. После захвата концертного зала он оказался фактически единственным из заложников, кто мог выпрашивать для захваченных какие-либо уступки - он мог оперативно решать проблемы с проводкой, аппаратурой, знал инженерные коммуникации помещения. Но мэтр через своих приближенных от интервью отказался.

- К сожалению, Георгий Леонардович давно уже избегает разговоров на эту больную для него тему, - рассказала «КП» PR-менеджер мюзикла «Норд-Ост» Дарья Моргунова. - Он очень активно говорил об этом после теракта, а потом уже не видел в этом смысла.

- Георгий Леонардович будет участвовать в акции памяти 26 октября?

- Да. Он ежегодно появляется там, хотя старается не привлекать к себе внимания. Публично не выступает.

Автор - Александр Рогоза

Источник - КП на Амуре

05:35
997
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке