Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 63

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 63

С наступлением отопительного сезона к нам в общежитие (на три отдельно стоящих здания) пришел истопник - старый амурский казак-"гуран" - дядя Кеша Сухоносов.

Амурские казаки-гураны

Он и проводил с нами "воспитательную" работу. Познакомились мы с ним так:

заходит в комнату небольшого роста, не очень пьяный, пожилой с гуранским  широкоскулым лицом и говорит: "Ребята, вы меня не бойтесь, я у вас буду печи топить."

Мы говорим: "А мы и не боимся!"

Тогда Кеша: "Вот ты, паря, ученый, а скажи мне откеда коня начинают чистить? А?! Не знаешь!? А когда коню копыта замывают, до чистки али апосля?!"

С этого и началось.

Затопит Кеша печи. Печи гудят, создавая тепло и уют. А он поставит скамейку на средину комнаты, возьмет сапожную щетку и на скамейке показывает, как надо чистить лошадь. Потом замоет ножки-копыта. Дальше идут правила посадки. С какой стороны и как садиться на лошадь. Сев, по всем правилам, на лошадь-скамейку, Кеша, размахивая кочергой, как шашкой, поёт старую казачью песню: "...Сколь побьём, а сколь порубим, остальных мы в плен возьмём..."

Когда Кеша был пьян сильно, то он проводил с нами занятия "по словесности".

”...Ребята, винтовка, так же, как и женский половой орган состоит из семи частей. Только там клапан не туда открывается...”

В старых казачьих войсках, казаки носили лампасы на штанах следующих цветов:

донские казаки - красные

кубанские казаки - малиновые

Терские и Уральские - зеленые

Забайкальские и Амурские - желтые

Чтобы стать кровным врагом Кеши Сухоносова, надо было спросить: ”Дядя Кеша, а почему Амурских казаков называют “говеные” казаки?"

1) и 2) Обер-Офицеры: Оренбургского и Семиреченского войска, 3) Урядник Забайкальского войска и 4) Рядовой Амурского войска. 1892 г.

...

Как-то поздним зимним вечером, когда мы с Сергеем уже стелили на столе свою постель, собираясь спать, Витя Чугунцов поспорил о чём-то с Алёшей Одинцом и тот назвал его трусом. Витя полез драться. Ребята их разняли. Когда немного успокоились, Витя говорит: “Я докажу тебе, что я не трус. Вот пойду сейчас в мертвушку и намажу мертвецам морду кашей!

Поднялся шум, спор. Кто был ”за”, кто ”против”. Потом всё-таки решили: "Пусть идет!” Меня выбрали "секундантом” (“У Витьки Спригуля револьвер, вот пусть идет и проверит”). Витя Чугунцов оделся, через раздаточное окно залез на кухню, там из котла наскреб остатки гречневой каши, тем же путем вылез обратно и держа кашу в правой руке ушел из общежития.

Минуты через две, за ним пошел я. Ночь была темная, морозная. Силуэт Вити, шедшего метрах в 60-80 впереди, был еле виден. Витя спустился в овраг, я прибавил шагу и дойдя до края оврага, стал. Витя вышел из оврага, подошел к штакетному забору мертвушки, перелез через него и, подойдя к окну мертвушки, локтем выбил стекло оконной рамы и в пролом залез. Я подошел к забору и ждал.

Другая "мертвушка" Морг МСЧ-126, Чернобыль

Минут через 5-6 Витя вылез из окна мертвушки, перелез через штакетный забор и, подойдя ко мне, сказал: “Иди, проверяй!” А сам ушел в общежитие. Я перелез через забор, подошёл к разбитому окну. Заглянул в окно. Темно. Ничего не видно. Лезть в окно было жутко. Стал светить спичками, просовывая руку в разбитое окно, но сквозняк спички тушил. Успел разглядеть, что на столе лежат два голых мертвеца, а намазаны ли у них лица кашей не разглядел.

Прихожу в общежитие, ребята спрашивают: "Ну, как?

Отвечаю: "Порядок!

Утром, когда шли в техникум, гурьбой подошли к разбитому окну мертвушки и увидали, что там на столе лежит старик с седой бородой и мальчик лет 12. У старика вся борода в каше, вымазан кашей и мальчик.

Всю зиму мертвушка нагоняла на нас страх. А весной ребята сложились, купили керосина и в одну из ночей, когда мертвушка была "пустая” подожгли. Горела хорошо.

Пока пожарные, по грязи перебирались через овраг - сгорела до тла...

Мы, конечно, не трусы, но здание городского морга на всякий случай сожжем...

Источник - телеграмм-канал "Записки деда Вити"

15:25
676
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке