Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Печальная история с надгробием писателя Вс.Н. Иванова достойна внимания

Печальная история с надгробием писателя Вс.Н. Иванова достойна внимания

На фото: Скульптурный портрет Вс. Н. Иванова. Авт. Г. Потапов. Хабаровский краевой музей им. Н. И. Гродекова

Считаю, что публикация Константина Пронякина «Полмогилы для Штирлица» весьма важна не только с краеведческой точки зрения, но и с нравственной в первую очередь. Знаю, что над этой темой мой коллега работает давно и мы ни раз обменивались предположениями и открытиями. 
 
Конечно, история со сносом предыдущего памятника Всеволоду Никаноровичу Иванову и заменой его на какую-то тумбу омерзительна и останется, судя по всему, безнаказанной, поскольку формальные требования, по мнению сотрудников ритуально-кладбищенской службы, соблюдены. 
 
Но есть еще и общественное мнение, и это уже в адрес наследников писателя и лиц, вроде, считающих себя таковыми. 
 
Напомню, что формальными наследниками писателя являются родственники по боковой линии его четвертой жены по фамилии Букреевы. 
 
Не буду вдаваться в подробности, хотя архивного материала достаточно, но считаю, что Букреевых, что сейчас проживают в Санкт-Петербурге, по моему мнению, чуть ли не «подвинула» другая хабаровская родственница по фамилии Ряскова,.. закрепившая за собой оставшуюся квартиру, и это, увы, благодаря тогдашнему руководителю Хабаровской писательской организации Александровскому. 
 
Помню этого добродушного по натуре человека и отношусь с сочувствием, поскольку кончина его была трагичной. Но истина важнее, и в деле с «квартирным следом» еще немало загадок, хотя вывод для себя я уже сделал, но не буду торопиться с выводом. 
 
Пусть поработают и другие исследователи, и Константин Пронякин прежде всего, поскольку «накопал» уже немало дополнительной информации. 
 
Мне же остаются архивные изыскания и личные воспоминания. И я впервые решил озвучить один деликатный эпизод, ранее не публиковавшийся. 
 
Можете найти в интернете мое упоминание и фотографию с посмертной гипсовой маской Всеволода Никаноровича Иванова, десятилетиями хранившейся в редакции журнала «Дальний Восток», а потом куда-то подевавшейся. 
 
Так вот о том, кем создавалась эта маска и кто немало поведал мне о дружбе с писателем. Это был художник и публицист Николай Павлович Долбилкин, с которым мы часто беседовали, в том числе на диктофон. И он за несколько дней до собственной кончины спокойно сказал: «Ну вот и я собираюсь в дорогу». 
 
Говорили мы ранее и о том, как в декабре семьдесят первого Долбилкин вместе с другим художником, разумеется по просьбе распорядителей похорон, снимал эту гипсовую маску, что на языке криминалистов называется габитоскопией. 
 
Традиция изготовления посмертных масок, вообще-то, очень древняя, но не буду вдаваться в подробности. И по словам Долбилкина, было снято пять масок: одну передали в краеведческий музей, другую - в писательскую организацию. 
 
Спустя десятилетия, когда я работал заведующим отделом очерка и публицистики журнала «Дальний Восток», посмертная маска Вс.Н. Иванова, покрытая красной материей, лежала и в моем кабинете, и я ни раз с грустью вглядывался в черты лица ушедшего писателя, хотя и не испытывал каких-то мистических чувств, поскольку поработал и научным сотрудником музея археологии, имея дело с костями и черепами давно ушедших людей. 
 
Чувствовал, что эта печальная «реликвия» тяготила сотрудников редакции, как и писателей, чьи кабинеты находились ниже, поэтому гипсовую маску неоднократно хотели передать в музей, но там пояснили, что такая же маска есть и у них, хранится в фондах. 
 
Спустя годы, когда на моей редакционной должности работал уже другой человек, а сам я уезжал из Хабаровска, чтобы поработать редактором в поселке Ванино, зашел как-то в редакцию и поинтересовался насчет упомянутой маски. 
 
И мой собеседник, человек пожилой, но энергичный и прежде так любивший рассказывать об этой маске, на мой вопрос, и где же она, уклончиво ответил: не знаю, куда-то подевалась. 
 
Не знаю, что стало с этой маской, да и не считаю ее уникальной и достойной поклонения, поскольку подобные «раритеты» не для меня, но речь о самом отношении к памяти писателя-эмигранта Всеволода Никаноровича Иванова. 
 
Поэтому любые воспоминания, архивные документы и даже печальная история с надгробием писателя достойны внимания. 
 
А теперь моя публикация «Проклятие хорошей квартиры», где фотокопии писем упомянутых выше Букреевых весьма интересны, прочтите их внимательно. 

Владимир Иванов-Ардашев

Источник - debri-dv.ru

* * * 

ПРОКЛЯТИЕ ХОРОШЕЙ КВАРТИРЫ (автор - Владимир ИВАНОВ-АРДАШЕВ, г.Хабаровск)​

+1
16:45
619
RSS
Ветеран из Хабаровска
11:14 (отредактировано)
+1
Хорошо, что на сайте города Свободного так интересуются хабаровскими краеведческими публикациями, ведь это дело общее, имею в виду поиск корней и восстановление исторической справедливости.

Что касается этой публикации, хотел бы добавить, что людей, знавших писателя-эмигранта Всеволода Никаноровича Иванова, осталось очень мало и не все они историки и публицисты, но воспоминания их очень ценны.

Другое дело, все ли решатся приоткрыть завесу тайны, ведь в биографии писателя и очевидца Гражданской войны еще немало «всяких» страниц, ведь кому-то хотелось бы видеть привычным и безукоризненным этого незаурядного человека.
15:39 (отредактировано)
Всемирная энциклопедия в Интернете Википедия сообщила о частичном демонтаже исторического некрополя захоронения всемирно известного писателя Всеволода Никаноровича Иванова в Хабаровске.

Так, Википедия цитирует заявление президиума Хабаровского краевого отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК): «могила Вс. Н. Иванова подвергнута акту вандализма — сбит барельеф писателя — металлический профиль, выброшена за ограду скамейка, нарушены и разобраны элементы архитектуры исторического некрополя захоронения, на части некрополя произвели два захоронения с его частичным демонтажем…».

Как мы уже писали, прокуратура Хабаровска не нашла никаких нарушений в факте демонтажа исторического некрополя захоронения писателя Вс. Н. Иванова в Хабаровске.

Могила известного русского и дальневосточного писателя Всеволода Никаноровича Иванова (1888-1971) находится на Центральном городском кладбище Хабаровска, в секторе №1 — «Писательский сектор» и поставлена на государственную охрану, согласно решения Малого Совета Хабаровского краевого Совета народных депутатов от 20 августа 1993 года за №172 «Об утверждении списка памятников истории и культуры краевого значения, подлежащих государственной охране».

Источник — debri-dv.com
Александр Горбунов
В Хабаровске никогда не дорожили историческим и архитектурным наследием. С попустительства властей утеряны навсегда объекты деревянного зодчества конца 19-го — начала 20-го века, в 60-х годах уничтожено каменное здание жд вокзала, имевшее историческое значение. Тремя безликими высотками испоганен облик мемориала Славы, откуда открывался великолепный вид на Амур. Уничтожено историческое здание первой городской электростанции (потом студии кинохроники). Еще много-много можно перечислить. И кому есть дело из чиновников до могилы Вс. Иванова — они и не знают такого, и не читали.

Гостья
Я думаю, не только чиновников стоит винить в небрежном отношении к сохранению исторической памяти, но и музейщиков. Почему отводят глаза, когда напоминают об истории с уничтожением Литературного музея, к коей причастен директор краевого музея имени Гродекова г-н Рубан? Вот с него-то и нужно спросить, пока не ушел на пенсию, потом будет поздно.

Писатель
Автор реплики Горбунов прав насчет беспамятства чиновников. Впрочем, это относится и к большинству читающей еще публики. Мало кто интересуется книгами нашего удивительного земляка Всеволода Никаноровича Иванова. Сам я считаю его книги весьма неоднозначными, но малая проза в виде исторической трилогии о российских государях читается с интересом. И, конечно, воспоминания «Исход» о Гражданской войне — тем более сейчас, в преддверии столетия образования Дальневосточной республики, где «белый» журналист Вс.Н.Иванов был заметной фигурой.

Источник
Загрузка...
|
Похожие статьи
Тема: Работа министерства внутренней и информационной политики Амурской области, планы на 2017 год
Дальнейшая работа будет сосредоточена на обработке полученных научных результатов