Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ЛАЗАРЕВ С.Я.: ВНОВЬ СТАРЫЕ ПОРЯДКИ. ПАРТИЗАНСКИЕ РЕЙДЫ. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ИНТЕРВЕНТОВ. ПОХОРОНЫ. АРКА

ЛАЗАРЕВ С.Я.: ВНОВЬ СТАРЫЕ ПОРЯДКИ. ПАРТИЗАНСКИЕ РЕЙДЫ. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ИНТЕРВЕНТОВ. ПОХОРОНЫ. АРКА

Впервые напечатано  в газете "Зейские огни" от 27.07.1977 г №122

***

Труды Лазарева Сергея Яковлевича впервые оцифрованы на сайте "Свободная Интернет-Газета" с целью сохранения, приумножения и популяризации культурного наследия данного региона и его развития. Не преследуем коммерческие цели.

Статья рекомендована для учащихся, студентов, научных сотрудников исторической и краеведческой специализации, а также для всех читателей, интересующихся историей микрорайона Суражевка города Свободный.

 

ВНОВЬ СТАРЫЕ ПОРЯДКИ

С занятием города японскими интервентами жизнь на лесопильном заводе резко изменилась. Вновь был введён 11-часовой рабочий день, с 11 часов вечера и до 6 часов утра запрещалось передвижение по улицам Суражевки и по территории завода. Часть рабочего актива ушла на «ту сторону» Зеи, где и влилась впоследствии в партизанский отряд Задерновского. Другая часть – перешла на полулегальное положение: днём работала на своих рабочих местах, а ночью пряталась вне своих квартир. Винтовки и патроны, которые имелись во всех рабочих семьях, были попрятаны.

С появлением в Суражевке в ноябре 1918 года семёновцев начались аресты. Производились они обычно в ночное время. На территорию лесозавода японцы в ночное время не пускали никого, повсюду были расставлены посты.

К началу революции 1917 года Амурская железная дорога, строительство которой завершилось в 1915 году, находилась во временной эксплуатации. Все железнодорожные мосты от Хабаровска до ст. Карымская (под Читой) были деревянные, кроме мостов через Амур, Зею, Архару, Бурею, Томь. Сотни мостов представляли из себя шпальные решётки, скреплённые железными скобами и заполненные в середине камнем. По верху клеток укладывались деревянные прогоны, а по ним мостовые брусья.

 

ПАРТИЗАНСКИЕ РЕЙДЫ

С организацией зимой 1918-1919 гг. в амурской и Читинской областях партизанских отрядов запылали железнодорожные мосты. Поджоги их партизанами совершались так часто, что продвижение поездов по Амурской железной дороге стало крайне затруднительным. Японцы вынуждены были держать на восстановлении мостов специальные восстановительные поезда, действовавшие под охраной бронепоездов. Требовалось всё больше и больше мостовых брусьев, вагонных буферных брусьев, вагонной обшивы и половых досок – на восстановление часто попадавших в крушения вагонов. Лесопильный завод в Суражевке был полностью переключен на обеспечение деревянными деталями железной дороги и её подвижного состава.

Охрана японцами всех сооружений лесопильного завода была так организована, что следили за всеми рабочими в течение всего рабочего дня. Японское командование боялось поджога завода.

Несмотря на тяжёлые условия работы на заводе – в его механической, кузнечной и литейной мастерских – был постепенно налажен ремонт пулемётных замков и винтовочных затворов для партизанского отряда Задерновского. В этих мастерских по распоряжению японцев был организован ремонт некоторых вагонных деталей, поступавших на завод после крушений военных поездов. Это дало возможность металлистам завода производить в мастерских и ремонт оружия. Этот ремонт усилился зимой 1919-1920 гг.

Заработную плату в годы японской оккупации рабочие завода получали колчаковскими и семёновскими «деньгами». Они почти не имели никакой цены. Так, лавочники за один фунт постного масла брали 5 000 рублей колчаковскими. Руководству завода иногда удавалось обменять сделанные на заводе ещё до японской интервенции веялки и сортировки на продукты. К 1920 году весь остаток этих сельскохозяйственных орудий был «проеден». Продукты, полученные разными путями заводской конторой, выдавались рабочим по спискам. Жили очень тяжело. Огородов рабочие не имели, так как земля, пригодная для них, принадлежали или суражевским мещанам, или была управой сдана в аренду китайским и корейским огородникам.

 

ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ИНТЕРВЕНТОВ

В начале марта 1920 года власть японских интервентов в городе Свободный рухнула. Около трёх часов дня 11 марта по льду Зеи со стороны Введеновки подошёл к Суражевке партизанский отряд Задерновского. Встречали его рабочие лесозавода и мельниц, члены семей, обыватели. На встречу были отпущены ученики начального и высшего начального училищ. Народ для встречи партизан собрался на льду Зеи, несколько ниже впадения в неё Желуна. Вначале подошла к встречавшим кавалерия отряда, за ней пехота и затем обоз с пулемётами на санях. В рядах партизан были и рабочие лесозавода. Встреча была радостной, с криками «Ура!» и бросанием шапок вверх. В этот же вечер в «Ушаковской» школе состоялось собрание жителей Суражевки, на котором выступило несколько ораторов, приветствовавших приход красных партизан в посёлок.

На следующее утро через Дубовку начала входить в город партизанская армия «Старика». Через несколько дней японцы очистили от своего присутствия территорию лесопильного завода, погрузились в вагоны и уехали на восток.

 

ПОХОРОНЫ БОРЦОВ ЗА ВЛАСТЬ СОВЕТОВ

На лесопильном заводе вновь появилась профсоюзная организация, руководители которой вышли из подполья. Был восстановлен 8-часовой рабочий день, и к концу марта очищен от японского мусора и отремонтирован рабочий клуб.

В один из дней начала апреля 1920 года на городской площади, против Гондаттьевской школы, состоялось захоронение останков бойцов революции, погибших от рук японских интервентов и белогвардейцев. Изувеченные и расстрелянные люди были найдены в лесных распадках и оврагах в окрестностях города после таяния снега. Укладка погибших в гробы производилась в анатомичке хирургического корпуса железнодорожной больницы. Гробы получились необычно высокие. Вынос для захоронения состоялся от хирургического корпуса.

Для проводов в последний путь погибших революционеров собралось всё население Суражевки, станции Алексеевск и города. Рабочие лесопильного завода и мельниц, неся красные флаги с чёрными лентами, пришли в полном составе в железнодорожную больницу к 9 часам утра. Ожидали подхода управленцев-железнодорожников. С появлением их колонны траурная процессия начала строиться, и примерно в 10 часов утра началось траурное шествие. Перед первым гробом с приспущенными боевыми знамёнами шёл отряд красных партизан с винтовками. Затем следовали рабочие, несшие гроб. За ними шли родственники погибших, за которыми двигался взвод красных партизан или рабочих с винтовками. Далее шёл народ – мужчины, женщины, школьники. В таком порядке – за каждым гробом, с пением траурных революционных песен. Процессия спустилась по дороге к железнодорожному переезду и поднялась до Великокняжеской улицы (теперь ул.Мухина), по которой дошла до Управленческой и, сделав поворот налево, дошла до Большой улицы (ул.Ленина).

Когда первый гроб был вынесен на эту главную улицу города, последний 16-й гроб только начинали нести от железнодорожной больницы. На площади в отрытый под братскую могилу котлован гробы устанавливались в два ряда по мере движения траурной процессии к площади. Когда все гробы были установлены в братскую могилу, с временной трибуны в память павших бойцов революции начались выступления представителей советской власти в городе, командиров партизанских отрядов, рабочих, представителей интеллигенции. С пламенной речью выступил «дед» Архипов. Затем участники похорон запели «Вы жертвою пали…», был произведён трёхкратный салют из винтовок, и началось бросание горстей земли на гробы. В закапывании братской могилы участвовало большое количество людей, передававшим друг другу лопаты.

 

АРКА ПОБЕДЫ

На первом профсоюзном собрании рабочих завода в марте 1920 года мастером столярной мастерской был единогласно избран мой отец Лазарев Яков Павлович (бывший мастер Бармин бежал из Суражевки вместе с белыми). На этом же собрании постановили: «В ознаменовании победы революционных сил над японскими интервентами и белогвардейцами построить в Суражевке триумфальную арку». Составление чертежа на постройку арки было поручено новому мастеру столярной мастерской. Отец несколько вечеров просидел дома над листами бумаги, набрасывая варианты триумфальной арки и проставляя размеры её деталей. Дело было для него совсем непривычное, но исключительное трудолюбие и большой практический опыт в столярном деле позволили ему выполнить работу в кратчайший срок. На заводском профсоюзном комитете были рассмотрены чертежи, и один из них утверждён. Решено было сделать арку к празднованию 1 Мая. Срок был небольшой – немного больше месяца. Отец выбрал на лесном складе завода подходящие брёвна для каркаса арки. Из этих брёвен сделали большеразмерные брусья. На обшивку каркаса пошла вагонная обшива. Точёные столярные изделия были сделаны из «бархатного» дерева. Самые сложные деревянные украшения отец сделал сам. Часть деталей сделал молодой столяр ермил Иванович Каратаев (в дальнейшем он многие годы работал в мастерских дорстроя Амурской железной дороги. Умер будучи пенсионером в Суражевке в 1970-м году). Окраска столярных украшений арки была произведена на заводе сразу после их изготовления. Дней за десять до 1 Мая на поляне по Кабинетской улице и немного в стороне от Вокзальной улицы был установлен каркас триумфальной арки и начата его облицовка. За два дня до праздника все столярные и малярные работы были окончены. Величественная триумфальная арка (не чета прежним «царским») высотой свыше 8 метров с красной звездой на шпиле посередине и шпилями на боковых тумбах стала украшением Суражевки тех лет. Около арки была поставлена высокая трибуна для ораторов.

Первомайская демонстрация трудящихся Суражевки в 1920 году прошла под триумфальной аркой, приветствуемая с трибуны возгласами ораторов.

ЛАЗАРЕВ Сергей Яковлевич

09:20
172
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Год назад, белогорцы поддержали инициативу А.Каменева провести проверку муниципальных ресурсоснабжающих предприятий ЖКХ