Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Я. Тряпицин и поход партизан на Нижний Амур - 1

Я. Тряпицин и поход партизан на Нижний Амур - 1

Отрывки из книги "Партизанское и подпольное движение на территории Хабаровского края в период колчаковщины: проблемные вопросы, факты, решения. Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2013. 163 с. Тираж 66 экз.

Глава 2. Вопросы партизанского движения на Нижнем Амуре

Включение всего населения Нижнего Амура в борьбу против колчаковщины, интервенции и режима атамана Калмыкова произошло после занятия этого региона спустившимися сюда из района Хабаровска отрядами партизан.  Сам факт этого движения хорошо известен исторической науке, однако остаётся целый ряд не до конца выясненных вопросов, среди которых наиболее важными являются следующие:

1. Роль Я.И.Тряпицина в этом походе.
2. Датировка основных событий похода до Циммермановского боя включительно.
3. Вопросы Циммермановского боя.
4. Вопросы прорыва партизан в низовья Амура.
5. Взаимоотношения военревштаба со штабом Тряпицина после Циммермановского боя.
6. Вопросы создания «Красной армии Николаевского района».
7. Причины успеха партизан на Нижнем Амуре.

Разберём каждый из этих вопросов по очереди.

1. Согласно книге В.П.Голионко Я.Тряпицин после Анастасьевской конференции «вышел из подчинения штаба и со своим отрядом в 35 человек направился в низовья Амура» (Голионко В.П. В огне борьбы. Москва, 1958. С.134). Подобная оценка похода Тряпицина попала и в Историю Дальнего Востока России, где сказано, что он «с отрядом в 19 человек ушёл на Нижний Амур ... восстанавливать советскую власть» (История Дальнего Востока России. Кн.1. Т.3. Владивосток, 2003. С.348), без указания, при этом, на какую бы то ни было подчинённость этого партизанского командира, что неявно подразумевает самостоятельность его действий.

Однако такое «самоуправство» Я.Тряпицина не подтверждается сохранившимися свидетельствами непосредственных участников этого похода.  В частности, из воспоминаний бывших членов военревштаба Д.Бойко-Павлова, М.Попко, И.Жукова и И.Безсонова следует, что отряд Тряпицина был послан на нижний Амур в целях обеспечения реализации принятого штабом плана использования ресурсов этого региона для продолжения и дальнейшего развёртывания партизанской войны в Приамурье.  Общее же руководство непосредственной организационной работой с населением занятой в результате этого похода территории было поручено отправленным туда вместе с отрядом Тряпицина трём членам военревштаба — М.Попко, Н.Лебедевой и И.Жукову.

Как свидетельствует Д.Бузин-Бич, командующим экспедиционным отрядом с самого начала был избран партизанами, а затем и утверждён штабом Я.Тряпицин.  М.Попко же и Н.Лебедевой была «поручена агитационная работа по деревням Амура, вылавливание активных противников партизанского движения, организация сельревкомов, изыскание продовольствия и обмундирования ..., сбор оружия и патронов».  Для выполнения этой работы им была выделена особая агитгруппа и небольшая охрана (Д.Бузин. Рецензия к статье Бойко-Павлова Д. «Партизанская борьба в Приамурье». 1935г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.170. Л.128).

Однако сказанное им относится, скорее всего, уже ко времени стоянки отряда в с. Троицком.  Именно там, по свидетельству Д.Булатова, в отряде Тряпицина «были созданы обоз, летучий санотряд, агитационный отдел и т.д.», после чего «в его отряде появились Попко, Жуков, Н.Лебедева и Павлов-Бойко» (Булатов Д. Партизанское движение в низовьях Амура в 1918-1920 гг. / Дальистпарт. Кн.1. Чита-Владивосток, 1923. С.57).  По-видимому, первые трое догнали здесь отряд Тряпицина после организации ревкомов в попутных деревнях, а вслед за ними прибыл сюда и председатель штаба Д.Бойко-Павлов.

Там же, продолжает Д.Булатов, «по предложению товарища Бича, был принят план захвата всего низовья р. Амур и г. Николаевска ... и намечена постоянная резиденция военревштаба в с. Нижне-Тамбовке». Именно на основании решений штаба в с. Троицком, судя по данным Д.Булатова, «было приступлено к объединению соседних отрядов низовья Амура под командованием Тряпицина» (Булатов Д. Партизанское движение в низовьях Амура в 1918-1920 гг. / Дальистпарт. Кн.1. Чита-Владивосток, 1923. С.57).  Да и сам Бузин-Бич пишет, что в свой поход «отряд Тряпицина тогда (то есть после назначения Тряпицина командиром — Ю.Т.) вышел из Троицкого», «причём было предложено потом подчинить отряд коммуниста тов. Мизина».  Правда, «в Малмыже, на объединённом собрании партизан, тов. Мизин отказался подчиниться Тряпицыну, но отряд голосовал за Тряпицына, а Мизина избрали помощником, с оставлением начальником Малмыжского гарнизона» (Д.Бузин. Рецензия к статье Бойко-Павлова Д. «Партизанская борьба в Приамурье». 1935г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.170. Л.127, 128).

И.Жуков подтверждает, что в Малмыже «состоялось совещание членов Военно-революционного штаба с участием командиров отрядов Тряпицина и Мизина», а также то, что на нём решался вопрос о слиянии отрядов.  Правда, в отличие от Бузина-Бича, он сообщает не о выборах командира, а только о его назначении решением военревштаба (И.Ф.Жуков. По Амурским сёлам. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.187).  В 50-е годы XX столетия в советской исторической литературе вообще считалось дурным тоном упоминать о выборности командного состава даже среди партизан.

Присутствие на этом собрании всех трёх представителей штаба связано было, очевидно, с необходимостью убедить партизан отряда Мизина влиться в состав экспедиционного отряда Тряпицина, что оказалось весьма непростой задачей.  Как пишет П.Малаев, митинг по этому вопросу продолжался всю ночь, а в итоге непосредственно в отряд Тряпицина перешли тогда только 3 человека (П.Д.Малаев. Партизанский поход в низовья Амура. / За Советский Дальний Восток. Владивосток, 1981. С.196).  Отряд Оцевилли-Павлуцкого, ещё осенью отделившийся от отряда Мизина, присоединился к Тряпицину позже, когда тот проходил д. Ильинку (теперь - Новоильиновка — Ю.Т.) Нижне-Тамбовской волости (Булатов Д. Партизанское движение в низовьях Амура в 1918-1920 гг. / Дальистпарт. Кн.1. Чита-Владивосток, 1923. С.58-60).
...

4. После Циммермановского боя численность экспедиционного партизанского отряда стала очень быстро расти.  Подошло посланное военревштабом подкрепление, опоздавшее к началу боя на 4 дня.  Д.Булатов сообщает, что выступило оно из с. Троицкого под командование Т.Наумова (Булатов Д. Партизанское движение в низовьях Амура в 1918-1920 гг. / Дальистпарт. Кн.1. Чита-Владивосток, 1923. С.62).  И.Безсонов указывает его численность — 165 человек (Безсонов. Борьба за власть Советов в Приморье. / Дальистпарт. Кн.2. Владивосток, 1924. С.131).  Вряд ли весь этот отряд был сформирован в с. Троицком.  По свидетельству И.Жукова, отрядом Тряпицина в этом селе был оставлен лишь «небольшой гарнизон».  Более конкретно понятие «небольшой» можно представить себе в сравнении с численностью самого отряда Тряпицына, выступившего в поход из с. Троицкого.  Как утверждает Д.Бузин-Бич, она составляла не более 80 человек (Д.Бузин. Рецензия к статье Бойко-Павлова Д. «Партизанская борьба в Приамурье». 1935г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.170. Л.128).

По данным П.Д.Малаева, Т.Наумов сформировал в Елабуге отряд лыжников из молодёжи ближайших деревень (П.Д.Малаев. Партизанский поход в низовья Амура. / За Советский Дальний Восток. Владивосток, 1981. С.195).  Наумов появился в соседнем селе Сарапульском вместе с остатками отряда Холодилова вскоре после гибели партизанской продовольственной базы (Д.Бузин. Рецензия к статье Бойко-Павлова Д. «Партизанская борьба в Приамурье». 1935г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.170. Л.127), то есть примерно в самом конце ноября.  Со своим отрядом лыжников он потом, видимо, перебрался в с. Троицкое, а оттуда, получив приказ военревштаба, вместе с местным гарнизоном отправился в Циммермановку.

По пути, в с. Малмыж к нему, по-видимому, присоединился отряд Мизина, оставленный здесь в качестве гарнизона после отказа своего командира подчиниться Тряпицыну.  Могли войти в состав отряда Наумова и подоспевшие в с. Нижне-Тамбовское новые призывники.  После его прихода в Циммермановку там скопилось уже не менее 350 партизан.  Между тем продолжали прибывать новобранцы из окрестных деревень, где после удачного исхода Циммермановского боя мобилизация давала, как пишет Д.Булатов, 100-процентный результат.  Начался беспрерывный приток добровольцев (Булатов Д. Партизанское движение в низовьях Амура в 1918-1920 гг. / Дальистпарт. Кн.1. Чита-Владивосток, 1923. С.62).  Согласно воспоминаниям Стрельцова-Курбатова, отряд вскоре был разбит на 3 роты, командирами которых стали Стрельцов, Щерый (Видимо, брат казнённого в октябре карателями помощника командира отряда Мизина ) и Рыжов (Стрельцов-Курбатов. Партизанское движение в низовьях Амура. 1930 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.45).

По утверждению И.Жукова, он сам и М.Попко сразу после Циммермановского боя вернулись в с. Нижне-Тамбовское (И.Ф.Жуков. По Амурским сёлам. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.192).  Между тем, Д.Булатов в своей работе сразу после сообщения о приходе подкрепления из с. Троицкого пишет, что «на устроенном совещании активных работников совместно с членами штаба (Жуковым и Попко) постановлено ... утвердить назначение высшего командного состава и созданный Бичом штаб фронта ... ввиду того, что военно-революционный штаб до сих пор не мог ещё собрать кворума для разрешения накопившихся вопросов» (Булатов Д. Партизанское движение в низовьях Амура в 1918-1920 гг. / Дальистпарт. Кн.1. Чита-Владивосток, 1923. С.62).

Из этого сообщения следует, что штаб Николаевского фронта был создан вскоре после Циммермановского боя Д.Бузиным-Бичом.  Правда, сам Бузин-Бич и другие свидетели из числа партизан его отряда факт создания штаба фронта именно в то время не подтверждают.  Возможно, первоначально он считался не штабом фронта, а штабом отряда или направления.  Состав его в точности не известен, так как вся штабная документация сгорела впоследствии во время попытки японского переворота в г. Николаевске 12 марта 1920 года.

По свидетельству И.Безсонова, начальником штаба стал Т.Наумов (Безсонов. Борьба за власть Советов в Приморье. / Дальистпарт. Кн.2. Владивосток, 1924. С.133), что выглядит вполне логично.  Имея в прошлом чин штабс-капитана, он был самым старшим по званию из всех бывших офицеров среди партизан, однако занять пост командующего он не мог, поскольку им уже был утверждён военревштабом ранее избранный самими партизанами Я.Тряпицын (бывший прапорщик), а в его отсутствие отрядом командовал Д.Бузин-Бич.

То, что данный штаб всё-таки был создан именно тогда, вытекает и из свидетельства И.Бессонова, который пишет, что это произошло «немного спустя» после отправки Тряпицыну подкрепления в числе 165 человек (Безсонов. Борьба за власть Советов в Приморье. / Дальистпарт. Кн.2. Владивосток, 1924. С.131).  Косвенно подтверждает эту датировку и М.Попко. Выступая на вечере воспоминаний 9 февраля 1929 года, он произнёс вскользь следующую фразу: «некоторым товарищам памятна история разделения на фронты Николаевский и Хабаровский.  К тому времени мы дошли примерно до Нижне-Тамбовской» (Воспоминания Попко. 1929 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.179. Л.7).  К моменту Циммермановского боя и сразу после него, то есть к концу декабря, партизаны действительно контролировали Нижний Амур не дальше Нижне-Тамбовской волости.

С другой стороны фронта партизанам в это время противостоял расположившийся в с. Софийском отдельный запасной батальон полковника Вица.  Находясь там, он перекрывал партизанам путь в низовья Амура.  Получив сведения о движении вниз партизанских сил, батальон Вица стал усиленно готовить с. Софийское к обороне.  По свидетельству Борисонова, «белые … делали в Софийском разные насыпи из брёвен, крестьян заставляли работать день и ночь» (Воспоминания Борисонова. 1933 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.239).

Численность этой группировки белогвардейцев можно определить только приблизительно, отняв от 400 человек штатного состава 90 потерянных под Циммермановкой солдат и офицеров, и добавив 60 (И.Ф.Жуков. По Амурским сёлам. / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск, 1957. С.189) отступивших из Киселёвки, по данным И.Жукова, казаков и милиционеров.  Получаем 370 человек, а с учётом следовавших с отрядом примерно полутора десятков офицеров из других частей (всего было 27 офицеров разных частей (Воспоминания Борисонова. 1933 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.240)) — около 400.  Именно этой цифрой измерял силы белых в с. Мариинском один из участников похода в низовья Амура бывший партизан Борисонов (Воспоминания Борисонова. 1933 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.239).

Примерно в первой декаде января в штабе отряда Бузина-Бича вновь появился пропавший командующий Я.Тряпицин (В.П.Малаев ошибочно утверждает, что это произошло 20 декабря - Ю.Т.).  Оказалось, что ему удалось обходным путём, через Киселёвские и Удыльские прииски, проникнуть в низовья Амура и организовать там Горный партизанский отряд, численностью до 100 человек, который внезапным ночным налётом занял с. Богородское на Амуре, отрезав, таким образом, батальон Вица от г. Николаевска (Стрельцов-Курбатов. Партизанское движение в низовьях Амура. 1930 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.45).

По воспоминаниям Кацубы, находившегося в то время вместе с Тряпициным, в с. Богородском отряду удалось захватить ночевавших у начальника почты почтовых чиновников, которые везли белым в с. Софийское рождественские подарки от населения г. Николаевска Воспоминания И.Бирзова (Кацубы). 1931 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.136-об; Воспоминания Долгова. 1931 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.119).  Позже, в воспоминаниях партизан, лично не участвовавших в этой операции, а через них и в исторических произведениях, появился сильно преувеличенный вариант данной истории, согласно которому, отряд Тряпицина перехватил большой обоз с оружием и продовольствием, шедший из Николаевска в Мариинское.

Из Богородского Тряпицин сразу же отправил телеграмму полковнику Вицу с предложением о капитуляции.  Получив такое известие, Виц немедленно отвёл свой батальон из Софийского в с. Мариинское, очевидно опасаясь быть отрезанным не только от Николаевска, но и от бухты Де-Кастри.  Отряд Бузина-Бича тут же занял с. Софийское и начал готовиться к наступлению на Мариинское.

Тряпицин же, не давая белым опомниться, выехал на захваченных им почтовых лошадях в с. Мариинское, где в одиночку явился прямо в штаб белых с повторным предложением о капитуляции.  Вероятно, именно тогда самим Тряпициным была сочинена для белых офицеров история с захватом посланного из Николаевска обоза.  В доказательство он предъявил им письма и продукты из рождественских посылок.

По-видимому, ему удалось произвести нужное впечатление на полковника Вица и его офицеров, поскольку те не только позволили Тряпицину уйти невредимым, но и приняли затем фатальное для себя решение увести батальон в бухту Де-Кастри.  Тем самым они признавали своё поражение и оставляли практически беззащитным г. Николаевск, судьба которого с этого момента была решена.  Всё это сознавали, по-видимому, и солдаты, поскольку большинство из них, узнав о решении командования, предложили ему пробиваться в Николаевск, а получив подтверждение приказа об отступлении на Де-Кастри, отказались его выполнять и остались в с. Мариинском.  После этого полковник Виц с кучкой офицеров и доверившихся им солдат поспешно бежал, оставив свой батальон на произвол судьбы.

Это произошло как раз перед запланированным наступлением отряда Бузина-Бича на лагерь белых в с. Мариинском.  Решение об этом наступлении, как свидетельствует Стрельцов-Курбатов, было принято накануне вечером, а ночью в штаб отряда явился сам Тряпицин и сообщил об уходе Вица и о своих действиях, после чего опять вернулся в Богородское.  Утром отряд Бузина-Бича двинулся к Мариинскому, где к нему  присоединился оставшийся здесь личный состав белогвардейского батальона вместе с Киселёвскими казаками.  Вскоре подошёл из с. Богородского и Горный партизанский отряд самого Тряпицина (Стрельцов-Курбатов. Партизанское движение в низовьях Амура. 1930 г. / ГАХК Ф.44. Оп.1. Д.329. Л.45-46).

Время этого события отмечено в работах Д.Бузина-Бича и П.Малаева.  Январские датировки последнего, в отличие от ноябрьских и декабрьских, в основном подтверждаются другими источниками.  По его данным, отряд Вица ушёл из с. Мариинского 8 января 1920 года.  В погоню за ним был отправлены русские и нанайские лыжники И.Ирвина.  В бухте Де-Кастри партизаны блокировали белогвардейцев и после 50-дневной осады заставили их сдаться (П.Д.Малаев. Партизанский поход в низовья Амура. / За Советский Дальний Восток. Владивосток, 1981. С.199). 

Подтверждает вступление партизан в Мариинское 8 января и Д.Бузин-Бич (Дмитрий Бузин-Бич. Интервенты хозяйничают. / Таёжные походы. Хабаровск, 1972. С.230).

Источник - www.proza.ru

09:30
1285
RSS
19:25
Прочла с интересом.
Загрузка...
|
Похожие статьи
Уход Тряпицына в сторону Николаевска-на-Амуре трактуется по-разному... Ч.5.1
Впервые оцифровано в полном объёме. Часть 10