ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 312. Отбираю документы у милиционеров

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 312. Отбираю документы у милиционеров

В октябре месяце наш узел связи «завоевал» переходящее Красное знамя по Дальневосточной железной дороге, вручение которого проходило, в клубе железнодорожников, где работал буфет, и были накрыты со  спиртным столы.

Этот клуб находился в двухстах метрах от крыльца  дома, в котором жила наша семья. К началу банкета янемного опоздал, но когда входил в фойе клуба, в дверях нос к носу столкнулся с ревизором движения Дубовым, которого два пьяных незнакомых мне молодца,  выводили на улицу. Дубов еле стоял на ногах, но продолжал ругаться.

Мне показалось, что произошла ссора и, очевидно по всему, ребята его ведут на разборку. Преградил путь молодчикам, обратившись к ним со словами: «Уважаемые, кто вы такие и куда тащите этого человека?» Был прилично одет и своим видом внушал доверие. Один из них нагло попёр на меня: «Уйди с дороги! Я лейтенант милиции Олейников!»

Подумал, что он шутит, поэтому, не уступая дороги, в тон лейтенанту, говорю: «Разрешите представиться, перед вами старший лейтенант КГБ Шиманский. Прошу мне представить ваши документы!» К моему великому удивлению, пьяный мужчина вынул из кармана и протянул мне удостоверение. Разворачиваю его и вижу на нём красную полосу по гиогонали и чёткую надпись – лейтенант милиции Олейников.

Не растерялся и в упор спрашиваю его: «Почему не в форме и пьяный?» Лейтенант же растерялся, не зная что сказать, а я уже обращаюсь к его напарнику: «А вы кто?» Тот назвался старшиной милиции и тоже подаёт мне свои документы. С моей стороны вопросы те же.

Вдруг в поле моего зрения попала фигура киномеханика клуба Алексея Шелудько, который с раскрытым ртом стоял недалеко от меня и наблюдал за происходящим. Я боялся, что Алексей сейчас вмешаться и мне за самозванство достанется на орехи, как «сидорову козлу», но тот стоял, как вкопанный столб и молчал.

Я был трезв и держался уверенно, что произвело на милиционеров впечатление. Документы лейтенанта и старшины положил себе в карман, сказав им: «Завтра вы их получите у начальника милиции подполковника Кузнецова, а пока ревизора Дубова отведите на вокзал, усадите в поезд и отправьте на станцию Бира. О выполнении задания доложите мне, я буду в клубе». Они, по военному сказали: «Есть! Будет исполнено, товарищ старший лейтенант!» После этого, взяв Дубова под руки, повели его в сторону железнодорожного вокзала.

Прошло около часа, сидел в буфете, но спиртного не пил, поэтому был трезвый. Слышу, кто-то сзади тихонько трогает меня за плечо. Оборачиваюсь, передо мной знакомое лицо, но, где его видел, не могу вспомнить. После того, когда этот человек обратился ко мне со словами: «Товарищ, старший лейтенант, мы вашего друга отправили в Биру. Пожалуйста, верните нам наши документы и ничего не говорите Кузнецову, а то нам влетит за то, что мы были под градусом», вернул ему документы и успокоился.

Дня через три после этого случая возвращался в Облучье из Биробиджана в купированном вагоне после объезда по своему участку. Со мной в одном купе оказался знакомый  мне прокурор Кошелев.

Без всякой задней мысли рассказал ему о случае с милиционерами. 

Кошелев выслушал меня и говорит: «На первый взгляд ты сделал благородное дело – помог избежать драки, но, не смотря, на это, ты рисковал получить за присвоение государственной власти четыре года тюрьмы. Запомни на будущее, что такими вещами не шутят! Если бы тебя разоблачили, что ты не сотрудник КГБ, так оно  и было бы».

0
104
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...