Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 257. Дорога в Милоградово. Семья Фищенко

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 257. Дорога в Милоградово. Семья Фищенко

Минут через сорок, после моего прибытия, Иван Заруба подошел ко мне и тем же флегматичным голосом произнёс: «Сынок, ты баб давно не щупал? Хочешь на них посмотреть?  Сейчас из деревни Милоградово придёт за грузом машина, мы на ней поедим в увольнение с ночевкой, поедешь с нами?»

Я пожал плечами: «Не знаю! Надо у мичмана спросить»! «Он знает о том, что ты едешь. Твоя служба начинается с завтрашнего дня, а сегодня будем гулять. Понял?»

В это время часть ребят находилась на вахте, поэтому я ещё не успел познакомиться с ними.  Мне было неудобно в деревне появляться в первый раз пьяным, поэтому попытался от поездки отказаться, но ребята уговорили меня: «Ты год отслужил, у тебя в запасе ещё четыре, за это время успеешь себя показать».

После этих слов Митя Лобко позвал меня в «баталерку» и спросил: «Что будешь там  пить, выбирай!» Я ответил, что  с меня хватит того, что уже выпил здесь, но ребята убеждали: «Пока доедим до Милоградово, всё из тебя выветрится!»  Ответил: «Берите всё по своему усмотрению».

Взяв одну бутылку коньяка, пять - вина и закуску, мы направились к бухте, куда подошла бортовая колхозная машина «полуторка». После того, как на неё погрузили какие-то ящики, и уселись на них мы, машина тронулась и повезла нас в незнакомую мне деревню Милоградово, которая находится за перевалом, в семи километрах от бухты «Красная скала».

Мы пересекли песчаное плато и поднялись на перевал. Конец сентября, а было тепло, как летом. Природа поразила меня своими красками и разнообразием растительности. Густой зелёный лиственный лес, нависая над нами, вдоль дороги стоял стеной. Нам от веток постоянно приходилось прикрывать лицо руками.

Было такое впечатление, что мы едим по тоннелю. Иван Заруба своим ровным спокойным голосом обращается ко мне: «Сынок, уклоняйся от веток, но не трогай их руками, а то получится, как в анекдоте про хохлов». «В каком анекдоте?» - спросил я.

Иван: «Не слышал? Тогда слушай. Едут по лесу в кузове машины два хохла. Тот, что стоял впереди, схватился за ветку, чтобы она не задела его, оттянул её и отпустил. Эта ветка с такой силой ударила по глазам второму хохлу, что у того выскочил один глаз. Пострадавший говорит первому: «Спасибо, кум, что поддержал ветку, не то оба глаза выскочили бы! Понял?»

Машина, спустившись с перевала, пересекла небольшую речку с китайским названием Ванцин, и мы оказались около молочной фермы деревни Милоградово. Обратил внимание на пару длинных улиц и на дома деревянной постройки. Ребята заранее предупредили меня о том, что у них в Милоградово есть квартиры, в которых они, приходя в увольнение с ночевкой, останавливаются, а за гостеприимство расплачиваются помощью в заготовке дров, копке огородов  и продуктами.

Пройдя метров пятьдесят по переулку, мы прошли мимо школы и вышли на перекрёсток двух улиц.

Справа от нас осталось здание школы, слева - водокачка, а через дорогу - деревенский клуб и небольшоё одноэтажное здание из нескольких квартир с отдельными входами. В одну из этих квартир этого дома мы постучались и вошли. На пороге нас встретила женщина лет сорока - сорока пяти, сказав с улыбкой: «Вот ещё к нам гости пожаловали!»

Сергей Храмов успокоил хозяйку: «Мария Александровна, мы вас стеснять не будем, как отметим пополнение в наших рядах, сразу рассосёмся кто куда». На что женщина ответила: «Вы нас не стесните, на полу места всем хватит!»

В комнате кроме Марии Александровной  находились  три  её симпатичные дочери. Две из них были моего возраста, а одна лет двенадцати. Сергей представил их мне: «Это Роза, она учится во Владивостоке в педагогическом техникуме, сейчас приехала к маме в гости. Люба учится в девятом классе на бухте Пфусунг, а в Милоградово приезжает только на воскресенье, Валюша учится здесь в Милоградово в шестом классе».

Нам быстро накрыли стол, мы уселись вокруг него, открыли бутылки и вином наполнили рюмки. Первый тост подняли за моё прибытие. Выпил, но подумал, что следующий тост надо пропустить, иначе опьянею. Девчонки пить не стали. Обратил внимание на Розу, которая стояла, прислонившись к обогревателю печи, и смотрела в нашу сторону. Встал из-за стола, подошел к ней и спросил: «О чём грустим, красавица?»

Роза была очаровательной девушкой с карими глазами. Густые, чёрные брови, правильный овал милого лица, и обвораживающая улыбка располагала к себе.

Порасспрашивал Розу о Владивостоке, об учёбе и о многом другом. Она действительно оказалась моей ровесницей. Из-за стола в мою сторону, то и дело, раздавались приглашения, от которых деликатно отмахивался. В конце концов, Митя Лобко  махнул на меня рукой и сказал: «Что пристали к парню? Он целый год не разговаривал с девушками, пусть отведёт душу!»

После застолья все матросы разошлись по другим хатам, а мы с Сергеем остались у Марии Александровной. Любаша и Валя легли  с матерью на широкой двуспальной кровати, Роза на односпальной койке, которая стояла на противоположной стороне комнаты, а мы с Сергеем расположились на полу.

22:45
1118
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|