Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 287. Женитьба Геннадия и поведение Люськи

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 287. Женитьба Геннадия и поведение Люськи

Через некоторое время узнаю, что мой брат снова встречается с Мильчаковой Люськой, поэтому решил серьёзно поговорить с ним. Гена не стал отрицать этого, но заявил мне: «Несмотря на твои советы и запрет родителей, женюсь на Люсе». Я ему: «Ты в своём уме? Разве тебя ничему не научил урок её флирта с Борисом? Короче говоря, она, или я?» На это брат мне ответил: «Она!»

Я ему сказал: «Раз так, пусть будет по твоему, но запомни одно – ты променял кровь на воду, поэтому с этой минуты моё отношение к тебе, как бы мне не хотелось, изменится в худшую сторону. Разговор окончен».

Через некоторое время на танцах ко мне подошла Люська, отвела меня  в сторону и стала «плакаться в платочек»: «Вася, я беременная от Гены, мы хотим пожениться, а ваши родители и ты против этого. Поговори со своими родителями и посодействуй нам в этом вопросе». Пообещал, что при первой возможности поговорю с отцом и мамой.

На другой день дома рассказал о разговоре с Люськой. Отец вздохнул и говорит: «Жалко парня! Будет с ней мучиться и нам достанется на орехи, но что делать? Пусть женится! Чей бы бычок не прыгал, телятки всё равно будут нашими».

Мать: «Получается нехорошо. Первым должен жениться старший брат, а затем младший. Василий, ты любишь Раису, поезжай к ней, узнай, как там обстоят дела и женись на ней, а потом пусть женится Геннадий». Сказал, что подумаю над этим вопросом.

***

После разговора с матерью у меня защемило сердце, и я решил съездить в Белогорск. Когда подошел к тому бараку, где когда-то жила моя «любовь», долго стоял, не решаясь позвонить в дверь, но после некоторых колебаний нажал кнопку звонка. Дверь мне открыла Мария Владимировна, она узнала меня, поэтому пригласила в квартиру.

Между нами состоялся разговор, из которого узнал, что Раиса учится на третьем курсе естественно-географического факультета в Благовещенском педагогическом институте и, в данное время, ни с кем не дружит. Ещё Мария Владимировна сказала, что она не будет против моего брака с Раисой, но только после того, когда Рая окончит институт. Она дала мне Раисин адрес в Благовещенске.

Обратил внимание на болезненный вид Марии Владимировной, расспросил у неё о болезни и пообещал достать дефицитные лекарства, а из дому написал письмо Раисе.

Ответ от неё получил мгновенно. Раиса писала о том, что не против нашей встречи. Лекарство Марии Владимировной я отвёз, а вскоре состоялась наша долгожданная встреча. Обратил внимание на то, что передо мной стояла не та тринадцатилетняя наивная девочка, а восемнадцатилетняя умная  красавица.

Прежде всего спросил у неё: «Рая, почему ты не ответила на моё письмо, которое после отпуска, написал тебе  из Владивостока?»  Это она объяснила так: «Твоё письмо от меня спрятала мама, а номер твоей части не запомнила. Когда через год обнаружила его, отвечать на него стало стыдно».

Не стал ворошить прошлого и предложил ей выйти за меня замуж. Раиса подумала и сказала: «Вася, у меня ещё впереди два года учёбы в институте. Прошли годы, за это время мы стали совсем другими людьми, поэтому нам необходимо вновь ближе присмотреться друг другу, а потом решиться на такой серьёзный шаг, как супружеская жизнь». Я с ней согласился.

***

Вскоре после разговора с родителями, не дождавшись моей женитьбы, Геннадий привёл к нам в дом молодую жену по имени Люся, которая нигде не работала, а сидела днями дома и сияла от счастья. Как-то она гладила бельё, и я попросил её погладить мне галстук. Люся погладила, но через некоторое время её соседка по коммунальной квартире Лида сказала мне: «Люська жаловалась мне, что вы там её затыркали.

Она обстирывает вас, гладит тебе брюки и, вообще, вся работа в доме лежит на ней». Мне было неприятно слышать откровенную ложь, после этого случая перестал замечать в доме жену брата и о чём-либо с ней вести разговор.

Недолгое её пребывание в нашем доме превратила нашу жизнь в кошмары. Сплетни, сочинённые Люськой, выбивали всех нас из колеи. Пришла как-то к нам отцовская сестра тётя Марфа, мать ей сказала, что Гена женился и у них скоро будет ребёнок.

Люська вылетает из спальни, встала в позу «руки под бока» и кричит: «Какой ребёнок? Я сделала аборт  и теперь никакого ребёнка у нас не будет!» Мать схватилась за голову и запричитала: «Люся, что ты наделала? Разве можно делать, не рожающей женщине, аборт? У вас потом детей может не быть! Господи, зачем ты так поступила? Прокормили бы мы твоё дитя!»

Люська, в благодарность на слова свекрови, стала ей выговаривать: «Вы щелкаете семечки, а я за вами буду мусор убирать?». Мать: «Что ты говоришь? Когда ты за мной убирала? За собой я всегда сама убираю! Вот горе на мою голову свалилось!» Люська: «Что, не было невестки и это не невестка?»

Тётя Марфа засобиралась домой, а мама от обиды заплакала. Вечером она обо всём рассказала отцу, мне и моей сестре Наташе. Я промолчал, а Наташа пожалела младшего братишку и его жену: «Что вы до неё докопались?»

Отец: «Если ты такая жалостливая, забирай их к себе». Наташа: «Ну, и заберу!». Так Геннадий с Люськой переехали к Наташе. Мы вздохнули с облегчением, а у Наташи «концерты» продолжались, но та их терпела. Отец на это сказал: «Сама на себя надела хомут, сама пусть и снимает».

19:00
1202
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|