Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 289. Взрыв котла в городской бане

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 289. Взрыв котла в городской бане

В апреле пятьдесят восьмого года куда-то шел по улице Сталинской (прим.админа - ныне улица Ленина). Когда был в районе Госбанка (прим.админа - ныне военкомат), неожиданно налетел страшный ветер, и началась гроза. Успел заскочить на высокое крыльцо Главпочтамта (прим.админа - ныне Почтамтский рынок), как начался сильный ливень, засверкали молнии, и загремел гром. Пока ждал окончания грозы, что-то невдалеке грохнуло, раздался свист, и всё смолкло.

Мне показалось, что это гром, но после грозы люди бросились в сторону городской бани, которая стояла на квартал ниже Госбанка. Конечно же, последовал за ними. Около бани собралась толпа зевак и солдат. Выяснилось, что в то время, когда в бане мылись солдаты, взорвался котёл и, как ракета, пробив крышу, взмыл в воздух и улетел на улицу Линейную, где упал рядом с крыльцом жилого дома. На счастье никто не пострадал.

***

Я работал на заводе «Автозапчасть» и учился в восьмом классе школы рабочей молодёжи, был членом заводского комитета ВЛКСМ, входил в состав бюро и был редактором заводской газеты «Металлист». За активную работу в стенной печати завода председателем завкома Федюшко был награждён библиотечкой, в состав которой вошел роман «Океанский патруль», неизвестного тогда писателя Валентина Пикуля, С этих книг, практически, началась моя библиотека.

Как-то вечером позвонил в квартиру Светликовых, двери открыла мне Эльвирина мама Валентина Ивановна. Она пригласила меня войти в квартиру. Вошёл. В доме, кроме неё, был Элен отец и три её младших брата. Мы познакомились. Валентине Ивановне и Николаю Ивановичу рассказал о себе и своём намерении жениться на их дочери, но они ответили мне отказом.

После практики Эльвира  уехала в Благовещенск готовиться к защите дипломной работы. Через некоторое время получил от неё письмо, в котором она написала о своих подозрениях на беременность. Узнав об этом, выехал в Благовещенск, где успокоил подругу и заверил в том, что мы поженимся и у нас всё будет хорошо.

Дней через пять, после моего визита, Эльвира появилась на пороге моего дома со словами: «Дня три поживу у вас, но домой не пойду?» Согласился, но меня потрясло это обстоятельство. Неужели любовь Эльвиры  ко мне сильнее любви к родителям? Разве такое бывает?

О беременности Эльвиры рассказал своим родителям, на что отец сказал: «Эля нам нравится. Женись на ней. Среди таких людей, как её родители, мы будем выглядеть заметнее». Отец в этом вопросе ошибся.

Когда сказал Эллиным  родителям, что Эля беременна и о том, что выезжаю в Благовещенск, чтобы оформить наши отношения, они встали в позу и всячески старались отговорить свою дочь от такого опрометчивого шага в своей жизни, как выйти замуж за необразованного человека.

Особенно этому противилась Мария Владимировна Днепровская, которая была сводной сестрой моей будущей  тёщи. Маруся, как её звали родичи, была небольшого роста, но очень энергичная и не в меру любопытная женщина. Всю свою жизнь она проработала в торговле, имела в городе большой круг знакомых,  у которых наводила обо мне справки и на языке приносила их в дом Светликовых.

Получив обо мне кучу сведений, у Светликовых волосы вставали дыбом. По её понятиям, я был бандитом с улицы Чапаевской, которого боятся все люди города Свободного. В беседах со мной Мария Владимировна всегда была сдержана, видимо боялась меня, как бандита, который способен на всё.

Не меньшим моим удивлением было то обстоятельство, что директор школы пятьдесят три, в которой учился в третьем классе, Александра Ивановна Грызлова оказалась родной сестрой матери моей будущей жены Эльвиры. Долгие годы избегал встреч с этим человеком, но дороги господни неисповедимы, наши жизненные пути пересеклись.

Эльвира спросила у меня совета о том, что ей делать с беременностью, на что я, не раздумывая, сказал: «Что делать? Рожать! Завтра выезжаю в Благовещенск, где мы оформим свои отношения документально».

Кто из родителей не желает своему ребёнку счастья? Валентина Ивановна убеждала меня  в  том, что с восьмью классами  образования я не прокормлю себя, ни то, что семью.

Однажды присутствовал при телефонном разговоре моей будущей тёщи с её сестрой Таисией Ивановной, которая жила в городе Новосибирске. Валентина Ивановна, с глубоким сожалением говорила в трубку: «Наша Эльвира выходит замуж». На том конце провода спрашивают: «За кого?» Она, с пренебрежением: «Да, тут за одного мастеришку».

На том конце: «Он служил? Кто по образованию?» Опять тем же тоном: «Отслужил четыре года во флоте. Образование всего восемь классов». Мне было неприятно слушать такой разговор о себе, поэтому сказал: «Валентина Ивановна, образование можно получить и стать инженером, но только не со всякого инженера можно сделать порядочного человека!» Любую мать можно понять, но Валентина Ивановна продолжала меня пугать: «Зятёк, много горя хлебнёшь ты от моей дочери. У неё очень тяжелый характер и тебе с ней не справиться! Брось её, пока не поздно! Не приведи господь, если  её обидишь!»

Сказал тёще  в шутку: «Если Эльвира будет на меня катить бочку, я не стану вступать с ней в споры, или драться, а выйду на улицу, обойду пару раз вокруг дома, а когда вернусь, она успокоится и всё будет хорошо!» «Ну! Ну! Посмотрим, сколько раз тебе придётся бегать вокруг дома!» - засмеялась Валентина Ивановна.

19:00
1301
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|