Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 339. Мы принимаем решение переехать из Облучье в Братск

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 339. Мы принимаем решение переехать из Облучье в Братск

В нашей квартире стоял служебный телефон, по которому в любое время суток мог говорить с любым городом СССР. Вечером этого дня вызывал город Свободный, а Эльвира в разговоре со своим родителям высказала намерения о нашем переезде в другой город, потому что Облучье – дыра, из которой потом трудно будет выбраться. Пока мы молодые, нам надо что-то решать». Вопрос об обмене квартиры был неуместным.

Николай Иванович предложил мне взять отпуск и поехать на Чёрное море в город Николаев, где жил его брат Алексей, вышедший из армии на пенсию полковником, но потом остановил свой выбор на Братске, который тогда гремел на всю страну. «В Братске со своими детьми живёт моя младшая сестра Мария, с которой регулярно переписываюсь» - сказал мне Николай Иванович и добавил:  «Остановишься на недельку у неё, осмотришься и примешь своё решение».

***

В феврале взял очередной отпуск, заехал в город Свободный за письмом и адресом Марии Ивановной, после чего рванул в Братск на станцию Анзёби, а с неё в посёлок Порожский, который был Братском номер один.

Как договорились, остановился у сестры моего тестя тёти Маруси, которая жила у своего старшего сына Владимира Герасимовича Романовского. Жену Владимира звали Татьяной Александровной, дочь Ольгой.

Семья Романовских встретила меня доброжелательно, несмотря на то, что я был без жены, и видели они меня первый раз. Марии Ивановной в то время было семьдесят лет. По характеру она была очень спокойной женщиной, но её правая рука постоянно тряслась, как когда-то  у папиной сестры Марьи, поэтому тётя Маруся постоянно прижимала её к телу. Познакомился с дочерью Марии Ивановной Ольгой, её мужем Капустиным Андреем, младшим сыном Николаем и его женой Ниной.

Новая родня мне понравилась своими гостеприимством и простотой. Они в один голос стали звать нас с Элей  в Братск.

Не стал зря терять времен, съездил на строительство Братской ГЭС, посмотрел на будущий город, усеянный котлованами, многочисленными башенными кранами и нештукатуреными пятиэтажными домами, а перед всем этим плотной стеной стояла тайга.

В Братске чехи сдали в эксплуатацию телевизионный центр. Ста восьмидесяти метровая вышка красовалась над стройкой.

Не стану расписывать Братск той поры, об этом много написано другими людьми, но скажу одно – первые два микрорайона были построены заключенными, остальные находились в стадии строительства.

Насчёт работы обратился на телецентр, но меня с него послали в узел связи, который располагался в деревянном доме по улице Подбельского.

Начальник узла связи, Михаил Феодосович Стельмахов встретил меня доброжелательно и отправил к начальнику будущего телевизионного ателье Григорию Михайловичу Матюхову и инженеру Анатолию Васильевичу Копаеву.

Матюхов и Копаев, просмотрев мои документы, без лишних разговоров предложили должность радиомеханика пятого разряда по установке и ремонту телевизионной аппаратуры, пообещав в течение полугода обеспечить жильём. Все обещания и договорённость происходили без каких-либо письменных соглашений или договоров, что было с моей стороны большим риском, но всегда верил людям на слово.

Они мне сказали: «Сейчас телецентр, телефонная связь и будущее телеателье находятся в подчинении узла связи, но скоро произойдёт их разделение. Мы квартирами обеспечены, если ты не будешь тянуть с переездом, то первая, выделенная для телеателье квартира, будет твоей. Спеши, пока сюда не наехали другие специалисты». Уверил их в том, что еду увольняться и не позднее, чем через  месяц буду в Братске.

Романовские посоветовали мне, до получения квартиры, найти временное жилье в Порожках, куда до получения квартиры, буду отправлять вещи и там жить. По улице Нагорной, в большом собственном доме под номером пятьдесят три, жили одинокие старики Кулагины, с которыми я быстро нашел общий язык и договорился о снятии у них жилья.

Кулагины спросили меня только об одном: «Ты водку употребляешь?  Мы верующие люди и не любим пьяных. Займёте половину дома, но если будешь приходить пьяным, тогда  придётся вам искать себе новое пристанище». Заверил, что пьяным они меня никогда не увидят. Хозяина дома, в котором нам предстояло жить, звали Сидором Антоновичем, а хозяйку Анной Николаевной.     

После всех договорённостей с работой и жильём позвонил жене в Облучье, сообщив о том, что мы переезжаем в город Братск, где буду сразу обеспечен работой, а жильём в течение полугода, а пока поживём на квартире у стариков, с которыми уже договорился. Просил Элю увольняться с работы и готовиться к переезду на новое место, пообещал, что скоро вернусь для увольнения и отправки контейнера. Позвонил в город Свободный Эллиным родителям и рассказал о решении на переезд.

Находился в отпуске, поэтому в Облучье отрабатывать две недели, как положено по закону, меня не заставили,  а сразу рассчитали под «чистую». Когда о моём переезде в город Братск узнали на сороковке, Валерий Павлович Даниленко сказал: «Рискуешь, брат, остаться без квартиры. В пятьдесят седьмом году работал в этом городе у Петрова, куда мы уехали с бывшим начальником ШЧ Александром Александровичем Бояркиным. Бояркин сразу получил квартиру потому, что его Петров  взял к себе в заместители, а там болтался несколько месяцев и вернулся в Облучье. Смотри, чтобы с тобой такого не случилось».

Были во мне сомнения, что иду на риск, но в душе жила надежда, что всё будет хорошо. Рассуждал так - лучшей жизни ждать не от кого, нужно, невзирая на трудности, идти к ней напролом, а не  пешком.

Рассчитавшись на работе, мы погрузили в контейнер всё до мелочей и  отправили его в Братск на адрес Кулагиных. Последний раз откланялись нашей квартире на улице «Верхней двадцать шесть «А», сели в пассажирский поезд и тронулись в неизвестное будущее.

Заехали в город Свободный, где Эльвире с дочкой Галочкой  велел пожить у родителей до тех пор, пока не получу в Братске контейнер и выйду на работу.

10:15
917
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|