Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 73

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 73

Так прошла неделя.

Петрович каждый день открывал мне что-то новое. Я входил в курс дела, И если и не был настоящим помощником, то обузой Петровичу уже не был.

Жили мы с Борисом по-прежнему в вагоне. Но виделись редко. Я - дома, он - в поездке, или наоборот. В быту было много неудобств. Например, в уборную надо бегать около километра, умываться - в депо, обедать - на станции в буфете. В свободное время никуда не ходил - сидел в вагоне, читал или писал журнал.

4-х осн. пассажирский вагон-микст 1-2 классов Китайско-Восточной ж.д.

Вагон построен по системе французского инженера Камиля Полонсо, при этом несущим является не каркас вагона, а его стенки, выполненные из относительно толстых листов железа, склёпанных между собой.

Рядом с нашим вагоном стоял служебной вагон начальника отделения дороги. Проводником в этом вагоне была тетя Маша (фамилии не помню). Это был еще один хороший человек, встретившийся на моем жизненном пути. Тетя Маша видела наши мытарства и, наверное, ей понравилось, что мы их стойко переносим, и что мы не хулиганы, а скромные парни. И вот как-то днем, когда мы были оба дома, тётя Маша приходит к нам в купе и говорит: "Хлопци, хватит мучиться, пошли жить ко мне. Правда у меня тесно, четверо ребят, но где 4 там и 6 будет, в тесноте да не в обиде!"

Борис спрашивает: "А сколько вы с нас возьмёте?"

- "Много не возьму. Не больше, чем люди берут."

Мы взяли свои чемоданы, распрощались с проводником нашего вагона, и тётя Маша повела нас к себе. Жила она недалеко от депо в типовом 4-х квартирном доме.

Соседом её был мой машинист Корженевский. Пришли. Квартира из 2-х комнат. Тётя Маша говорит: "Вот мои хоромы. В этой комнате живу я с дочерью Дусей, а в этой ребята. А так как сейчас лето и тепло, будете спать с моими ребятами на сеновале, в сарае.

Дома был один младший сын Миша, ученик 8-го класса. Тётя Маша познакомила нас с ним и говорит: ”Миша, иди помоги устроиться ребятам на сеновале и долго не копайтесь. Придут с работы остальные -  будем обедать.

Первыми пришли сыновья - Коля мой “годок”, слесарь депо и Паша: 20-ти летний секретарь комсомольской организации депо, "мой комиссар”, как звала его тётя Маша. Последней пришла дочь Дуся: 22-х летняя девушка, секретарь Горисполкома.

Тётя Маша познакомила нас, ребята приняли нас в свою дружную семью. Сели обедать. Относились к нам в этой семье, как к родным. А Паша-комиссар узнав, что я комсомолец - прибрал меня к рукам - взял на учет в комсомольскую организацию депо и дал поручение "выпускать стенную газету."

Вот так они друг друга узнавали. Но это не точно:)

Жили дружно и весело. Тетя Маша скучать не давала. Если в свободный вечер сидел дома, тетя Маша шумела: “Чего опять, старички, загрустили? Дуся? Бери ребят и отправляйтесь в парк или в кино, чтоб мне тут тоску не наводили!"

В первое воскресенье, я был дома, и Паша организовал комсомольцев идти купаться на Селенгу. Кроме братьев собралось человек 12 (Бориса не было, был в поездке).

Прошли по городу, мимо базара и вышли на берег Селенги. Река с быстрым течением и холодной водой, как в нашей Зее, только вода в ней не такая светлая и ширина реки раза в три уже чем Зея. Разделись. Я сразу вошел в воду и поплыл на другой берег. Никто из ребят плыть за мной не решился, купались у берега. Пока переплыл на другую.сторону меня снесло далеко вниз. Вышел из воды и лег отдыхать на горячий песок. Отдыхал долго. Потом пошел вдоль берега вверх по течению, зашел на расстояние, которое меня должна снести река и поплыл обратно.

Река Селенга

Пока я плавал, Паша организовал чемпионат борьбы на берегу. К месту, где мы купались пришел бывший цирковой борец, тоже купаться. И вот Паша уговорил его принять участие в чемпионате, сначала в качестве главного судьи, а потом и побороться с победителем. Борцу было лет 50, но он был еще очень ловок Прежде чем войти в воду, он на берегу ходил на руках, стоял на одной руке, делал сальто, не касаясь земли руками. Когда я приплыл к своему берегу, борьба уже шла полным ходом. Паша сам не боролся, потому что был хлипкого телосложения, но шуму делал много. Я лег на песок отдыхать и смотрел на борьбу. Победителем вышел Генка Гирич - 19-ти летний слесарь депо.

Тогда Паша закричал: "Братцы, а у нас еще студент не боролся! Ну-ка давай потягайся с рабочим классом, белоручка!"

Я стал отнекиваться: "Ребята, я только переплыл Селенгу, устал!”.

А Генке видно очень хотелось бороться со мной и он говорит: "А я, что не устал ? Мне вот с тремя пришлось бороться! Давай!" И мы схватились.

Генка был старше и сильнее меня. Но я был ловок и натренирован. И припечатал его к песку на обе лопатки. Паша кричит: "Ребята! Качнем победителя и разбежимся! А потом устроили главный чемпионат."

Качнули. И я говорю: "Ребята, я с борцом бороться не буду!"

- "Почему это не будешь?"

- "Я уже один раз боролся с борцом Цыгановичем на сцене кинотеатра в Суражевке.” И рассказал ребятам что из этого получилось.

Под хохот ребят, борец подходит ко мне, пожимает руку и говорит: "Будем считать, что у нас почетная ничья!"

Хапсагай - якутская борьба на песке:)

Источник - телеграмм-канал "Записки деда Вити"

14:20
817
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке