Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 91

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 91

Выехали на Забайкальскую железную дорогу - место нашей прошлогодней практики.

Теперь на каждой деповской станции ребята выбегали к паровозу и депо, искали своих   знакомых паровозников. А на перегонах каждый, глядя в окно, хвастал: “Ребята, посмотрите какой у меня был тяжелый профиль!”

Посмотреть было на что!

На станции Петровский завод с Ганей бегали к паровозу и депо. Ганя встретил нескольких знакомых паровозников.

Петровский железоделательный завод

Подъезжаем к Верхнеудинску. Волнуюсь.  Встречу ли я кого-нибудь из своих старых друзей? Поезд остановился. Выскочил на перрон и сразу встретил дежурного по депо. Он меня сразу узнал. Расспросил его о Петровиче Коржиневском, о тёте-Маше и Паше-комиссаре.Все живы, здоровы, работают. Передал им приветы. И больше никого

Где-то там Лидин домик?

Знакомых не встретил. На маневровом паровозе была незнакомая бригада. Пассажирская бригада, которая вела наш поезд, тоже была не знакома. Прошел только год, а сколько изменений! А потом проехали мимо Лидиного домика и прощай Верхнеудинск.

Байкал. Станция Слюдянка. Хвастаюсь и я перед ребятами: ”Братцы, смотрите по каким красивым местам я ездил!

И вы посмотрите!

Проехали Восточную и Западную Сибирь, Урал, половину Европы и проводник вагона объявляет: "Поезд прибывает в столицу нашей Родины - Москву!”  

Здравствуй, Москва! Вот ты какая! Не такая, как в мечтах и картинах, а... гораздо хуже, меньше, грязнее. И далеко тебе белокаменная купчиха  до Колыбели Русской Революции - города Ленина!

Не понравились москвичи: чванливые чинуши, много жуликов, рабочая прослойка маленькая.

В Москве были неделю: днем ездили по заводам, вечером культурно отдыхали.

Были на заводах: АМО им. Ильича, Динамо, ездили в Мытищи и Коломну на паровозо-вагонные строительные заводы.

На заводах знакомились с оборудованием, технологией и организацией производства. Везде действовало магическое слово "Дальневосточники”.  

В цехах заводов, как только рабочие узнавали, что мы дальневосточники, нас окружали, жали руки, засыпали вопросами “как там китайские империалисты”? Часто возникали летучие митинги прямо в цехах. За всех нас "отдувался" и выступал на митингах - директор Семён Помилуйко.

Кроме заводов были: на Красной площади, в мавзолее В.И. Ленина, в историческом музее и музее изобразительных искусств, в  Большом и Малом театре, в зоопарке, на ВДНХ, в парке им. М.Горького, в парке на Воробьёвых горах, на стадионе Динамо и на Сухаревском рынке, в Третьяковской галерее. Всё это оставило неизгладимые впечатления на всю жизнь.

Москва. Театральный проезд 1929 год

Была и оборотная сторона медали. Вот несколько эпизодов: на улице обращаешься к москвичу: "Скажите, пожалуйста, как проехать к Третьяковской галерее?" Или буркнет что-нибудь под нос, или "обратитесь к милиционеру".

Совсем не то - ленинградцы. Если обратишься к нему с подобным вопросом, то тепло, как другу, расскажет на каком номере трамвая, в какую сторону, сколько остановок ехать. Если будет пересадка, то где сходить и на какой номер трамвая опять садится. Слушаешь его и на душе отрадно.

Источник - телеграм-канал "Записки деда Вити"

14:30
413
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке