Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 113

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 113

Мечтой Никифора Карпыча было иметь на паровозе гудок, который бы ревел как тысяча Бременских музыкантов. Как-то он рассказал такую байку:

"На Черном море, в порту Одесса, у одного старого буксира был такой гудок, что когда он гудел, весь пар уходил в гудок, и машины останавливались. Но зато звук был такой, что капитаны роскошных пассажирских лайнеров сгорали от зависти, заслышав эти чарующие звуки…

И добавлял:  “Вот бы нам такой гудочек!"

Поэтому Никифор Карпыч давно прислушивался к гудкам всех паровозов, которые нам встречались и все искал “подходящий”. Наконец, на одном Красноярском пассажирском паровозе такой гудок был обнаружен, и Никифор Карпыч стал за ним охотиться.   

Охотился долго. Зимой такой случай представился: в Красноярском депо наши паровозы стали одновременно, на смотровую канаву.

И вот, ночью, когда мы спали в комнатах паровозных бригад, Ларин будит меня и Ивана: "Вставайте! Пойдем на операцию!"   

Пришли в депо. Сначала сняли свисток со своего паровоза. Потом, убедившись, что на Красноярском паровозе никого нет, Ларин поставил Ивана "на стрему", чтобы предупредил нас об “опасности" свистком, а мы с ним залезли на паровоз, сняли с него свисток, поставили на его место свой и быстро слезли. На своем паровозе уже работали спокойно.

Новым свистком Никифор Карпыч был доволен, как ребенок новой красивой игрушкой. Только ещё протягивает руку к рычагу свистка, чтобы дать свисток, а улыбка уже во весь рот...  А гудок и на самом деле был очень хорош. Мощный, красивого тембра.

...

... Ведем скорый поезд из Красноярска. Рейс кончается, приближаемся к Нижнеудинску. Ночь. Мороз. Туман. В молочнообразном тумане показался зеленый огонек входного семафора. Входим на стрелки. Скоро дом. Вот сдадим паровоз в депо и спать...

Отхожу от окна и начинаю укладывать в инструментальный ящик инструмент. Никифор Карпыч останавливает паровоз у водоразборной колонки: "Приехали!" Пока придет сцепщик отцеплять паровоз от состава, решил осмотреть машину.

Соскакиваю с левой стороны и бегу осматривать лампочки электрического освещения паровоза, которые хорошо освещают машину.

Смотрю - колеса в крови и на сцепном дышле между первым и вторым ведущим колесом намотаны обрывки вязаной женской шали...

Как установило следствие, за входными стрелками, уже вблизи станции, мы задавили мужа с женой, торопившихся на поезд и шедших по путям на станцию. Был сильный мороз, пострадавшие были сильно закутаны и приближение поезда не услышали, а мы их в тумане не видели...

Нас никто ни в чем не обвинил, и никакого наказания мы не понесли, но спать в ту и другие ночи я не мог... Меня все мучила мысль, что если бы я не отошел от окна и не прекратил наблюдения, может быть этого и не случилось бы.

Конечно, шедший с большой скоростью состав мы остановить бы не смогли, но я бы мог дать гудок, который услышали бы пострадавшие и сошли с рельс...

...

Ясное, морозное февральское утро. В лучах восходящего солнца, отдельные снежинки сверкают, как бриллианты. Красиво. Ведём скорый поезд из Зимы в Иркутск, скоро должна быть станция Залари. На бешеной скорости вылетаем из выемки и смотрю в метрах 600 от нас к не охраняемому переезду едет на дровнях мужичок. Вспомнился А.С. Пушкин ... Его лошадка, снег почуя, плетется рысью как-нибудь...  

Мужичок сидит в санях, спиной к лошади, закутанный в тулуп. Никифор Карпыч даёт гудок. Услышав гудок, мужичок поворачивается и, пытаясь проскочить через переезд перед поездом, стал хлестать лошаденку кнутом...

Она побежала быстрей, но на самом переезде заартачилась, остановилась и стала пятиться назад.

Время стало исчисляться на доли секунды  Никифор Карпыч закрыл пар и дал экстренное торможение, но при движении с такой скоростью по уклону, наш тормозной путь не менее 800 метров...Значит остановимся слишком поздно.... а мужичок, стоя на коленях на санях  всё хлещет заартачившуюся лошаденку кнутом, а она ни с места… Хотя бы сам соскочил с саней да отбежал в сторону...

Уже перед самым паровозом, мужичок обхватил голову руками и повалился ничком на сани, а лошадка, ошалев от налетающего на нее гудящего поезда, рванула вперед! Метельниками паровоза, только скользком ударило по концу саней, отбросив их в сторону...

Изо всех своих сил, лошадка скачет без дороги по снежному полю, удаляясь от паровоза. Мужичок как упал так и лежит на санях, обхватив голову руками, а я даю ему гудок радости -  Жив! .... Вставай!

Источник - телеграмм-канал "Записки деда Вити"

09:55
515
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке