Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 135

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 135

Двухнедельный карантин начался с подъёма в 6 часов утра, зарядки, умывания в ручье, сбегавшего с горы в 300 метрах от казармы (на умывание - бегом!), завтрака и занятий.

Занятия, как правило, проводили политруки. Изучали историю части, Уставы внутренней службы, начиная со Знамени части и кончая обязанностью солдата, дисциплинарный. Старшины и командиры отделений строевой Устав изучали с нами на плацу практически.

Потом обед, отдых и опять занятия до ужина. Но чаще всего бывало так: команда: "Выходи на плац строиться!" Строили в колонну по четыре и распределяли: 200 человек в минно-торпедный склад, 300 человек в порт на разгрузку угля, 200 человек на земляные работы, 50 человек на заготовку дров, 100 человек на засолку капусты, 20 человек на набивку матрацев и т.д. и ... "По своим работам шагом - марш!"

Меня как чирястого на работу не брали.

"По своим работам шагом - марш!"

Оставался в казарме. Но болтаться не давали. Подметал пол, вытирал пыль и вообще был на подхватах у внутреннего наряда.

Здесь, в карантине, я впервые проявил солдатскую смекалку и стал извлекать возможные блага из своих чирей. Обедал по два и три раза в день. Делалось это так: на обед рабочие команды приходили не одновременно, придет, например, первая команда, которая работала вблизи, на засолке капусты, подается команда: "Помыться и приготовиться на обед!". Я пристраиваюсь, где-нибудь на левом фланге в задний ряд и "будь здоров Витя"! Пообедал.

А потом приходит другая рабочая команда. По команде: "Кто работал в порту, выходи строится на обед!" Я тут как тут, опять на левом фланге и обедаю с этой рабочей партией. Если пузо вмещает, то обедаю и с третьей рабочей партией.

Но это блаженство длилось не очень долго. Засек старшина нашей роты Ванька Щукин. Построил команду, которая работала в минно-торпедном складе, вести на обед, а я пристроился на левом фланге. Подает команду: "Равняйсь! Смирно! По порядку номеров рассчитайсь!"

А потом... вот ты, чирястый! Выйти из строя! Выхожу с опущенной вниз головой.

- "Больно часто в строй становишься! А ну, в казарму! Бегом марш!"

Так кончилось моё блаженство, но ряшку я наел здоровую и пузо распустил так, что когда попал в строевое подразделение, мне не хватало одной порции. По заключению врача, я целый год получал в обед по две порции!!

"Будь здоров, Витя!" :)

Карантин окончен (чири тоже прошли).

Командование полка распределяет нас по подразделениям. Я попал в 1-й учебный батальон в 1-ю учебную роту одногодичников. В то время порядок прохождения службы был такой: с высшим и средне-техническим образованием служили год в учебных подразделениях, командах одногодичников, проходя курс обучения средних командиров, через год учебы сдавали Госэкзамены и увольнялись в запас в звании "командир взвода" (К-3).

Нас таких гавриков набралось 240 человек (1 доцент физико-математических наук, остальные инженера и техники, и только 8 человек со средним образованием), построили по аранжиру и начальник штаба полка говорит: "Старшина Щукин, ведите роту в своё расположение!"

Меня как холодной водой облили. Вот это да! Попал к Ваньке Щукину в лапы. Съест он меня с сапогами и шашкою и плакать не даст, за мои тройные обеды! Уже тогда в карантине по "солдатскому радио” было известно, что Ванька - "зверь", и боялись его больше, чем командира полка.

А Ванька тем временем рычит: "Есть!" и потом: "Рота, слушай мою команду! Смииирно! Шагом марш!", повёл в учебный батальон, расположенный на южных склонах гор.

Подходим. Уже издали видно, что это учебное подразделение - чистота кругом идеальная, всё блестит, всё сияет. Дорожки и площадки посыпаны желтым песочком, а плац утрамбован курсантскими сапогами до бетонной твердости.

Было пролито пота!

Поднимаемся на третий этаж, заходим в своё помещение. Старшина нас ровняет, дает команду: "Смирно!" Из канцелярии роты выходит командир роты Щеглов, старшина докладывает ему :

 "Товарищ командир роты, личный состав вверенной Вам роты в количестве 240 человек прибыл для дальнейшего несения службы. Старшина роты Щукин!"

Ротный здоровается, говорит теплые слова о нашей будущей службе, потом производит строевой расчет, разбив нас по взводам и отделениям, и назначив командиров.

И стал я 1-й номер ручпулемета, 1-го отделения 1-го взвода, 1-й ручной роты, 1-го учебного батальона, 2-го Нерчинского стрелкового полка Морских Сил Дальнего Востока.

Источник - телеграмм-канал "Записки деда Вити"

16:05
460
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке