Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 150

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 150

А утром нас - свежеиспеченных командиров - комроты Щеглов повёл в штаб полка. Шли весело, с песнями, думали, что нам будут выдавать увольнительные и проездные документы для следования домой. Пришли, выстроились перед штабом.

Из двери штаба вышли командир полка, комиссар и начштаба. Щеглов, подал команду "смирно" и идет с докладом. Командир полка поздоровался. Ответили дружно. А потом, не давая нам команды "вольно", командир полка читает телеграмму Наркома Обороны:

"…тчк Оставить служить, в частях до особого распоряжения тчк Ворошилов"

Строй замер. Потом кто-то тяжело вздохнул... Прощай, родной дом...

Слово взял комиссар. Рассказал, чем вызвана наша задержка с увольнением в запас.

Международная обстановка была напряженной: на Западе - в Германии пришел к власти фашизм, здесь, на Востоке, империалистическая Япония захватила Китай и ее Квантунская армия вышла к нашей границе на всём её протяжении...

Начальник штаба зачитал приказ о нашем распределении по ротам.

Я был назначен в школу снайперов - командиром взвода. Многие ребята получили назначения в другие части на остров и материк. Потом нас строем повели на арт и вещевые склады, получать личное оружие и снаряжение. Получил револьвер "Наган" компас, кобуру с наплечным ремнем и полевую сумку.

После обеда сели писать нерадостные письма домой. Попрощался с ребятами, которые уезжали в другие части, и которых уже больше не увижу, с командирами, теперь уже "бывшими": Ваней Шлыковым, Андрюшей Новиковым, Ваней Щукиным, Козловым, закинул за спину свой вещевой мешок, зашел в канцелярию комроты, доложил о своём убытии к новому месту службы и потопал в свою школу снайперов.

Командир роты снайперов - кореец Е-дон-Хо встретил меня приветливо. В канцелярии роты долго беседовал со мной, выясняя кто я и что я, а потом стал хлопотать о моем устройстве. Вызвал старшину роты и приказал ему поставить мне койку в комнате командиров взводов, сводил меня в офицерскую столовую на ужин и поставил там на довольствие.

На вечерней проверке представил меня роте и поставил командовать вторым взводом. 

Приняв взвод, я отвел его в свое расположение и до отбоя знакомился и беседовал с бойцами. Сначала рассказал всё о себе, потом стал беседовать с каждым, выясняя кто он и на что способен. Во взводе приблизительно треть бойцов была призыва 1932 года, прибывших и проходивших карантин вместе со мной. Остальные были "старички", которые в начале ко мне желторотому, до первой стрельбы, относились пренебрежительно.

Вспомнив "тронную" речь своего первого командира Вани Шлыкова, я закончил беседу тем, что буду, строго спрашивать за сохранность дорогого снайперского оружия: "Если будешь плохо относиться к, оружию - лучше ты бы не родился!"

Снайперы "работают" парами. Я сразу взял себе пару помкомвзвода Илюшу Скидана и не ошибся. Сработались мы с ним отлично.

Так началась моя командирская служба.

Снайперы

Осенью 1933 года полк получил на вооружение новые модернизированные винтовки образца 1891/30 года.

Старая, безотказная в бою, верно служившая Русскому солдату три войны (русско-японскую, Германскую, Гражданскую), русская трехлинейная, образца 1891 года винтовка, ушла в историю и сдавалась на хранение в оружейные склады.

Старая добрая

Для приведения к нормальному бою нового оружия, приказом по полку были назначены пристрельщики - лучшие стрелки полка: Ваня Шлыков и я.

В распоряжение каждого из нас дали по четыре оружейных мастера и в закрытом тире, мы начали приводить винтовки к нормальному бою. Стрелял две недели с утра до вечера. Даже оглох. И хоть под приклад винтовки к плечу подкладывал подушечку, - здорово набил плечо.

В последнее время так "приловчился" что приводил винтовку к нормальному бою с четырех патрон. Сразу из 4-х винтовок стреляя по разным мишеням, по одному патрону. Шел с мастерами к мишеням и по одной пробоине в каждой мишени, определяя куда и на сколько миллиметров надо передвинуть каждую мушку.

Когда мастера подгоняли мушки в нужное положение, стрелял из каждой винтовки по три патрона "на кучность" и шли к мишеням с габаритом, который накладывали на пробоины, определяя качество боя винтовки. Подавляющее большинство винтовок было отличного боя. Расположение пробоин заносил в стрелковый паспорт винтовки, мастера ставили керки на ризку мушки и винтовки и винтовка была готова к бою.

Но попадались винтовки, правда редко, на приведение которых к "нормальному виду" приходилось расходовать до 20 патрон.

Новая злая

Часто к нам в тир приходил командир полка и проверял как идет ход пристрелки винтовок. И оставался доволен нашей работой.

Поэтому, когда в полк прибыло молодое пополнение, он поручил мне провести со всем карантином первое занятие по огневой подготовке: "Боевые свойства винтовки". 

Источник - телеграмм-канал "Записки деда Вити"

17:20
443
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке