Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 160

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 160

Очень хотелось скорей попасть домой, поэтому "крутился 180 оборотов в минуту", как говорил папа Яша.

"Давил" зажигательные речи новобранцам перед началом работ, вспомнил американца - строителя кинотеатра "Гигант", как он распределял и контролировал работу. Но я пошел ещё дальше. Людей разбил на десятки. Каждой десятке - дневное задание. Как выполняет - так в казарму, хоть после обеда, а пока не выполнишь - домой хода нет, колупайся хоть до утра. Работали по сигналу трубы: 50 минут работы, 10 минут отдых и никаких индивидуальных перекуров. Обед привозили прямо на строительную площадку.

На подсобном хозяйстве выклянчил конный каток, которым укатывают поля после посева, чтобы ветром не вывеивало зерно, для тяжести загружал его песком и выкатывал площадку. 

Фото 1902 года, но принцип тот же :)

У артиллеристов и Верёвкина выпросил трамбовки, которыми трамбуют стойла в конюшне (старые вагонные буферные тарелки) и ими трамбовал дренажи. Работа кипела.

Почти каждый день командир полка проверял ход работы. Давал советы как строить металлическую посадочную полосу.

В начале декабря демобилизовались однокашники - командиры взводов 2-го батальона, потом 3-го. Это подхлестнуло еще больше...

В середине декабря пришел проститься Е-дон-Хо. Переводился в плавсостав. Улыбался всеми своими золотыми зубами и благодарил за письмо.

***

... 24 декабря Госкомиссия приняла посадочную площадку. Кончилось всё тем, что комполка пожал мне руку и сказал: "Молодец! Завтра утром иди в штаб и получай увольнительные и проездные документы!"

Увел своих новобранцев в карантин, сдал инструмент, сдал личное оружие, попрощался со своим взводом и Ильёй Скиданом, забежал в старую свою 1-ю роту, попрощался со Щегловым, Щукиным, Козловым, Новиковым и бегом домой.

Еще с порога кричу: "Ася! Завтра едем домой! Собирайся!"

Утром, ещё до начала работы штаба, я уже там. Кроме меня еще оставались в полку по разным причинам: Илья Локшин, Миша Пупыкин, Коля Ткаченко и Володя Ветрищак. Ждем.

Приходит Коля Розанов. Улыбается. "Ребята, приказ о вашем увольнении подписал еще вчера. Еще вчера я заготовил вам документы. Пойдем ко мне в 4-е отделение. Получайте! В 10-00 с пирса отходит "Снайпер". Смотрите не опоздайте!"

- "Толя, а ты?

- "Я еще задержусь дня на 2-3. Ну, до свидания, давайте обнимемся..."

Потом по одному зашли в кабинет командира полка, проставились по случаю увольнения в запас, последний раз прошли перед знаменем полка, отдали ему честь и на катер. 

Ребята оказались рыцарями. Я нес только Юру. Ася сумочку. Чемоданы тащили ребята...

На катере Асю с Юрой поместили в каюте, сами остались на палубе, попрощаться с островом.

Знакомая команда: "Отдать швартовы! Малый вперед!", и узкой дорогой в ледяном поле "Снайпер" стал пробираться к Владивостоку. Постепенно туман стал закрывать остров и из него торчала только вершина горы.

Прощай, остров Русский!

Прощай!

В порту пристали против железнодорожного вокзала. Заходим в вокзал, идем к воинским кассам, а там столпотворение. Если стоять очередь, то и через 2 дня не уедешь. Миша Пупыкин шутит: "Одна старушка говорила: "И куда это только люди едут? Ну, я к своей дочке еду! А оне куда?""

Потом кто-то предложил: "Виктор, ты семейный, с маленьким ребенком, иди к коменданту, попроси чтобы тебе дали билет вне очереди, а заодно захвати и наши документы, как "сопровождающих"".

Я стал отнекиваться, но все-таки уговорили. Подхожу к дверям с табличкой "Военный комендант". Стучу. Захожу. Перед дверями, за барьером сидит за столом командир с тремя кубиками в петлицах, с красной повязкой на левом рукаве с надписью "Дежурный" и что-то пишет, нагнув голову.

Дежурный поднял голову и смотрит на меня... Тиша... "Витя!"... Прямо через перила обнялись и расцеловались...

Когда я рассказал в чем дело, Тиша посмотрел на часы и говорит: "Хорошо! Сейчас обед. Пойдем ко мне пообедаем и захвати своих ребят. А то мы будем обедать, а они тут болтаться. После обеда что-нибудь придумаем."

Вышли из дежурной комнаты. Познакомил Тишу с Асей, Юрой, ребятами и пригласил их обедать. Ребята постеснялись, но потом захватили чемоданы и пошли. 

Тиша жил недалеко от вокзала в типовом 4-х квартирном доме. Когда подходили к его дому, Миша Пупыкин потихоньку передал свой чемодан Володе и смылся. Заходим в дом. Тиша знакомит нас с женой и сыном, и говорит, что вся эта гвардия пришла обедать. Хозяйка засуетилась. Разделись. Проходим в комнаты. Илья Локшин как увидел стоящее в углу пианино, бросился к нему: "Разрешите?" Сел, взял несколько аккордов, а потом, аккомпанируя себе, запел... как же хорошо он пел!

Мы и не знали, что среди нас есть такие таланты. Все думали, ну что Илюша, обыкновенный ротный запевала...

Не успела хозяйка поставить на стол приборы, является Миша Пупыкин. Принес две бутылки шампанского, две коньяка и гору закуски. В помощь хозяйке включилась Ася.

Прощальный обед прошел на славу!

Ребята не отпускали Илью от пианино и все просили: "Илья, пой, а выпивку и закуску мы будем тебе подносить к рабочему месту!"

После обеда Тиша говорит: "Виктор, я сейчас пойду отправлять ребят, а вы с Асей оставайтесь! Я вас завтра отправлю. А сегодня попрошу своих чтобы меня подменили и мы проведем этот вечер со своими семьями."

Ребята оделись. Стали прощаться, а потом кто-то попросил Илью спеть на дорогу еще одну песенку. Илья сел за пианино и запел:

"... я ехала домой..."

Не Илья Локшин, но тоже хорошо

А мы стояли вокруг него с подорожными бокалами в руках, смотрели друг на друг и каждый знал, что расстаемся навсегда.

Отправив ребят первым поездом, и попросив кого-то подежурить вместо себя, Тиша пришел домой.

Вечер провели вместе. А когда уложили спать своих жен и сыновей, засели на кухне и беседовали до утра. А утром он посадил нас в купе мягкого вагона скорого поезда и мы помчались в свою М-Чесноковскую.

Это была наша вторая встреча с Тишей.

***

... На М-Чесноковскую поезд пришёл часов в 20. Темно. Мороз градусов 50, аж всё скрипит. А я в сапогах и шинельке с буденовкой, Ася в своем атласном пальто. Только Юра закутан как кукла.

Вышли из вагона. Расстегнув шинель, засунул Юру за пазуху, один чемодан в руку, Ася - два - все наше хозяйство; и пошли по скрипучему снегу...

Впереди был ОТЧИЙ ДОМ!!! ...

Источник - телеграмм-канал "Записки деда Вити"

13:55
402
RSS
На этом записки деда Вити заканчиваются. Это была последняя из написанных глав.

Виктор и Ася прожили долгую и счастливую жизнь завели пятерых детей и дождались внуков.

Чуть позже будут опубликованы воспоминания о разных героях «записок» от родственников, которые захотели ими поделиться.

А пока — спасибо всем, кто еще раз прожил вместе с нами эту удивительную историю.
20:22
Интересно, всё же, что дальше было. Как они войну пережили? Пригодились ли военные навыки? Как потомок в Америке оказался? Хотя бы тезисно.
00:05 (отредактировано)
Какой потомок, Юрий Анатольевич? В какой Америке?..

Если про внука Виктора Яковлевича Спригуль — Артёма Воробьёва (создателя телеграмм-канала «Записки деда Вити»), то его «Колумбова Америка» — это город Таганрог
10:24
Странно, при чтении каждой главы у меня складывалось стойкое ощущение, что создатель электронной версии воспоминаний воспитывался в Америке и живёт там. Почти все его фотографии и большинство комментариев под ними имеют американский подтекст. Часто встречающийся анахронизм в подборке фотографий я тоже списывал на незнание им российских реалий.
Хотя, нынешняя молодёжь вот уже лет 25 «питается» в основном голливудскими фильмами, то есть образами и символами американской культуры. Наверное, это отражается на их мировосприятии.
19:54 (отредактировано)
Олег Валентиныч П. меня немного запутал. Про пмж в Таганроге — эт про Сергея Яковлевича Лазарева (рассчитываю разместить контент его авторства в этом году на нашем ресурсе).

С. Я. Лазарев — одноклассник В. Я. Спригуля

Про американскую версию жизни Артёма Воробьева — слышу впервые, исключительно Ваше предположение.
00:09 (отредактировано)
Юрий Тарасов:
Интересно, всё же, что дальше было. Как они войну пережили? Пригодились ли военные навыки? Хотя бы тезисно

Закручу интригу перед выкладкой воспоминаний родственников. На данный момент материала с их стороны на семь глав.
Загрузка...
|
Похожие статьи
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке