ВАРИАНТЫ РАСПОЛОЖЕНИЯ ПАМЯТНИКА РЕПРЕССИРОВАННЫМ БУДУТ ВЫСТАВЛЕНЫ НА ОБСУЖДЕНИЕ ГОРОЖАН

ВАРИАНТЫ РАСПОЛОЖЕНИЯ ПАМЯТНИКА РЕПРЕССИРОВАННЫМ БУДУТ ВЫСТАВЛЕНЫ НА ОБСУЖДЕНИЕ ГОРОЖАН

В актовом зале городской администрации 6 февраля состоялось заседание представителей городского совета, администрации и общественности города по вопросу о строительстве памятника репрессированным. От общественности присутствовали А.Е.Падалко, П.А.Лазарев и Ю.А.Тарасов. Вёл заседание А.А.Мирошин. Ему помогал заместитель главы города по местному самоуправлению В. А. Владимиров.

В начале заседания было заслушано сообщение А.Е.Падалко с предложением заменить ранее принятый проект памятника (оказавшийся слишком дорогим) на более дешёвый. Два таких относительно недорогих проекта П.А.Лазарева и Ю.А.Тарасова уже были опубликованы в последнем номере городской газеты. Кроме того, А.Е.Падалко и П.А.Лазарев предложили установить памятник не на привокзальной площади, как это было предусмотрено прежним проектом, а на месте бывшего здания НКВД, в котором позже располагались, последовательно, Суд, Детская больница и молельный дом баптистов. Сейчас это здание снесено, и участок пустует.

Такое местоположение памятника в наилучшей степени соответствует его сути, так как именно НКВД были подчинены все исправительно-трудовые лагеря, в том числе и БАМЛаг. Соответственно, именно НКВД ответственно за все жертвы среди трудившихся здесь заключённых. На его совести (и совести высшего руководства СССР) лежат также и жертвы Большого террора 30-х годов в г. Свободный, Свободненском районе и на всей остальной территории страны.

В ходе развернувшихся затем прений, выявилась совместная позиция городского совета и администрации города, полностью исключающая возможность строительства памятника на указанной представителями общественности территории. По утверждению В.А.Владимирова и заместителя главы города по строительству, землепользованию и имущественным отношениям С.В.Белоусова, данный участок уже запланирован под строительство поликлиники и места для памятника там уже нет. При этом так и не был задан вопрос, на каком основании там будут строить поликлинику, если в плане развития города на 2017 – 2025 год её строительство не предусмотрено. В ходе прений выяснилось, что с местом для поликлиники власть вообще ещё не определилась. Вторым вариантом его считается территория бывшего здания ДЮСШ на площади Лазо.

Тем не менее, представители администрации и городского совета дали понять, что появление на месте бывшего НКВД памятника репрессированным в любом случае невозможно. Основную причину такой позиции, единодушно поддержанную всеми представителями власти, сформулировал А.А.Мирошин. Она заключается в том, что памятнику репрессированным - не место вблизи памятника павшим в годы Великой Отечественной войны. Другими словами, невинно репрессированные граждане СССР, давно уже реабилитированные государством, в глазах наших городских властей по-прежнему остаются в чём-то виноватыми перед погибшими на войне людьми (среди которых, между прочим, было и немало выходцев из лагерей).

После того, как место, предложенное общественниками, было категорически отклонено, началось обсуждение других возможных участков. Среди них были названы как основные: ранее утверждённое место возле железнодорожного вокзала и район ПМК – 111 («Мутивода»), где маленький памятник уже давно установлен. За последний вариант особенно активно выступали С.В.Белоусов и советник главы города Татьяна Карпенко (Волошина). К концу заседания к такому мнению склонился и один из общественников А.Е.Падалко. Однако два других представителя городской общественности П.А.Лазарев и Ю.А.Тарасов высказались против. Они по-прежнему настаивали на территории бывшего здания НКВД. Т.Карпенко взяла на себя информирование местного отделения общества репрессированных о решениях заседания и выразила уверенность в том, что оно пойдёт навстречу предложениям администрации.

В конце концов, все выступавшие сошлись на мнении, что для тщательной проработки вопросов строительства памятника необходимо создать рабочую комиссию, состав которой решено утвердить на ближайшем заседании городского совета. Согласились также и с тем, что варианты расположения памятника репрессированным будут выставлены на обсуждение горожан. Этим займутся местные СМИ.

представитель общественности города Свободный

Тарасов Юрий Анатольевич

173
RSS
18:35 (отредактировано)
«Книга памяти жертв политических репрессий Амурской области. Том 1-6»

«Книга памяти жертв политических репрессий Амурской области. Том 8»

В предисловии к книге Леонид Матвеевич написал: «Пусть выход в свет этой книги станет ещё одним напоминанием всем нам о недопустимости возрождения тотального режима, послужит осознанию того, что государство должно служить людям, а не проводить над ними чудовищные эксперименты».

Все принявшие участие в презентации книги сошлись во мнении, что издание подобных книг крайне необходимо. Это нужно не только репрессированным и их родным и близким, но и всем гражданам нашей страны. Мы должны знать всю правду о том времени, о миллионах загубленных жизней, чтобы не допустить подобного в будущем.

Председатель городской общественной организации «Ассоциация пожилых людей» Сергей Утенбергенов предложил учителям вместе с учениками воссоздать истории жизни людей, чьи биографии уместились в несколько строчек Книги памяти: родился, работал (учился), был арестован (расстрелян), реабилитирован…

Евгения Кушнарь, руководитель городского методического объединения учителей истории и обществознания от имени учителей-историков призвала всех, и особенно молодое поколение, помнить о трагических страницах истории нашей страны, ведь с искажения истории начинается искажение сознания.

Историю своей семьи, глава которой был репрессирован, а семья с 4-месячным ребёнком сослана на лесозаготовки, поведала Галина Попова, председатель областной общественной организации «Сотвори добро». Это она, Галина Михайловна, была той новорожденной девочкой, которая провела несколько своих детских лет вдали от нормальной жизни с клеймом «дочь врага народа».

Директор Амурского областного краеведческого музея Елена Пастухова, выразив глубочайшую признательность составителю Книги памяти Леониду Журавлёву, сказала, что каждый, чьё имя упоминается на её страницах, достоин музея своего имени.

Александр Мосеев, директор издательско-полиграфического комплекса «Приамурье» подчеркнул, что они гордятся тем, что все восемь томов книги изданы ими. Александр Анатольевич заверил автора презентуемого издания и всех присутствующих в том, что и в дальнейшем они будут рады сотрудничеству.

Леонид Журавлёв в своём обращении к собравшимся отметил: «Я представляю только факты – оценивать и делать выводы вам». По окончании встречи Леонид Матвеевич вручил Книгу памяти всем желающим. Издание будет доступно в библиотеках города и области, а также школьных библиотеках.

Провела презентацию заведующая отделом культурно-просветительских программ Ирина Дымова. Сотрудниками отдела краеведения и редких книг областной библиотеки была подготовлена выставка «В памяти моей такая скрыта боль…», на которой были представлены все работы Леонида Журавлёва о репрессированных Амурской области, а также статьи из периодических изданий, посвящённые его деятельности.

На презентации присутствовали представители общественных организаций, школьники, жители города.

Книгу можно найти в библиотеках области

Источник
В восьмой том Книги Памяти жертв политических репрессий Амурской области включены списки репрессированных в 1920-50-е годы по ст. 58 УК РСФСР и в административном порядке, а также реабилитированных в соответствии со статьей 1-1 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года № 1771-1 (в ред. ФЗ от 09.02.2003 № 26-ФЗ).

Всего на страницах восьми томов областной Книги Памяти опубликованы сведения о 25 855 амурцах, попавших под гигантское колесо террора и насилия.

Как напоминание и горькая правда о годах сталинизма — обширный архивный материал, нормативные акты периода «большого террора» в СССР, статьи и воспоминания, подборка писем.

Книга Памяти жертв политических репрессий Амурской области. Т. 8 / Сост. Л. М. Журавлев. — Благовещенск: Приамурье, 2013. — 256 с.: ил. ISBN 978-5-902286-35-6


Источник
19:12 (отредактировано)
Двадцатый век для России стал самым кровавым веком, временем невиданных потрясений. Нашему обществу пришлось заплатить огромную цену за социальное экспериментаторство: жертвами стали крестьяне и рабочие, казаки и военнослужащие, интеллигенция и духовенство.

Государством репрессировались граждане, открыто проявившие нелояльность к новой власти, и так называемые «классово чуждые» и «социально опасные элементы»: жёны, дети и другие члены семьей репрессированных. Среди жертв политических репрессий – её самые активные, грамотные, талантливые представители, цвет нации.

Преступления ленинско–сталинского режима чудовищны. В годы чёрного произвола и беззакония любой человек, независимо от национальности, принадлежности к той или иной социальной группе и положения в обществе, вопреки действовавшей сталинской Конституции, мог по простому навету быть арестован и брошен в ежовско–бериевские застенки, подвергнут средневековым пыткам, выдержать которые не каждому было под силу. В ходе страшных истязаний люди возводили клевету на себя и других, «сознаваясь» в государственных преступлениях, предусмотренных статьёй 58 Уголовного кодекса РСФСР.

С 1920-го по 1960 год в Амурской области было репрессировано более 100 тысяч наших земляков, что значительно больше, чем погибло в годы Великой Отечественной войны (с фронтов не вернулось 37489 амурцев).

Десятки тысяч наших земляков в 20 – 50-е годы двадцатого века были подвергнуты моральным и физическим истязаниям. Одни из них были расстреляны. Других осудили и направили в концентрационные лагеря, в переселенческие зоны. Жизнь их семей и близких превратили в беспросветную полосу унижений и страданий.

В Амурской области в тридцатые и сороковые годы находились Райчихлаг, Буржелдорлаг, подразделения Дальлага, БАМлаг (затем Амурлаг). На территории Ивановского района в период с апреля 1939 по февраль 1949 года действовал исправительно-трудовой лагерь «Средне–Бельский» с численностью в разные периоды от 3783 до 5741 человек в год. Одним из структурных подразделений Бамлага был и Андреевский ОЛП. О численности заключённых в нём сведений не сохранилось.

Безвинно осуждённые на рабство амурцы в нечеловеческих условиях ГУЛАГа строили заводы, валили лес, добывали золото, уголь, строили БАМ и вторые пути Транссиба. Крепили боевую и экономическую мощь Родины.

Кровью и потом этих людей, как и фронтовиков, пропитано Знамя Победы над фашисткой Германией.
Забывать о безвинно погибших нельзя. Внуки не вправе отворачиваться от правды, ибо судьба предков – их судьба.


Источник
09:31
Первая и последняя строфы из стихотворения Юрия Левитанского «О памяти и памятника»:
1
Генерала Карбышева
пытали,
мучали
и убили.
Кто?
Немцы. Враги.

Страшно.

Маршала Тухачевского
пытали,
мучали
и убили.
Кто?

Жутко.

3
Эти убили, а эти ославили.
Кто ж наши Каины?
Где ж наши Авели?
Даже могил никаких не оставили.
Горько в родимой земле им лежать.
НАШИМ убитым,
НАШИМ замученным
мы даже памятник не поставили.
Стыдно.
И не за что нас уважать…
21:18
молельный дом баптистов. Сейчас это здание снесено, и участок пустует.

я бы лучше там дворец бракосочетаний поставил, тем более храм напротив будет.
21:26 (отредактировано)
А почему не памятник невинным жертвам НКВД? Кстати, среди них были и баптисты. Их тоже расстреливали в те годы пачками.
Андрей Мирошин
17:56
В информации содержится неточности. Во-первых, участок, где располагался дом баптистов изначально не рассматривался. Так как авторы обращения не акцентировали именно на этом участке внимание, а говорили общими фразами — через дорогу от Мемориала Славы. Для справки — земельный участок, где находился молебный дом баптистов (ул. Ленина, д. 15) являлся СОБСТВЕННОСТЬ Церкови евангелистских христиан и в 2012 году был продан частному лицу. В настоящее время этот земельный участок является собственностью ЧАСТНОГО лица (свидетельство на право собственности № 28-28-07/017/2011-358 от 11.01.2012). Распоряжаться им муниципалитет не имеет ПРАВО. По земельному участку, где были двухэтажные жилые дома (на начале спуска через дорогу от Мемориала Славы) авторам обращения пояснили, что данный земельный участок никаким боком к теме репрессий не относится, т.к. там проживали офицеры-военнослужащие, которые в 1941 году ушли на фронт в составе свободненской 413-й дивизии.
Во-вторых, было принято решение создать рабочую группу в администрации города (по предложению С.В. Белоусова), которая после обсуждения населением вариантов мест, где займется проработкой вопроса геодезических испытаний и создания ПСД под конкретный земельный участок. На городской Совет данный вопрос не выносится, т.к. он все еще в «сыром» виде
20:26 (отредактировано)
+1
Андрей Андреевич, спасибо за разъяснение по рабочей группе. Значит, мы Вас не совсем правильно поняли.
Ну что ж, подождём пока вопрос «созреет».

Относительно обсуждения места памятника, я настаиваю, что лично несколько раз сказал о территории бывшего здания НКВД. Вы же стали утверждать, что такого здания там вообще не было, а стояли только жилые дома.

Пётр Андреевич Лазарев говорил о здании суда, но это то же самое бывшее здание НКВД.

Если это частное владение, то вопрос по этому участку отпадает сам собой. Однако, под памятник можно было бы отвести и прилегающую к нему территорию.
Загрузка...