Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

МИХАИЛ КАРПАЧ. БАМ: ПУТИ-ПЕРЕПУТЬЯ. ЧАСТЬ 2

МИХАИЛ КАРПАЧ. БАМ: ПУТИ-ПЕРЕПУТЬЯ. ЧАСТЬ 2

Сталин в Эвороне пережил Хрущёва

Юбилейный поезд, сформированный в Хабаровске и направляющийся  в Тынду по Байкало-Амурской магистрали в канун 45-летия начала строительства, прибыл в Комсомольск-на-Амуре. И здесь играл духовой оркестр,  с гордостью поднимали флаги и флажки с цифрой «45», ветераны БАМа и сегодняшние  эксплуатационники получали почетные грамоты и знаки отличия из рук первого заместителя начальника ДВостЖД Геннадия Нестерука.

В преддверии памятной даты вокзал Комсомольска-на-Амуре, как и других узловых станций,   украсили фотографии строительства легендарной магистрали.  Немалые средства были вложено в обновление вокзалов и примыкающих к ним строений. К примеру, Комсомольск-на-Амуре получил более удобные и привлекательные посадочные платформы.

Впрочем, Российские железные дороги сделали для города, можно сказать, персональный подарок стоимостью в пол-миллиарда рублей. Это трехэтажный корпус эксплуатационного депо, который вырос на станции Комсомольск-Сортировочный, где формируются грузовые составы в хабаровском, совгаванском, тындинском направлениях.   Сократилось время на доставку локомотивных бригад, которые прежде пребывали на станции Комсомольск-Грузовой.

Чтобы убедиться в других плюсах, надо побывать в новостройке, распахнувшей двери в конце первого квартала. В зоне управления кабинеты служб и руководства, конференц-зал. В зоне организации производственного процесса - технические классы, кабинеты машинистов-инструкторов, другие помещения, в том числе гардеробная машинистов и помощников.

Есть  зона психофизиологического восстановления. В ней не только медики в кабинетах, но и тренажерный зал, сауна с бассейном. «Воду стираешь с мокрого тельца полотенцем, как зверь, мохнатым. Чтобы суше пяткам - пол стелется, извиняюсь за выражение, пробковым матом», - живописал почти по аналогическому поводу Маяковский.

 

Главный мост

Примечательно, что 45-летие Байкало-Амурской магистрали совпало с полувековым юбилеем начала строительства станции Комсомольск-Сортировочный и перехода через Амур, который прогремел на всю страну как главный мост БАМа.

Не лишне уточнить, что в Великую Отечественную проект завершающего участка БАМа от города юности к Татарскому проливу претерпел существенные изменения.  Цель  объяснима - удешевить и ускорить строительство. Было решено, в частности,  отказаться от перехода через Амур, заменив его паромным сообщением.

Более четверти века грузовые и пассажирские вагоны перемещались на правый берег Амура-батюшки  и обратно паромами, построенными корабелами города юности. В зимний период шпалы и рельсы укладывались на льду. Межсезонье, когда движение прекращалось, было самым сложным периодом как для железнодорожников, так и для портовиков. Станции и разъезды с обеих сторон забивались товарняками,  грузооборот ведущего в  Хабаровском крае морского порта падал.

В июле 1975 года я плыл на пароме вместе с другими пассажирами направлявшего в Совгавань поезда, вряд ли подозревавшими, что навигация для паромов - последняя. Об этом мне, тогда студенту отделения журналистики, еще зимой сообщил начальник мостоотряда №26 Николай Дмитриевич Сентюрин. Впрочем, главной темой интервью была не судьба переправы, а новый метод мостового строительства,  еще не применявшийся в стране.

Вместо кессонов, представлявших собой пространства для работы под водой, как было на переходе через Амур у Хабаровска, использовались бетонные оболочки. Они монтировались в скальный грунт бурением.

В подводном пространстве главного бамовского моста появилось свыше трехсот заполненных бетоном оболочек. На них устанавливались плиты,  одновременно возводилось  шпунтовое ограждение, после чего приступали к сооружению тела опоры.

Последняя опора моста протяженностью без малого полтора километра встала в полный рост в октябре 1974 года. В сентябре 1975 года главный бамовский мост был открыт одновременно с завершением строительства станции Комсомольск-Сортировочный в тринадцати километрах от города.

С трудовой победой строителей,  благодаря которым в полтора с лишним раза возрастали провозная и пропускная способности завершающего участка БАМа, поздравил генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев. На митинге  тогдашний глава Хабаровского края Алексей Черный сформулировал задачи для мостоотряда №26 - переходы через Амгунь, Бурею, Зею.  Возведение главного направления БАМа уже стартовало.

Через пару лет в сборно-щитовой конторе мостоотряда я снова встретился с Николаем Сентюриным, награжденным за амурский мост орденом Октябрьской революции. Он посоветовал отправиться на амгуньский участок мостоотряда, где ожидалась установка первой опоры моста.

 

…С подписью «БАМЛаг»

Под тушь в исполнении духового оркестра бульдозерист восстановительного поезда Виталий Шарапа получал  ведомственную награду. Как только он отошел от замначальника дороги,  вручившего почетный знак Российских железных дорог,  я едва ли не силком отвел его за угол вокзала, где музыка не мешала разговору.

- Служил в Новом Ургале и Февральске,  отсыпал полотно  на «Магирусах», - вспомнил Виталий Иванович  семидесятые годы. - Полтора десятка дембелей из нашего батальона  осталось на БАМе.  И я в том числе…

Устроился в Средне-Амгунький леспромхоз - ведущее предприятие поселка Березовый Солнечного района Хабаровского края. Работал на новой технике, взял в жену коренную жительницу Березового. Но наступили девяностые годы, когда в лесной промышленности, прошедшей разгосударствление,  упали зарплаты. Виталий Иванович перешел на железную дорогу: работал помощникам машиниста тепловоза,  обслуживал пассажирские маршруты.  В последние годы - в восстановительном поезде. Причем там же, в Березовом, который в железнодорожной версии фигурирует как станция Постышево.

Взглянув на фасад желдорвокзала Комсомольска-на-Амуре, украшенного цифрой «45», Шарапа неожиданно заметил:

- Мы же не отсюда уезжали на БАМ! Помнишь вокзал на Втором Комсомольске, откуда поезда отправлялись в Березовый?

- Конечно же, помню. И одноэтажное строение барачного типа в районе птицефабрики, и вагоны поезда с настенными узорами - линкрустом, - отвечал я, признавшись Виталию Ивановичу, что больше всего меня поразили не свечи в купе на случай отключения электричества по причине изношенности вагонных аккумуляторов, а памятник Сталину в привокзальном сквере станции Эворон.

Пронеслось почти два десятка лет, как его сменщик Хрущёв взялся разоблачать культ личности. От Москвы до самых до окраин поснимали статуи и бюсты.  В 1964 году лишился должностей сам Хрущёв, а памятник  Сталину в Эвороне стоял непоколебимо еще две пятилетки. Но почему изваяние вождя  на двухсоткилометровой ветке  сохранили?

Об этом я спрашивал в Хурмулях, где размещалось локомотивное депо, в Березовом, где еще не было вокзала, построенного «НовосибирскстройБАМом», а рельсы и шпалы заканчивались тупиком. Смысл ответов, которые  невозможно было публиковать, сводился к следующему: товарищ Сталин много сделал для развития сети железных дорог в СССР.

Но разве это неправда? Ответвления на север от Транссиба, с которых для воинских нужд сняли шпальную решетку, были  восстановлены,  и там загудели паровозы. Возобновились работы на главном ходе.  В 1951 году пошли поезда на линии Тайшет-Братск-Усть-Кут на западном участке. На восточном участке заработала  упомянутая ветка до Березового.

Ни для кого ни секрет, что в довоенные и послевоенные годы Байкало-Амурскую магистраль строили заключенные. В Тынде им поставлен памятник,  который представляет собой исполненную в металле тачку с грунтом, киркой и лопатой. Рядом с инструментом  кепка с надписью «Бамлаг».

Парадоксально, но факт: мои давние собеседники из бамовской глубинки не связывали вождя и репрессии. По опросам уже постсоветского времени Сталин - самый популярный глава государства ХХ века.

 

В Ясном после полуночи

У тупика в Березовом, куда я прибыл после напутствия  в конторе мостоотряда,  ждал вахтовый автобус. «Два часа хода при наружной температуре минус пятьдесят пять - это не шутка», - заметил парень,  передавая кружку с водкой.

Следующую ночь я провел в звене  Николая Шабанова. В третью смену монтажники завершали бетонирование ригеля - верхней части первой опоры моста через Амгунь. Рядом подрастало шпунтовое ограждение. Звено бурильщиков  Петра Бойко на моих глазах приступило к сооружению второй опоры.

К утру, когда у горизонта появилась алая полоска зари, заливка бетона в ригель была завершена. Монтажники мастерками выравнивали поверхность - наводили шик-блеск.

- До паводка мы должны завершить строительство опор правобережной части, - уточнил на следующий день начальник участка мостоотряда №26 Альберт Авакимов.  - Первый поезд пустим по мосту в декабре.

Оторвавшись от чертежей на стене кабинета, Альберт Арамович  неожиданно резюмировал:

- Пора на обед. По дороге в столовую  поселок покажу…

Поселок мостостроителей, названный Ясным, появился в березовой роще неподалеку от Амгуни в зиму 1975-1976 годов - иначе говоря, год назад. Дома, магазин, клуб и, конечно, столовая. Не стану скрывать,  выкладка меня ошеломила. В ресторанах краевого центра  не встречал такого разнообразия первых и вторых блюд, не говоря о выпечке.

… Юбилейный поезд миновал памятный мост через Амгунь меньше чем за полминуты. Мне стало грустно от того, что знакомых мостостроителей в вагонах поезда я не повстречал.

 

Что не устраивает молодых

Начальник станции Постышево Владимир Воронцов - можно сказать, ровесник БАМа: не так давно он справил 45-летие. На его глазах поселок Березовый с деревянным жилфондом леспромхоза пополнялся двух- и пятиэтажными домами, в которых получали квартиры железнодорожники. В микрорайоне, построенном «НовосибирскстройБАМом»,  распахнули двери детский сад и школа, торговый центр. Завершающим аккордом обновления Березового стал вокзал станции Постышево, выделяющийся тремя мансардами. Сочетание крыши, характерной для средневековья,  и кладки из красного кирпича с оштукатуренными и выкрашенными белым оконными проемами,  причем, небольшими, как было принято опять-таки в старину,  принесло проекту новосибирского архитектора Владимира Авсетюка победу во Всесоюзном конкурсе «Лучший вокзал на трассе БАМа» и звание лауреата премии Ленинского комсомола.

Будущий начальник станции Постышево первую зарплату принес домой в пятнадцать лет: со сверстниками полол траву у железнодорожных путей. Похоже, тогда же  решил, где будет работать после школы. Начинал составителем поездов, без отрыва от производства получил среднее специальное образование.

- Не так давно через станцию Постышево проходило четырнадцать пар поездов. Сегодня - в два с лишним раза больше, - отметил Владимир Леонидович.

Мы общались в зале ожидания: нежданный ливень не оставил сухого места на перроне. Не смотря на это,  музыканты, прибывшие на юбилейном поезде, не сворачивали концерт. Им дружно аплодировали промокшие до нитки зрители.

В ответ на пожелание перечислить лучших работников станционного коллектива были названы составители поездов Вячеслав Валентинович Баранкин и Константин Павлович Кузнецов, приемосдатчик Тамара Ивановна Збарская.

- Надо полагать, это ветераны. А как с закреплением молодых? уточнил я.

- Приезжают,  но не задерживаются, - отвечал Владимир Воронцов, между прочим, депутат совета депутатов поселения,  формулируя пояснения  как вопросы. - Вы бы остались тут с детьми, когда зимой за трехкомнатную квартиру  надо выкладывать по восемнадцать тысяч рублей, когда в больнице почти не осталось врачей, как и действующего оборудования?

Кстати, участковая больница в Березовом - единственное лечебное учреждение на пятисоткилометровой ветке от Комсомольска-на-Амуре до Нового Ургала.

- Я поставлю в известность министра здравоохранения  Александра Витько, - сказал мне министр транспорта Валерий Немытов, представлявший правительство  Хабаровского края в поездке по БАМу. - Знаю, что у Александра Валентиновича нужды жителей глубинки на особом контроле.

Ливень прекратился.  Юбилейный поезд тронулся. Жители станции Постышево помахали нам с надеждой на лучшую жизнь.

Михаил Карпач

Продолжение следует

+1
13:35
132
RSS
В. Иванов-Ардашев
09:49
Помню те места. Когда-то был собкором Хабаровского краевого радио по северным районам и часто выезжал на Восточный участок БАМа. А впервые увидел «старый», еще сталинской поры БАМ в августе 1971 года, когда студентом вместе с другом спускался на резиновой лодке по Амгуни с самых верховьев и, приставая к берегу, видели ж/д насыпь и остатки бараков для заключенных. Тягостное зрелище — воспоминания о «старом» БАМе, но зато такие приятные времен ударной стройки 1974-1985-х годов!
Загрузка...
|
Похожие статьи
«Слышишь, время гудит - БАМ…»
«Слышишь, время гудит - БАМ…»
«Слышишь, время гудит - БАМ…»
«Слышишь, время гудит - БАМ…»