Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

МИХАИЛ КАРПАЧ. БАМ: ПУТИ-ПЕРЕПУТЬЯ. ЧАСТЬ 5

МИХАИЛ КАРПАЧ. БАМ: ПУТИ-ПЕРЕПУТЬЯ. ЧАСТЬ 5

Елизаров теперь не ко двору в узловой больнице Февральска

Оставив Новый Ургал,  специальный поезд, сформированный в преддверии 45-летия БАМа, направился в Февральск. До него без малого триста километров пути на северо-запад. Пейзаж за окнами постепенно менялся: берез и осин становилось меньше, лиственниц и ёлок - больше. 

Февральск - это уже территория Амурской области. До  границы с Хабаровским краем юбилейный поезд без остановок проследовал станции Алонка и Этэркэн.

С напутствием дочери Лазо             

Алонку строил «МолдовстройБАМ». Передовой отряд прибыл на место будущей станции и поселка железнодорожников 11 августа 1975 года. Он состоял из 28 человек. В их числе были главный инженер СМП Альберт Жилко, геодезист Федор Иванов, водители  Павел Федюкович и Федор Моисеев. Решились отправиться в мужской компании за тысячи километров Надежда Вакорина и Вера Бокша, кстати, жена крановщика Григория Бокши. Задача на всех одна - построить жильё для размещения основных сил «МолдавстройБАМа». Это было непросто хотя бы потому, что железную дорогу к Алонке ещё не подвели. Путеукладчик продвинулся сюда в декабре 1978 года, когда приступали к возведению поселка железнодорожников.  

Алонка - это река, которая дала название станции и поселению. С переводе с языка эвенков, коренных жителей здешних мест, - место сказов и легенд.  Чем поразила меня Алонка в первый приезд, когда временный поселок был готов и в нем разместился коллектив СМП в триста человек?  Пожалуй, понятиями и терминами самой западной республики Советского Союза, и они встречались на каждому шагу. Гостиница «Кодры», столовая «Молдова», магазин «Ляна», Дом культуры «Флуераш»…  Вероятно, молдавские кадры последовали примеру украинских, прибывших на БАМ годом раньше, преуспевших в создании национального колорита в Новом Ургале.

Десант журналистов высадился в Алонке в конце августа 1978 года: «МолдавстройБАМ» вводил первый объект поселка железнодорожников. Этим объектом была школа. Александр Личко, мэтр кинодокументалистики,  первого сентября едва ли не до захода солнца снимал, как в трехэтажной школе с окнами на главный путь БАМа приступили к учебе дети строителей и военнослужащих здешней бригады железнодорожных войск.

Другой примечательный факт: ниже школы появилась уложенная плитами площадь, на которой встал Сергей Лазо, в полный рост и в бронзе.

Герой Гражданской войны на Дальнем Востоке родился в молдавской провинции. Средства на памятник собирали стройотрядовцы Кишиневского «политена»,  работавшие  в «МолдавстройБАМе». Ребят напутствовала дочь легендарного командира Ада Сергеевна Лазо.

С кем довелось встретиться  на стыке лета и осени? Естественно, с начальником СМП Игорем Александровичем Пановым. С Геннадием Гомозовым, строившим школу, за победу в соревновании получившим красную каску, как было принято в «МолдавстройБАМе». С единственной в СМП женщиной-водителем - Марией Руссу. Она работала на 130-м  ЗИЛ-ке, прибыла на БАМ из Ташкента, где участвовала в восстановление узбекской столицы, разрушенной землетрясением.

Воздвигнув Алонку на восточном участке, «МолдавстройБАМ» перебазировался на центральный участок, где им была выстроена Дугда - станция на 2894-м километре БАМа.

Юбилейный поезд проследовал Алонку в считанные секунды, но можно было разглядеть и школу чуть выше площади с памятником Сергею Лазо, и выстроенные линиями двухэтажки.

Губернатором Хабаровского края Виктором Ишаевым озвучивалась идея возведения в Алонке мощной ГРЭС, в топках которой использовался бы местный бурый уголь. Получился бы аналог Приморской ГРЭС, которая объединяет станцию и разрез, поставляя электроэнергию на внутренний и на внешний рынок. Конечный продукт предпочтительней, но что-то не сложилось. Хотя электрификация БАМа потребует энергомощностей.

Проезжая Алонку, мы увидели горы кругляка. Развивать лесопиление местные лесозаготовители, похоже, не торопятся.

В переводе с эвенкского

Станцию Этэркэн, которая от четырех километрах от границы Хабаровского края и Амурской области,  возводил «КуйбышевстройБАМ». Правда, сорок лет назад она именовалась Этеркеном, став последней, двенадцатой станцией восточного участка, возводимой с участием строительно-монтажных поездов республик, краев, областей.

"Дедушка", "старик" - так переводится с эвенского название станции и поселения. Как нетрудно догадаться, в нём есть улица Куйбышевская. В 1984 году сюда пришла ЛЭП-220 из Комсомольска-на-Амуре протяженностью 575 километров. Восточный участок БАМа присоединился к единой энергосистеме Дальнего Востока, и автономные дизельные электростанции, доставлявшие множество хлопот, были закрыты.

Сегодня в Этэркэне порядка шестисот жителей. Ведущее предприятие - дистанция пути. Развалы кругляка справа от двухэтажек подтверждают, что еще не все леса  в окрестностях пошли под топор.  

Перед  границей края и области мои спутники, отставные офицеры железнодорожных войск, обратили внимание на древесные отходы,  почерневшие от времени, явно не используемые. «Здесь работают северокорейцы!» - услышал я от них,  не забывших «Ураллес», основным контингентом которого являлись граждане КНДР. Они не только заготавливали древесину, оставляя верхушки и комли на верхних и нижних складах. Уничтожалось всё живое вокруг делян, от дикоросов до зверей и птиц. Пернатые и хвостатые попадали в ловушки, что возмущало Верхнебуреинский район от мала до велика.  Неужели наши власти снова допустили на лесосеки корейцев?

Мы желаем счастья вам!..

Юбилейный поезд - в Февральске!.. Обновленный перрон, десятки встречающих, сине-красные флаги с цифрой «45». Февральск - знаковый пункт Байкало-Амурской магистрали. Его называли столицей железнодорожных войск. Они не только вели укладку главного пути, но и выполняли то, что в других местах возлагалось на шествующие организации либо генподрядные тресты. Иначе говоря, возводили жилье и соцкультбыт, а также вокзал, депо, другие объекты железнодорожной инфраструктуры.

Из Чегдомына, где располагалось командование корпуса железнодорожных войск, вертолеты чаще всего брали курс на Февральск, хотя нельзя сказать, что бригады в Березовом и Алонке, не говоря о Новом Ургале,  были обойдены вниманием.

У вокзала-«стекляшки» установлен камень с перечнем воинских частей, благодаря которым село Февральское у трассы, ведущей от Транссиба к золотым приискам, стало поселком городского типа, где громоздятся многоквартирные «панельки», где средняя школа и узловая больница, где круглые сутки несёт свои поезда Байкало-Амурская магистраль.

Митинг, посвященный 45-летию БАМа, состоялся не на перроне, как было в Постышево и Комсомольске-на-Амуре, а на привокзальной площади, где хорошо виден пятитысячный Февральск.  Духовой оркестр исполнял туш, замначальника ДВостЖД Геннадий Нестерук вручал награды, торжественность момента была видна на лицах присутствующих. У некоторых из них удалось взять интервью.

- Родители приехали на БАМ в 80-е годы, работали в Тынде и Тунгале. Вопрос, кем быть,  не стоял: конечно, железнодорожником! - сказал Роман Шарипов, получивший среднее специальное, а позже высшее образование.

Начинал  составителем поездов,  работал дежурным по станции,  начальником станции. Новый поворот профессиональной карьеры - и он уже ревизор дирекции управления движением.

- Развитие есть. Возрастает пропускная способность. Недавно работали геодезисты. Их задача - второй путь, - уточнил Роман Шарипов.

У Максима Ненашкина родители  тоже железнодорожники. Приехали осваивать БАМ в 1983 году. Отец работал машинистом, мама - приемосдатчиком. Сам Максим - монтер пути.

- Работы стало больше, - заметил он. - Укладывается бесстыковой путь,  шпальная решетка закатывается в бетон.

Максим Александрович называет тех, с кем сдружился, решая производственные задачи. Это Константин Дубров, Нодар Этерия, Юрий Малахов.

Замначальника станции Февральск Виталий Попов родился в 1995 году в Тунгале. После окончания Байкало-Амурского института ДВГУПСа работал на разъезде Дрогошевск, что  на 2957-м километре БАМа. С прошлого года - замначальника станции Февральск.

- В четном направлении принимаем двенадцать пар поездов. Не нечетном - десять-одиннадцать,  - пояснил он. - Объемы перевозок и скорости движения растут.

Из местных грузоотправителей  отметил лесозаговителей. Зимой они отправляют до двадцати вагонов круглых лесоматериалов в месяц.

Юбилейный месяц Байкало-Амурской магистрали совпал у Виктора с личными торжествами: он женился. Его избранницей стала выпускница Хабаровского института культуры, которая работает в местной школе хореографом. Пожелаем молодым счастья!

Огоджинское и Эльгинское

Станционники и движенцы Февральска связывают перспективны развития станции с освоением Огоджинского угольного месторождения. Это относительно недалеко, более того, в советское время там добывался уголь как подземным, так  и открытым способом. С девяностых годов в Огодже упадок: населенный пункт переведен в разряд сельских, угледобыча свернута, потенциальные инвесторы меняются как перчатки. Будет замечательно, если безвременье уйдет в прошлое.

На станции Верхнезейск, что на триста километров западнее Февральска,  разработка угольного месторождения позволила вдохнуть вторую жизнь в станцию, многократно увеличить погрузку. Впрочем, эта подземная кладовая получила известность  с девяностых годов, когда МПС взялось за прокладку пути к Эльгинскому месторождению, между прочим, крупнейшему в мире месторождению коксующего угля. Ветку от рудника до разъезда Улак, что в тринадцати километрах от Верхнезейска,  достраивали частные компании.

- Работы были закончены в январе 2012 года. Длина подъездного пути - 319 километров. Были построены четыре станции и депо, - так охарактеризовала мне железнодорожное хозяйство угольщиков начальник станции Верхнезейск Оксана Дубровина.

Залежи эльгинского угля превышают два миллиарда тонн. Компания «Мечел», которая его разрабатывает, поставила задачу нарастить добычу, а значит, и отгрузку до тридцати миллионов тонн в год. В общем, БАМу придется изрядно потрудиться, чтобы переместить эти объемы к морским портам.

Кроме того, «Мечел», включающий в себя не только угольные предприятия, но и металлургические, организовал геологоразведку  территории, прилегающей к железнодорожной линии Эльга-Улак. Там разведаны два месторождения железных руд. Доставка концентрата  к плавильным мощностям  - это тоже работа для  БАМа.

Озвучено предложение о продолжении линии от станции Эльга к Охотоморью с выходом на Аян и Охотск.  Заинтересованность в этом проявляет республика Саха (Якутия), где неоднократно заявляли о желании использовать Аян для экспорта древесины, полезных ископаемых, а также импорта  для нужд республики. О сроках строительства линии в Охотоморье говорить рано, но то, что она будет иметь колымское продолжение, пожалуй, очевидно.

На юбилей БАМа пришлась круглая дата в жизни начальника станции Оксаны Алексеевны Дубровиной. Тридцать лет назад она с мужем, тоже выпускником Хабаровского железнодорожного техникума, прибыла по распределению в Верхнезейск. Сегодня на железной дороге трудится не только она с супругом, кстати, электромонтером дистанции энергоснабжения. Сын - в восстановительном поезде. Дочь - приемосдатчик на станции. Зять - составитель поездов. БАМ получил еще одну трудовую династия, и это здорово.

Когда больнице больно

Беге Бегеев получил от рук замначальника ДВостЖД почетный знак Российских железных дорог за безупречный труд. В 1983 году Беге Алибекович приехал на БАМ из Дагестана. Работал водителем в Кинерме - станции западного участка, которую строили представители трех кавказских республик РСФСР - Чечено-Ингушской, Северо-Осетинской, Дагестанской.

Когда стройка века завершилась, Бегеев решил не уезжать, а перебрался в Февральск, где устроился в узловую больницу.

- Был завгаром, теперь - старший водитель. Оптимизация! - не без иронии заметил Беге Алибекович.

Интервью пришлось свернуть: к Бегееву подтянулись женщины, как я понял, сотрудницы узловой больницы, отмеченные приезжим начальством, и коллеги снимали передовиков камерами телефонов. Впрочем, меня тоже поджидали. Это были местные жители, которые наперебой  рассказывали, что принесла  узловой больнице оптимизация.

- Раньше в ней делали самые разные операции.  Даже знаменитый елизаровский метод сращивания переломанных костей использовали,  - записывал  диктофон. -  Сегодня здание в ужасном состоянии, врачей почти не осталось, закрыто два отделения, освободившиеся палаты используются как гостиничные номера. А ведь это единственная больница на пол-тысячи километров пути от Верхнезейска до Этэркэна!

Возвратившись в Хабаровск, я позвонил в минздрав Амурской области. Там подтвердили обоснованность жалоб, добавив, что правительство региона неоднократно выходило с предложением передать  ему больницу в Февральске, что позволило бы на средства  ОМС укрепить ее кадрами и оборудованием.

- Ведомство не соглашается, и по сути мы теряем лечебное учреждение, которое трансформируется в пункт профосмотра, - подытожили в  минздраве.

Следует напомнить, что упомянутое ведомство - это не Российские железные дороги. С разгосударствлением отрасли медицинские учреждения, как и учебные заведения,  были отнесены к ведению федерального министерства транспорта. Если иметь в виду  его функционал, который включает авиацию, морской и речной флот, дорожную отрасль, нетрудно сделать вывод, что медицинские и учебные заведения, десятилетиями входившие в МПС, переживают не лучшие времена.

В минздраве также сообщили, что узловую больницу в Февральске сравнительно недавно посетил губернатор Амурской области Василий Орлов, который выслушал  претензии жителей поселка, а также самого медперсонала. На торжествах в Тынде я неоднократно видел главу региона в компании высокопоставленных гостей из Москвы, среди которых был министр транспорта РФ Евгения Дитрих.  Сразу возник вопрос: обсуждал ли с ним губернатор незавидное положение узловой больницы в Февральске  или же выбросил ее из головы в юбилейные дни?

На погонах рубашки Евгения Дитриха великолепно смотрелась звезда генерала армии. Но грош цена всем звездам, когда ведомственная вертикаль игнорирует запросы людей, обрекая их на  страдания!

Михаил Карпач

Продолжение следует

03:40
77
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
«Слышишь, время гудит - БАМ…»
«Слышишь, время гудит - БАМ…»
«Слышишь, время гудит - БАМ…»
«Слышишь, время гудит - БАМ…»