Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 390. Проведываю родню. Валерий Чугаев и Анатолий Караваев. Дёмкины

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 390. Проведываю родню. Валерий Чугаев и Анатолий Караваев. Дёмкины

Проведал  мамину сестру тётю Валю  и её мужа дядю Никифора, у которых последние месяцы своей жизни жила моя мама и бабушка Мария Антоновна. Тётя Валя и дядя Никифор жили с сыном-инвалидом Анатолием и младшей дочерью Ниной.

Когда у нас зашел разговор о том, что собираюсь писать родословную о Колесниковых, тётя Валя сказала мне историю своего имени: «По документам я Варвара, а не Валентина».

Побывал у маминой младшей сестры тёти Шуры. Её муж Харитон был жив, но сильно болел. В разговоре с тётей Шурой затронул вопрос о серебряных монетах, которые мне, когда-то в детстве показала бабушка, говоря: «Васятка, среди этих монет лежит одна твоя монета. Когда я умру, её передадут тебе, она будет талисманом, оберегающим тебя всю жизнь  от всяких бед».

Тётя Шура покраснела и сказала: «Прости, Василий, я этого не знала!» После нашего разговора она встала, прошла в другую комнату, принесла серебряный полтинник и подала его мне со словами: «Возьми бабушкин талисман»! Взял тот серебряный полтинник и храню его всю жизнь.

***

Вернувшись в Братск после отпуска, сразу вышел на работу, дочь Галина пошла в девятый класс, а Елена - во второй.

В моей бригаде работал Валерий Чугаев, он был кандидатом в мастера спорта по боксу, обладал спокойным, уравновешенным характером, был хорошим парнем, но имел пристрастие к спиртному.

Тренировки и выступления обычно заканчивались банкетами, которые постепенно многих спортсменов приводят к пагубной привычке - пьянке. Чугаев часто выезжал на  сборы и соревнования, жена такое семейное счастье не стала сохранять, их семья быстро распалась. Валерий развод сильно переживал, но ничего не мог поделать со своим пристрастием к спорту и алкоголю.

Как-то он пришел на работу с похмелья, я стал его ругать,  а он в шутку сказал мне: «Василий Иванович, как -  никак, а я кандидат в мастера спорта по боксу. Ты не боишься меня?». Я засмеялся и говорю ему: «Нет! Не боюсь! Не таких боксёров бивали, как ты, Валера! Знаешь Анатолия Караваева - мастера спорта международного класса и тренера по боксу из города Ангарска?»

Чугаев ответил: «А как же?  Мы с ним всегда встречаемся на соревнованиях и сборах». Говорю: «При встрече с Караваевым передай ему привет от меня и спроси у него про то, как ему доставалось от меня. Послушай о том, что он тебе скажет». Валерий: «Ты Караваева? Не может быть!» Я – «Спорим на бутылку коньяка, что я не раз посылал Толика в нокаут!» Спор состоялся. Когда в очередной раз Чугаев возвратился с соревнований, я спросил у него: «Ну, как? Видел Караваева? Передал ему привет?»

 Чугаев: «Василий Иванович, что было, когда от вас передал ему привет! Анатолий Васильевич сразу закричал: «Где он? В детстве он всегда бил меня за то, что я его дразнил. Чтобы его нокаутировать, я стал заниматься боксом, а он ушел служить на флот и след его затерялся».

Говорю Чугаеву: «Где моя бутылка коньяка, проигранная тобой?» Он мне: «Вы его били в детстве, а ни тогда, когда он стал мастером спорта!» Я говорю: «Разговора о мастере спорта не было, я говорил, что бил Караваева Толика, а не мастера спорта по боксу». Мы посмеялись и на этом разошлись.

Примерно через полмесяца в Братске проходили соревнования по боксу. Звонок, открываю дверь, передо мной стоит рыжий верзила, в котором сразу узнал Анатолия Васильевича Караваева. Мы пожали друг другу руки и обнялись, как родные братья.

Хотел бежать в магазин, но Анатолий остановил меня: «Не гоношись, я принёс с собой». Эльвира приготовила нам закуску, мы целый вечер просидели с ним, вспоминая прошлое время, Виктора Юрзанова, Виктора Николенко, Ивана и Артёма Нестеровых, многих других ребят с улиц Больничная и Чапаевская.

Анатолий сказал мне о том, что ещё жива его мама и даже бабушка. Они живут в Ангарске по улице «Вокзальная, дом №38». Толик дал мне их адрес и свой иркутский. В то время он жил гражданским браком с женщиной, которую звали, как и мою жену, Эльвирой. Ещё Анатолий сказал: «Являюсь  первым мастером спорта молодого города Ангарска, поэтому моё фото есть на одном из стендов музея города. Если будешь в Ангарске, зайти ко мне домой и посети музей. Там у нас располагается большая коллекция часов».

Был у него в Ангарске, застал в живых его бабушку и мать тётю Клаву, которая когда-то в очереди за хлебом говорила, как она, плеснув воду на печь, поила своего мужа некипячёным чаем. Напомнил тёте Клаве об этом. Мы посмеялись, она очень удивилась моей памяти. Побывал в гостях у Анатолия в городе Иркутске, познакомился с той замечательной женщиной, с которой он жил. Они оба мне очень понравились.

***

Чтобы не быть в долгу у соседей из первого подъезда нашего дома Дёмкиных, у которых в мае отмечали День Победы, мы с Эльвирой на праздник Октябрьской Революции решили пригласить их к себе. Пётр и Александра охотно согласились. Для застолья купил три бутылки шампанского. Когда мы выставили на стол эти бутылки, на лицах наших друзей появились кислые мины: «У нас от шампанского расстраиваются животы, поэтому мы его не пьём». Мне ничего не оставалось делать, как  бежать в магазин за коньяком.

Вскоре выпал большой снег. В это время строители, работавшие на втором заводе, дали мне бидон половой краски, но просили срочно её  вывезти.

Воровать неудобно, но «от многого немножко, это не воровство, а просто делёжка!» – гласит поговорка. К тому же, краска в то время была большим дефицитом, а ремонт квартиры надо было делать немедленно, потому что полы рассохлись и скрипели так, что от их скрипа ночью просыпался я, или Эльвира. Кое-где в полах образовались щели, куда проваливались не только цветные карандаши, но и детские игрушки.

Чтобы вывезти из завода эту краску, обратился к Петру Дёмкину, у которого была своя машина. Выслушав мою просьбу, Пётр начал куражиться: «На машине ездить куда попало, мне не разрешает жена Шура».

Мне ничего не оставалось делать, как обратиться к ней. Выслушав мою просьбу, Шура сказала: «Пётр, съезди с Василием!». Мы поехали, но по дороге Дёмкин стал мне выговаривать: «Зачем пошел к Шурке? Не сегодня, так завтра, мы вывезли бы твою краску».

Я ему ничего не сказал, но про себя подумал: «В следующий раз возьму такси, заплачу за вызов деньги, но к Дёмкину за помощью никогда больше обращаться не буду. Лучше заплатить и никому, ни чем не быть обязанным, чем унижаться». После этого я так и делал. Вскоре наша дружба прервалась.

Полы в квартире я дополнительно пробил гвоздями, поверх досок на краску и клей положил древесноволокнистую плиту и покрасил той краской, которую на заводе дали мне моляры. Пол получился красивым, только потом из-за несовместимости красок, на эту красоту другая краска  не ложилась.      Ленивый два раза бегает, а скупой два раза плотит – гласит русская пословица. Так получилось и у меня – пришлось пол поверх древесноволокнистой плиты застилать отработанным на пресспате сукном. Тогда о ворсовом покрытии мы не слышали...

15:55
112
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|