Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ЕДИНСТВЕННАЯ ВЫЖИВШАЯ В АВИАКАТАСТРОФЕ АМУРЧАНКА РАССКАЗАЛА СВОЮ ИСТОРИЮ

ЕДИНСТВЕННАЯ ВЫЖИВШАЯ В АВИАКАТАСТРОФЕ АМУРЧАНКА РАССКАЗАЛА СВОЮ ИСТОРИЮ

Фото: lenta.ru

Лариса Савицкая дала интервью и рассказала, как ей одной из всех пассажиров удалось выжить в тайге в течение нескольких дней. Амур.инфо уже писал, что российские кинематографисты о Ларисе Савицкой сейчас снимают фильм-катастрофу. Съёмки проходят в Пермском крае и Москве. Фильм, наверняка, будет тяжёлым, но и сама история Ларисы наводит страх и ужас.

24 августа 1981 года над Завитинском столкнулись гражданский самолет Ан-24РВ, следовавший из Комсомольска-на-Амуре в Благовещенск, и бомбардировщик Ту-16К, осуществлявший разведку погоды. Инцидент произошел на высоте пять километров, а из 38 человек на обоих воздушных судах выжила только 20-летняя жительница Благовещенска Лариса Савицкая. Она возвращалась домой из свадебного путешествия с Владимиром Савицким. После падения пострадавшая очнулась и сразу увидела мертвого мужа — ей предстояло провести рядом с ним и другими погибшими три дня. За случившееся девушке выписали компенсацию размером в 75 рублей. Лариса не смогла долго жить в Благовещенске и переехала с маленьким сыном в Москву, где её след потерялся. Однажды появилась даже информация, что она умерла. Но режиссер Дмитрий Суворов не поверил и нашел Ларису, уговорив ее участвовать в производстве художественного фильма «Одна», основанного на тех событиях, пишет «Лента.ру».

 

Женщина рассказала о том, как ей удалось одной выжить в тайге и о процессе создания фильма. Она жила обычной советской жизнью с родителями в Благовещенске, тут же училась в пединституте и вышла замуж. Свадьба была в апреле, свадебное путешествие в августе. Лариса рассказывает, что сначала хотели поехать в Крым, но не смогли достать путёвку. И решили слетать к её родственникам в Большой Камень, это между Владивостоком и Находкой, а потом к его — в Комсомольск-на-Амуре.

— А уже после визита к его родственникам мы с Вовой возвращались в Благовещенск. Роковой полет всё откладывали… Раздражало это, конечно. Кого бы не раздражало? Мы еще и встали рано утром в тот день, спать хотелось, и такое состояние было, усталости, что ли? Но я хорошо запомнила и людей, и саму посадку, и как в самолет заходили. Не знаю даже почему. Так получилось, что самолет был полупустой, и стюардесса просила всех пересесть вперёд. А мы не хотели, потому что в хвосте вибрации меньше. Потом ещё сзади нас пассажиры пересели вперед, и мы их места заняли. То есть, получается, ещё ближе к хвосту. Я это отчетливо помню, потому что, когда разорвался самолет, кресло, в котором мы сидели первоначально, разломилось и улетело с другим куском, там бы никто не выжил. До столкновения я спала. У меня такая усталость была, я даже не помню, как мы взлетели. При столкновении Ан-24РВ стал разваливаться по частям, обломки были в итоге разбросаны на семь километров, — вспоминает в интревью Лариса тот трагический день.

После разлома самолёта на части женщина на небольшом куске хвоста, который отделился от самолета, спланировала на землю. Удар смягчил березняк.

— В какие-то моменты казалось, что я вроде прихожу в себя, начинаю делать что-то, думать. По-настоящему, мне кажется, осознание всего только в больнице пришло. То есть так-то соображала, но туннельно, дальше какого-то определенного действия мысль не шла. Сначала сильно ударилась головой о соседнее кресло. После того как меня выкинуло из моего, я сознание потеряла. А когда очнулась, уже лежала в проходе. Потом подумала, что если так упаду, лежа, то мне очень больно будет. Подняла глаза и увидела пустое кресло. Дальше стоп-кадр такой из того фильма как раз: девчонка падала в кресле и держалась за поручни. Она в облаках, и у меня здесь тоже — облака. Еще дождь шел с утра, пасмурная была погода, облачность и все молочное — как в тумане, — рассказывает женщина.

Судьба или случайность, но ещё до свадьбы Лариса с женихом ходила в кино на фильм-катастрофу. И там рассказывалось, как выжила только одна женщина. Итальянский фильм назывался «Чудеса еще случаются». Он основан на реальных событиях — в 1971-м в джунглях перуанской Амазонии разбился самолет, упав с высоты 3,2 тысячи метров. Спаслась только Джулиана Кепке, она потом еще две недели выживала среди кайманов и змей.

— Сама авиакатастрофа там была показана чуть-чуть, с этой девчушкой в кресле и потом — обломки самолета. Ничего сверхособенного. Там интереснее было, как она выживала, потому что это в фильме показывали детально, рассказала Лариса Савицкая в интервью.

Когда случилась трагедия, Лариса, не отдавая себе в этом отчёта, стала вспоминать, что было в фильме.

— Я решила, что мне надо сесть в это кресло. Самое интересное, что сначала я это сделала, а потом поняла, что произошло. Как будто что-то подсказывало, вело. Мозг настолько четко на спасение был заточен, что все посторонние мысли уходили. Для меня эти восемь минут падения вечностью казались. Влезла в кресло, вцепилась в него. Ждала землю, чтобы сгруппироваться. Про остальных вообще ничего не помню, кроме крика. Вой людей, которые понимали, что умрут. Я осознавала только себя. И Вовку видела. Я ещё во время падения поняла, что он погиб. Ему обломком голову задело и кровь не останавливалась. И по пальцам, по рукам, по костюму кровь... Кресло, в котором я сидела, в итоге сломалось, поэтому в себя пришла полулежа как-то, немного боком. Первым я Вовку увидела, прямо на уровне глаз был. Сидел в кресле и как будто спал. На этом же куске самолета, помимо нас, были мужчина и женщина.

Лариса говорит, что первые два дня была рядом с самолётом, а потом уже начала думать, как выбраться.

— Конечно, шок глушил. Двигалась я с трудом, потому что очень больно было переворачиваться, ходить и дышать. Ребра же тоже сломаны были. Но все равно двигалась. А на третий день так вообще ушла людей искать: запомнила шум, мне почему-то казалось, что от машин. И мысль такая проскочила, ну раз спасатели не ищут, надо самой. И пошла. Я понимала, что и переломы есть, и ногу свою опухшую видела, но, видимо, все тот же инстинкт самосохранения: нужно было пить, и я шла пить. Нужно было какое-то укрытие от дождя сделать, и я сделала. Думаю, дело в том, что рассчитывать можно было только на себя, и в такой стрессовой ситуации мозг просто игнорировал и страх, и боль. Там были медведи, мне потом уже спасатели сказали. Я еще в первую ночь рычание слышала. Но о том, что они действительно напасть могут, как-то не думала. Не до того было. А вот что было реальным, так это комары… Мучение, конечно. Ладно бы просто облепили. Но еще звон такой в ушах стоял. Я сначала не понимала, это сотрясение мозга, или гул, или комары… На второй день дождь пошел, их поубавилось. Потом я сообразила себе на голову пакет надеть, чтобы лицо не облепляли. Чтобы не мерзнуть, я сначала плащ нашла себе какой-то, но он легкий был очень. Костер развести в дождь я тоже не могла. Да и спички у Вовки в кармашке были, я их только на третий день нашла. Как раз перед спасателями. Так что холодно было очень. Когда очнулась в первый день, очень пить хотелось. Нашла лужицу какую-то рядом, там чистая вода была. И вот ее зачерпнула и выпила. Есть не хотелось, не до того было. Я слышала вертолеты и сигналы им подавала: нашла чехол красный от кресла и стала махать. Они меня видели с чехлом этим, но подумали, что это повариха у геологов развлекается. Там рядом где-то их лагерь был. А на третий день, когда пошла уже людей искать и вернулась в итоге обратно, у меня даже облегчение было: я к этому обломку как к дому вернулась. Потому что я понимала, что до людей могу и не добраться, а вот у самолета меня точно найдут. И так курить хотелось… Я только на третий день ведь вспомнила, что у Вовки в кармашке сигареты и спички. Достала, а там все мокрое. Стала на груди сушить. Потом хотела костер разжечь уже, но вот после перекура как раз спасатели появились, — говорит Савицкая.

Никаких серьезных переломов у Ларисы обнаружено не было. В Завитинск за ней приехали родственники. Потом женщина находилась в больнице Благовещенска, но по её словам, «психологической помощи никакой не оказали, хотя больше всего голова пострадала. Инвалидности по совокупности травм тоже не дали». Выплаты, как пострадавшей были мизерные. «За Вовку дали 150 рублей, мне — 75» (Лариса Савицкая входит в Книгу рекордов Гиннесса как человек, получивший самую мизерную компенсацию за авиакатастрофу — прим. «Ленты.ру»).

Сейчас Лариса замужем второй раз. Вместе с мужем она делает полиграфы.

— Вот последнее из изобретенного — модуль под названием «Интервью». Специально для сценария к фильму делалось. Его можно будет в дальнейшем использовать и при очной ставке (расследованиях), и в процессе создания фильмов, и для работы фокус-групп.

Когда Ларису спросили в интервью, что для нее значит фильм «Одна», снятый по её истории, женщина ответила: ­«это такой способ сказать, что в любой ситуации, даже очень трудной, нужно верить и идти до конца. Конечно, немалую роль сыграло и то, что меня тогда спас тот кадр с девчонкой в кресле. И очень хочется сделать так, чтобы и этот фильм кому-то помог. А как проект он уникален для меня тем, что я никогда прежде ничем таким не занималась. Это новый опыт — трудный и интересный».

Источник - АмурИнфо

+1
15:25
1138
RSS
Наталья
01:35
травмы позвоночника в 5 местах, перелом руки, рёбер, сотрясение, потеря всех зубов, последующая парализация… и всего 75 рублей компенсации… Стойкая женщина, выжила после падения с высоты в 5100метров, оправилась, родила через 5 лет сына.Молодец.
Загрузка...
|
Похожие статьи