Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 451. По ниточкам родословной. Колесниковы, Пысь, Мехедовы, Чудопаловы...

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 451. По ниточкам родословной. Колесниковы, Пысь, Мехедовы, Чудопаловы...

От своего дедушки по материнской линии - Степана Ивановича Колесникова - знал, что его сестра - Матрёна Ивановна Колесникова - родная ему только по отцу, как Екатерина Ивановна, Яков Иванович и Павел Иванович. Она была в семье вторым ребёнком от первого брака отца, а когда вышла замуж за Ерофея Кирилловича Пысь, перешла на его фамилию. О ней я писал раньше, как о «бабке-повитухе», которая у женщин принимала роды, а у моей матери – меня.

Знал о том, у мужа Матрёны Ивановны - Ерофея Кирилловича Пысь - было три брата, которые жили в посёлке Суражевка. В детстве знал их имена, но с годами они стёрлись из моей памяти.

Ерофей Кириллович Пысь родился в 1873-ем году, а в 1925-ом - умер от тифа. 

Когда была жива моя бабушка Мария Антоновна, она мне говорила о том, что у Матрёны и Ерофея были дети: Алексей, Хима, Иван, Степан, Илья и Агафья.

Алексей имел не только большую семью, но и «длинный» язык, отличался крутым нравом и резкими выпадами в адрес Советской власти, поэтому был помещён в психбольницу, где и умер.

В детстве из детей Матрёны Ивановны и Ерофея Кирилловича Пысь знал их сына Ивана Ерофеевича и его жену Лидию Ивановну Мехедову, которая часто бывала у нас в доме. Они жили в городе Свободном по переулку Метельный дом №2.

Знал также дядьку Степана Ерофеевича и его жену Акулину Фёдоровну, которая в девичестве носила фамилию Мартыненко. Вся родня и знакомые её звали Линой. С их дочерью Валентиной я учился в третьем классе школы №53. Окончив школу, она вышла замуж и уехала на жительство в город Кизляр.

Ещё знал, что один из сыновей Матрёны Ивановны Пысь - Илья - живёт на станции Бузули. Его самого никогда не видел, но хорошо знал его жену Анастасию Ивановну. В девичестве она носила фамилию Сударинова.

Анастасия Ивановна и Лидия Ивановна, когда приезжали в город на базар, часто бывали у нас, Однажды во дворе нашей усадьбы сфотографировал Анастасию Ивановну с моей бабушкой Марией Антоновной, а также Устинией Антоновной Цацура. Это фото есть в моём архиве.

На этом мои познания о потомках Матрёны Ивановны исчерпаны.

***

В 1993-ом году, находясь в отпуске в городе Свободном, узнал, что тётя Лина - жена Степана Ерофеевича Пысь, жива и проживает по улице Комарова. Обрадовался такой новости и сразу отправился к ней, так как в детстве её  хорошо знал.

Дверь мне открыла седая, но очень приятная старушка. Мы сразу узнали друг друга. Так через много лет состоялась одна из наших последних встреч. Тётя Лина рассказала мне о своих детях и дала мне их адреса. Так познакомился с ещё двумя дочерьми Степана Ерофеевича Пысь. Одну из них зовут Марией Степановной, вторую - Тамарой Степановной.

От Марии и Тамары узнал много из их жизни. Обе мои троюродные сестрёнки были красивые, простые и скромные, но в жизни не были счастливы. Мария несколько раз выходила замуж, но все её браки оказались неудачными. Очаровательная Тамара, по мужу Конорева, схоронив мужа Валерия, одна воспитывала двоих детей – Вячеслава и Наталью.

С дочерью Тамары Натальей, по мужу Астафьева, мы тоже познакомились. Узнав о том, что работаю над родословной, Наташа обрадовалась и просила меня о том, чтобы выслал ей один экземпляр «родословной». Пообещал это сделать, но только тогда, когда окончательно закончу над ней работать. У меня остались очень хорошее впечатление о своих троюродных сёстрах.

С Марией Степановной мы побывали у жены Ивана Ерофеевича Пысь - Лидии Ивановны Мехедовой, которая, как и прежде, жила в переулке Метельный. Лидия Ивановна тоже сразу узнала меня.  Мы долго и много с ней говорили о нашей родне. От неё узнал, что её муж дядька Иван умер в 1967-ом году. Лидия Ивановна много мне рассказала о своих детях: Галине, Викторе, Анатолии и Любви.

На прощание она посмотрела на меня и сказала: «Василий, сколько уже набралось нашей родни? Счёт, наверное, идёт на тысячи?» Ответил: «Не подсчитывал , потому что моя работа над родословной ещё далека до завершения, но думаю, что вы близки к истине». Она задумалась и сказала: «Кто мог подумать, что за сто лет от одной пары людей наплодится столько много народа. Что будет дальше, если сейчас нас уже столько много?» Лидия Ивановна фамилию Пысь не приняла, а всю жизнь прожила под своей девичьей фамилией – Мехедова.

У Лидии Ивановны и Ивана Ерофеевича Пысь четверо детей, все они живут в городе Свободном, но встретиться с ними мне не пришлось.

Дома у Марии Степановной познакомился с её двоюродной сестрой - Валентиной – дочерью Ильи Ерофеевича Пысь. Валентина пригласила меня к себе. У неё дома, сидя за чашкой чая, мы переговорили обо всём. Валентина рассказала мне про свою тяжелую жизнь так: «Схоронила трёх мужей, живу с четвёртым. Больше всего боюсь одиночества».

Рассказал Валентине о том, что хорошо знал её мать, а с её отцом никогда не встречался. Валентина в свою очередь поделилась информацией, что отец Илья Ерофеевич и мать ещё живые. Они, как и прежде, живут на станции Бузули.

Она также сообщила мне о том, что ещё жива сестра отца Хима Ерофеевна. Ей исполнилось девяносто лет. Она живёт в деревне Большая Сазанка. Её фамилия по мужу Бессмертная. У неё есть дети: Иван, Любовь и Григорий.

Григорий Макарович Бессмертный живёт на станции Михайло-Чесноковской по улице Октябрьской №36 кв. 95. Так вместе с Марией Степановной я отправился к  Григорию Макаровичу.

Когда мы позвонили в квартиру, дверь нам открыла седая женщина. Мы представились. Женщина сказала, что она жена Григория Макаровича и её зовут Ольгой Ефимовной. Ольга Ефимовна сообщила нам, что её муж Григорий Макарович лежит в больнице. Представился, сообщил ей о цели нашего визита и о том, что хочу узнать кое-что  о других детях Химы Ерофеевной, о которых ничего не знаю.

Ольга Ефимовна сказала: «Мать Григория Макаровича - Хима Ерофеевна - ещё жива и проживает в деревне Малая Сазанка у дочери Любви Макаровны Юшковой, которая работает в Сельсовете.

О брате Григория Макаровича Иване она сообщила, что он с 1926-го года рождения и всё.

Ольга Ефимовна посоветовала обратиться к Юшковой Л.М. или к младшей дочери Матрёны Ивановны - Агафье Ерофеевне Чудопаловой, которая ещё жива и живёт по улице Раздольная, 64. Ещё она сказала о том, что недалеко от неё живёт её сын Владимир, и дала нам его адрес.

С Марией Степановной мы пошли к Владимиру, но самого хозяина дома не застали, так как он был на работе, но познакомились и поговорили с его женой Ириной. В беседе со мной Ирина сказала мне о том, что её девичья фамилия была Пысь, но она её сменила на Лебедеву. Эта новость меня шокировала. Мысль о том, что Ирина является потомком одного из братьев Ерофея Кирилловича, или внучкой старшего сына Матрёны Ивановной Алексея, глубоко застряла в моём сознании. Неужели род Пысь породнился сам с собой в третьем поколении? Это осталось для меня нерешенной задачей...

У меня совсем не было времени для того, чтобы поехать к Химе Ерофеевной в Малую Сазанку...

Узнав от Ольги Ефимовны адрес младшей дочери Матрёны Ивановны Пысь - Агафьи Ерофеевны (по второму мужу - Чудопаловой), направился на улицу Раздольная 64,  потому, что на эту встречу возлагал большие надежды. 

С большим трудом разыскал этот адрес. Когда вошел во двор, увидел во двое двух мужчин, которые пилили дрова. Узнав о цели моего визита, встретили меня враждебно,  разговаривать со мной не захотели, а с явным издевательством прорычали, как псы: «Ступайте в избу и говорите с матерью, она вам всё расскажет».

Когда вошел в дом, на куче тряпок, которая служила постелью, увидел сухую, измождённую старушку, которая, как и её мать, сразу стала жаловаться на свою тяжелую жизнь и на своих непутёвых сыновей. Из разговора понял, что Агафья Ерофеевна страдает глубоким склерозом – она не помнит отчество своего отца, не говоря уже о чём-то другом. Как потом выяснилось, мужчины, которые пилили дрова, были сыновьями Агафьи Ерофеевной. Одного звали Владимиром, второго Валерием.

Владимир и Валерий на мои вопросы категорически отказались отвечать. Один из братьев, глядя мне в глаза, с какой-то звериной  злобой заявил: «Когда нам было трудно, о нас никто не вспомнил и нам о родне никто никогда, ничего не рассказывал, а теперь мы никого не желаем знать!»

Стоило мне заикнуться о Степане Ерофеевиче Пысь, глаза у Владимира налились кровью, как у разъярённого быка, и он сквозь зубы выдавил: «Как можно родниться с человеком, который с двумя классами образования, работая в КГБ, достиг таких больших должностей. которые так просто не даются! Их надо заработать! Никто вам не скажет, сколько ушло людей на тот свет по доносам этого человека!»

Разговор пошел не по тому руслу, по которому мне хотелось, не стал дальше продолжать никому не нужную дискуссию, так как по этому вопросу не располагаю никакими фактами, хотя мама меня предупреждала, когда я был ещё молодым парнем: «Вася, при дяде Степане не говори ничего лишнего».

Из дома Чудопаловых уходил с чувством щемящей тоски. У меня было такое ощущение, словно искупался в грязной луже. После этого визита у меня пропал весь интерес к потомкам Агафьи Ерофеевны.

Шагая с Марией Степановной по улице Ленина случайно встретили незнакомого мне мужчину. Когда мы с ним поравнялись, Мария Степановна остановилась, поздоровалась, повернулась ко мне и говорит: «Василий, знакомьтесь, это муж Людмилы Васильевны Бзеникиной – родной дочери Агафьи Ерофеевны от первого брака. Мужчина протянул мне руку и представился: «Михаил Филиппович Фомин».

Мы проговорил с ним минут пять. Михаил одобрил мою идею о родословной и произвёл на меня хорошее впечатление. Расставаясь, он дал мне свой адрес и пригласил зайти к ним в гости, но у меня на визиты не оставалось времени. Это мимолётное знакомство вселило в меня надежду на то, что не всё потеряно и в то, что я на верном пути.

Мария Степановна мне сказала: «Сыновья Агафьи - Владимир с 1939-го, Валерий с 1941-го, а Виктор с 1946 го года рождения. Они по нескольку лет не вылезали из тюрем, поэтому ненавидят своего дядьку Степана».

В музее города Свободный я видел фото первопроходцев с фамилией Пысь. Очевидно, что на этом фото Кирилл Пысь, или один из его сыновей. У Ерофея Кирилловича было три брата. Род Пысь дал свои корни по всей Амурской области.

Мария Степановна сказала мне о том, что одного из сыновей сына Матрёны Ивановны - Алексея - звали Григорием, он жил в деревне Дубовка и имел дочь, которая тоже жила в Дубовке. По мужу она Бушуева. Как зовут, мужа и их детей, не знаю. У Алексея было много детей, но после того, как его «упекли в психбольницу», никто из родни связь с ними поддерживать не стал, и она прервалась.

Поиски потомков Алексея Ерофеевича результатов мне не принесли. Возможно, что Бушуева была той соломинкой, за которую надо было мне ухватиться, но из-за нехватки отпускного времени, сделать этого не смог...

10:40
1406
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Для популяризации продукта и привлечения большого числа покупателей производители товаров используют наружную рекламу.
Разновидности каминов для установки в доме. Какое предназначение камина можно выбрать – функциональное или декоративное.
По мере изучения различных явлений человечество разрабатывало и усовершенствовало технологические процессы