Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 462. Дворник Шура. Корнилов. Медведев

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 462. Дворник Шура. Корнилов. Медведев

С момента нашего проживания в городе Братске по одному и тому же адресу, а это более тридцати лет, территорию около нашего дома убирала одна и та же женщина, которую все жильцы называли Шурой. Наш двор и газоны вокруг дома  всегда были чистыми.

Здоровался с Шурой, но мне делать это было неудобно обращаться к ней фамильярно. Это было не по мне, поэтому однажды спросил её: «Александра, как Вас величают по отчеству? Мне, такого хорошего работника, как Вы, неудобно называть Шурой.

Женщина ответила: «Меня зовут Александра Михайловна Евдокимова». «Вот это другое дело!» – восклицаю я. - «Александра Михайловна, Вы более тридцати лет работаете в нашем ЖЭКе. Вам ещё не присвоили звание «Ветеран труда»? Она: «Что Вы, Василий Иванович! У меня сын инвалид, ючусь в маленькой однокомнатной квартире, несколько раз обращалась к начальнику и поругалась с ним. Так он мне сказал, что я никогда не получу квартиру, не говоря об звании»...

Придя домой, сел и написал такое стихотворение:

 

Александре Михайловне Евдокимовой

Наш дворник – добрая натура.

Двор «лижет» с самого утра.

Жильцы её зовут все - Шура,

А Александрой звать пора.

Её участок самый лучший,

Вокруг порядок, чистота.

Видимо, наш двор везучий,

Куда не глянешь – красота!

Сказала Шура мне с тревогой:

«Что я мела, что не мела –

Мусора всё время много.

Вот такие, брат, дела!»

Об этом славном человеке

Могу я долго говорить.

И хорошо, что в нашем ЖЭКе

Умеют труд её ценить.

 

Это стихотворение было напечатано в газете «Знамя» (Братск) и включено мной в один из моих сборников стихов, вышедших в 2001-ом году. Один сборник подарил Александре Михайловне.

Прошла неделя или больше, Александра Михайловна при встрече со мной рассказала: «Василий Иванович, Вашими стихами устроила в ЖЭКе переполох. Пришла и говорю: «Вы не желаете мне давать квартиру и присваивать звание «Ветерана труда», зато про меня поэты Братска пишут стихи, печатают их в газете и включают в свои книги! Я показала им газету и сборник, потом с гордо поднятой головой покинула кабинет начальника. Посмотрим, что будет!».

Ещё спустя месяца три, едва зайдя  в троллейбус через заднюю дверь, даже не успел опомниться, как увидел Александру Михайловну, которая от передней двери прорывается ко мне с криком: «Василий Иванович, мне присвоили звание «Ветеран труда»! Потом она рассказала: «После моего ухода от начальника, они долго совещались и решили ходатайствовать перед Москвой о присвоении мне звание «Ветеран труда». Вчера мне вручили медаль и удостоверение «Ветерана труда» и обещали дать двухкомнатную квартиру». Спасибо Вам!»

Мне было приятно от того, что я помог человеку, заслужившему это почётное право.

***

Иногда мне попадались на глаза стихи поэта Владимира  Корнилова – члена общества «Писатели России, с удовольствием читал их, но сожалел в том, что не знаком с  их автором. Не смотря на это, написал о нём стихотворение, которое было напечатано в газете «Знамя». Вот оно:                  

 

                           Стихи Корнилова читаю,

Но с ним я лично не знаком.

Как поэта уважаю,

Его считаю земляком.

Мы различного с ним роста –

Я, как карлик, перед ним.

Говорить с таким не просто -

В разных уровнях стоим.

 

Что касается его поэзии – прекрасно пишет! Я посетил ему много хороших стихов. Когда я узнал Корнилова ближе, моё мнение о нём резко изменилось. В жизни он оказался не таким человеком, каким, в моём понимании,  должен быть писатель и поэт.

Писатель - учитель, проповедник морали, очень честный и порядочный человек. Чтобы учить людей доброте надо быть самому чистым и добрым человеком. Чтобы учить людей доброте и давать умные  советы, надо на это  иметь моральное право.

У Володи, как мне кажется, его нет! Михаил Иванович Калинин как-то сказал: «Понятие о культуре очень широко - от умывания рук до последних высот человеческой мысли».  

Что касается Корнилова, то он не блещет этими качествами. Чтобы не быть голословным, скажу вам следующее:

Когда мы познакомились с Владимиром, тот произвёл на меня очень хорошее впечатление, но стал жаловаться: «Василий, в Иркутске верстается моя книга, мне необходимо там появиться, но меня уволили с работы, и теперь у меня  нет денег, даже на билет до Иркутска».

Несмотря на то, что я инвалид второй группы и живу только на пенсию,  достаю из портмоне тысячу рублей и подаю их  Корнилову. Он спрашивает меня: «В долг?»  Отвечаю: «Нет! Это залог под будущие твои книги. Когда они будут выходить, рассчитаешься со мной  ими, исходя из той розничной цены, по которой ты будешь их реализовывать. Договорились?»

Мы пожали друг другу руки и разошлись. После выхода в свет его книги прошло полгода, но от Корнилова не было не слуху, не духу, не смотря на то, что он хорошо знал номер моего телефона.  Тысяча рублей в то время для меня, пенсионера – инвалида, были немалые деньги, но дружба с Корниловым для меня была дороже денег.

В конце-концов, я набрался смелости и позвонил ему. Владимир без каких-либо извинений и оправданий на забывчивость, делает мне одолжение: «Сходи к Юрию Розовскому и возьми у него один экземпляр. Взял у Юрия одну книгу Корнилова, которая вышла полгода тому назад, но мне стало обидно. Почему Корнилов сам не позвонил мне и не сказал о том, чтобы я сходил за книгой к Розовскому?

Забыл о залоге? Хорошо! На первый раз я прощаю! Через некоторое время выходит вторая его книга. Я был на её презентации, и когда спросил свой, давно оплаченный экземпляр, Корнилов говорит: «Не могу я тебе её дать потому, что мне нужны деньги на третью книгу. Правда, есть у меня один порванный экземпляр, если хочешь, возьми его».

Взял этот экземпляр, но почувствовал себя скверно – эта выходка Корнилова для меня была плевком в душу.

Что касается третьей его книги, то он мне и её не дал, сославшись на то, что один экземпляр этой книги ему обошелся в 300 рублей. Первую свою книгу, которую взял у Розовского, Корнилов продавал по 180 рублей, вторую по 250, но мне достался брак. Всё! Если провести несложные арифметические действия, получается, что он мне продал две свои книги по 500 рублей. Это честно с его стороны, или нет? Тогда о какой морали может идти речь?

С поэтом Иннокентием Медведевым он поступил не лучшим образом - за аннотацию к книге Медведева он потребовал от автора 30 000 рублей. Это пусть остаётся на его совести, но то, что Корнилов под своим именем издал одно из стихотворений Медведева, как это назвать?

Не буду считать его должником, но скажу одно – это когда-нибудь не пройдёт ему даром! В наше время бизнес не совместим с дружбой...

***

Раз  зашел разговор об Иннокентии Медведеве, скажу немного и о нём. Медведев спокойный, уравновешенный, но скользкий и обидчивый человек. О таких людях говорят: «В тихом болоте  все черти сидят».

Раньше поэты собирались в школе №12, куда за советом приходили молодые поэты. На большинстве встреч Медведев по часу читал свои стихи, но как очередь доходила до других поэтов, говорил: «У нас время ограничено, поэтому читаем по одному стихотворению». 

Однажды высказал всё же ему: «Иннокентий, почему ты всегда свои стихи читаешь по часу, а других поэтов торопишь и мы не обсуждаем чьи-либо стихи? Давай послушаем пришедшую к нам молодёжь и поговорим об их стихах!» Иннокентий не проявил обиды, но после этого на эти встречи меня он больше не приглашал... ))

14:55
277
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Жители города, между тем, всё видят и говорят о том, что есть на самом деле, в т.ч. о местной власти
Подключившись к сети, пассажир получит доступ к контенту ОАО «РЖД»