ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 204. Генка Бобров уходит служить в армию. Семья наших новых соседей Гурских

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 204. Генка Бобров уходит служить в армию. Семья наших новых соседей Гурских

В октябре мужу моей сестры Натальи - Геннадию Боброву, пришла повестка о призыве в армию. Несмотря на то, что Наташе исполнилось только семнадцать лет, в загсе их брак оформили, потому что она ждала ребёнка. Проводы были грустные.

Письма от Геннадия сначала шли из Владивостока, где он в учебном отряде на станции Сиданово проходил курс молодого бойца, потом некоторое время писем от него не было. Наташа начала волноваться, но через месяц от Геннадия пришло письмо из Магадана. Он писал, что служит в войсках МВД по конвоированию заключённых.

Дедушка Малышко свой большой дом продал Гурским, а сами с бабушкой и дочерью Дусей перебрались жить в небольшой домик, стоящий немного в стороне от рубленного из брёвен большого дома. Раньше это была летняя кухня, но Иван Поликарпович её хорошо утеплил и обшил досками.

Домик состоял из двух частей – кухни и спальни. В кухне поставили Дуськину кровать, а в спальне еле вмещались две небольшие кровати и маленький столик. В доме у Малышкиных всегда было чисто и уютно.

Вскоре я познакомился с новыми соседями. Не помню, как звали хозяев, но их детей звали Николаем и Тамарой. Николай был старше меня на год, а Тамара на несколько лет младше. Отец у них был инвалидом войны и вскоре умер.

Мальчика Николая часто видел у деда Малышко. Он был очень любознателен, а под присмотром деда Ивана Поликарповича научился делать сапожные колодки и бочки.

Коля был скромным, симпатичным, по своей натуре добрым, отзывчивым и ласковым мальчиком. Мы с ним не успели толком подружиться, как его мать пришла к нам и сказала:

«Колю обвинили в угоне велосипеда и арестовали. Не знаю, что мне делать? Никакого велосипеда он не угонял, а только потрогал его рукой»

Вскоре состоялся суд, на котором Николаю дали четыре года лагерей и отправили на Колыму.

0
712
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...