ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 233. ЦАРЗ переименовывают. Секретарь комсомольской группы

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 233. ЦАРЗ переименовывают. Секретарь комсомольской группы

Свободненский завод «Автозапчасть» до 1954 года назывался «Центральный авторемонтный завод» и был подчинён системе МВД СССР.

В ЦАРЗе на станках работали заключённые. После амнистии рабочие места во всех цехах оказались пустыми, поэтому заводской план за первый квартал был выполнен заводом всего на тринадцать процентов.  

В то время завод выпускал запасные части и коробку скоростей для машин марки «ЗИС -150», которая в то время эта была самая востребованная машина отечественной марки.

Свободненский Горком ВЛКСМ принял решение: «С других заводов города направить в ЦАРз на прорыв и выполнение государственного плана хороших токарей и надёжных комсомольцев, сколотив из них комсомольскую группу. Этим комсомольцам предстояло работать вместе с врагами народа, которые не подлежали амнистии и продолжали работать на своих рабочих местах. У каждого из комсомольцев брали подписку о том, чтобы никто из них не вступал в связь с осуждёнными, нигде и ничего не говорил о том, что увидит и услышит на зоне.  За длинный язык нам обещали по двадцать  пять лет лишения свободы. 

В это время я работал токарем на Михайло-Чесноковском вагоноремонтном завода, исполнял обязанности секретаря комсомольской организации Колёсного цеха и был редактором стенгазеты цеха.

Меня и Юрзанова Виктора вызвали в Горком комсомола и поставили в известность: «Горком ВЛКСМ принял решение направить вас в ЦАРЗ работать токарями. Вас, товарищ  Шиманский, по предложению Комитета государственной безопасности, в лице товарища Белобородова, назначаем неосвобождённым секретарём комсомольской группы, в состав которой войдёт семьдесят комсомольцев.

Надеемся, что вы справитесь с почётными обязанностями, но всегда должны помнить, что вас окружают враги нашего народа, которые за свои злодеяния отбывают сроки и не подлежат амнистии. 

В зону проносить ничего нельзя. В лагере остались бандиты и фашисты. Не слушайте того, что они будут вам говорить. Все они в один голос заявят, что невиновны и сидят по недоразумению. Если развесите уши, все они  покажутся вам серыми невинными, обиженными овечками. Не верьте им!  Они убивали наших матерей, насиловали детей и выдавали врагу партизан. Таким людям не должно быть пощады!»

Так в моей трудовой книжке появилась запись – «Принят токарем по четвёртому разряду в шестое лагерное Управление системы МВД». Меня направили в цех Главного механика и энергетика завода, а Виктора  Юрзанова в механический цех.

Я не могу передать словами то чувство, которое испытал, когда первый раз перешагнул проходную завода-лагеря.

Меня с головы до ног ощупали и приказали вывернуть карманы. Выворачивать карманы перед кем-либо непривычно и унизительно, но пришлось.

За проходной ждал меня начальник цеха Демидов. Из вольнонаёмных в цеху, кроме Демидова, работал нормировщиком Володя, фамилию которого я забыл, и токарь очень высокого разряда дядя Коля Орлов, который был коммунистом, но очень молчаливым и замкнутым человеком.

Все производственные мастера и ОТК были из заключённых.

0
319
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...