ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 241. Наводнение 1953 г. Возвращение на завод. ФК "Металлист"

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 241. Наводнение 1953 г. Возвращение на завод. ФК "Металлист"

Пока лежал в больнице, уровень воды в реке Зея начал быстро подниматься, и вода в считанные дни подошла к дороге, за которой стоял дом бывшей моей подруги Раисы Усовой, окна из него были на уровне человеческого роста.

Теперь эту насыпь подняли на два метра по сравнению с прежней, но  несмотря на это, дамбу прорвало, и посёлок Партизанский (ныне р-н города "Чапайка") был затоплен.

Когда вышел из больницы, вода пошла на убыль, но наш дом ещё по окна стоял в воде. На фоне этого наводнения мы с Вальком Котенко сфотографировались, и этот снимок хранится в моём архиве.

После наводнения дом просушили, отец обшил его филёнкой и покрасил в зелёный цвет.

Дом Бунько был засыпушкой из опилок. После наводнения он набух и развалился. Бунько наняли рабочих и поставили бревенчатый сруб. Мой отец окосячил в доме окна и двери, изготовил и поставил новые рамы. Мои родители с Бунько часто враждовали, но порой были "неразлей-вода".

Когда вода сошла, пошел посмотреть на дамбу. Увидел, что дом Раисы Усовой оказался метра на два ниже насыпи и имел очень жалкий вид. Постоял около него, вспомнил Раису, мне стало грустно, и вернулся домой.

***

На заводе меня встретили с радостью.

Мастер ОТКа Мещеряков попросил: «Василий, у меня в Кишинёве учится дочь в институте. Ты не смог бы от меня ей переслать немного денег? Она считается дочерью врага народа, поэтому сейчас живёт под другой фамилией».

Взял адрес его дочери и деньги, которые  переслал в Кишинёв по указанному адресу. Через некоторое время мастер получил подтверждение о получении денег и мной остался доволен. 

Тема «сталинских репрессий» в наше время многим уже надоела, но она себя окончательно не исчерпала. Люди ещё много раз  будут возвращаться к ней, бесконечно спорить и отстаивать свои точки зрения. Очень важно по крупицам восстановить истинную картину того времени, спокойно во всём разобраться и всё расставить по своим местам.

Потомкам надо знать истинную правду о том времени, чтобы не допустить нового произвола. Каждый из нас обязан  рассказать то, что он видел собственными глазами лично за колючей проволокой лагерей, а не понаслышке от людей, которые там не бывали.

Мало осталось очевидцев, кто в те годы  работал в системах НКВД и МВД, а те, кто остался в живых, с большой неохотой вступают в дискуссию по этому щекотливому вопросу.

Их можно понять, они боятся травли и оскорблений в свой адрес. Как объяснить людям то, что ты честно выполнял свой долг, не был садистом и палачом? Долг, честь и совесть каждый понимает по своему разумению.

Мы верили нашему правительству и товарищу Сталину. Много горя ходило по земле, и как мог забитый народ разобраться в том, что мы знаем сегодня? Люди боялись всего и шарахались друг от друга. Многие, получив неограниченную власть над заключёнными людьми, наслаждались этой властью.

Среди конвоя, охраны и администрации лагерей были не только тупые и ограниченные люди, которым были неведомы боль и человеческие страдания, но люди, честно выполняющие свой долг. Своя шкура дороже, хотя сапог с неё не стачаешь.

***

В начале августа меня вызвали в Горком ВЛКСМ и предложили организовать на заводе футбольную команду, которую назвали  «Металлист». Ребята с удовольствием пожелали попинать мяч. Тренировки начали на стадионе «Динамо» - нынешний «Торпедо» возле школы №192.

Играл сперва под номером одиннадцать. Уже когда команда была окончательно сформирована, покинул её и приступил к обязанностям секретаря. К тому времени у меня был второй разряд по плаванию, третий - по шахматам, и много общественных поручений, поэтому в  дальнейших футбольных баталиях мне  участвовать не пришлось.

0
439
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...