Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 31

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 31

Летом, мы - суражевские ребята - одноклассники железнодорожной школы первой ступени, купались с плотов в устье реки Жалун. Ныряли, плавали. На спор кто дальше, подныривали под плот и отсчитав бревна, у кого на сколько хватит воздуху, высовывали руку между бревен, её кто-нибудь пожимал, удостоверяя твоё достижение и потом, перебирая бревна руками, выплывали из-под плота. Чемпионом был Тиша Савченко. Толя Колесниченко в соревновании не участвовал, сидел на дальнем конце плота и, свесив ноги в воду, грустил ... У него недавно отца (учителя) в деревне Москвитино забодал бык. Отец Толи спасал женщину, на которую набросился разъяренный бык, а бык забодал его.

Толя с сестрёнкой и братом остался сиротой.

Вдруг мы услышали крик Толи: "Помогите!". Побежали к нему. Толя хватался за бревна и кричал, а его кто-то тянул за ногу под плот. Мы ухватились за Толю и давай тянуть к себе. За голое тело не очень то ухватишься. Еле вытащили на плот.

У Толи с ноги царапинами была содрана кожа. Оказалось, это большой сом подошёл и, ухватив за ногу, стал её жевать.

Такой зажует запросто

Тогда по Жалуну и Зее покойничков плавало много, и сомам было чего жевать.

Соревнования по подныриванию под плот были приостановлены.

А какая рыба водилась в Зее, помню такой случай: когда Зайцев был ещё живой, ему из верховьев Зеи рыбаки привезли на пароконной подводе белугу. Везли два дня. Белуга была как толстое бревно. Лежала на телеге, хвост волочился по земле. Привезли её во двор. Зайцева расстелила брезент, белугу сбросили с телеги на брезент. Получив деньги, рыбаки уехали.

Зайцева о дочерями стала мыть белугу перед разделкой. Клава лила воду из ведра, а Зайцева мыла тряпкой, стоя около хвоста. И когда Клава линула воду белуге на голову, она "ожила" и так ударила хвостом, что Зайцева отлетела метров на пять.

Хозяйку увезли в больницу. Белугу порубали на куски и в погреб, а потом продавали.

Белуга

...

Мы - ребята - часто были свидетелями, как в Суражевке куражатся золотоискатели.

С наступлением холодов старатели из тайги приезжали в Суражевку и тогда начинался "Кураж". Друг перед другом и перед населением.

Вот один эпизод: Воскресенье. Базар. Ноябрь.

На базар в китайскую лавку заходит старатель: ”Ходя, бархат есть?"

"Вся!"

"Покажи. Давай Самого дорогого! Режь шесть аршин!"

Забирает бархат и идет на базар, в ряды, где стоят подводы с дровами.

"Чёта, паря, холодно. Надо погреться. Эй, хозяин, давай два воза дров, вали вот сюда!".

Ребята зарабатывают на портянки:)

Покупает два воза дров, вываливает их посреди базара. Даёт мальчишкам, что крутятся около него, купить у китайцев банчек керосина. Выливает керосин на дрова, поджигает и сидит греется.

Во, теперь тепло, можно и переобуться".

Снимает ичиги, старые портянки кидает в огонь и так, чтобы все видели, завертывает ноги бархатными портянками, засовывая их в свои ичиги. Погрелся. Побродил по базару, зашёл в универсальный магазин китайца И-хо-Чан. Купил хорошую шапку. Вышел из магазина на крыльцо и кричит: "Извозчик!".

Извозчичья "биржа" рядом на углу. Подъезжает первый извозчик.

Кричит: "Давай сюда еще два!".

Подъезжают. На первого извозчика садится "сам", на второго кладет свою старую шляпу, на третьего снимает и кладет кушак.

"Поехали в фотографию!"

(А до фотографии всего триста шагов).

Заходит в фотографию Хунтадзе: "Хозяин, сфотографируй меня на извозчиках!".

Пока фотограф готовит фотоаппарат, подходит и смотрится в огромное трюмо, стоящее в прихожей.

"Хозяин, сколько стоит твоё зеркало?"

Хунтадзе называет цену.

"Что-то в этом зеркале-у меня обличье кривое!".

Вынимает из своих широких карманов бутылку и бьёт по трюмо. Разбивает вдребезги. "Хозяин, ты не шуми, вот, честно благородно получи сколько оно стоит!".

Расплачивается. Фотографируется.

И потом - "Гони на Весёлую улицу!".

А теперь - на Весёлую улицу! :)

Источник - Телеграмм-канал "Записки деда Вити"

247
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...