Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 32

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Глава 32

Весной папа взял в горисполкоме участок земли для постройки дома.

Участок был в красивом месте на северной окраине Суражевки на берегу р.Криничка.

Участок нужно было огородить, и папа послал меня в лес за жердями.

Со мной поехал Тиша Савченко. Запрягли Кокетку в ходок, взяли топор, ружьё, калачей и рано утром выехали.

Тиша говорит: "Поедем по Ивановской дороге. Я знаю там хорошие места, где растут молодые березы".

Поехали туда. Выехали за город километров шесть. Места там и на самом деле были очень красивые. Свернули с дороги, углубились в берёзовую рощу, и вдруг Кокетка захрапела и бросилась в сторону. Смотрим на сучьях большой сосны висят двое повешенных. Голые по пояс, в одних подштанниках, со связанными назад руками. Чёрные, видно висят очень давно...

Нас охватил ужас. Повернули Кокетку и погнали на дорогу. Отъехали километра на два. Успокоились. Хотели нарубить жердей в другом месте, но хватились, что в скачке потеряли топор.

Приехали домой без жердей. Посмотрев на нас, папа сказал:

не надо было сначала, как это делают цыгане, отлупить вас кнутом, приговаривая: " не теряй топор", а потом посылать в лес. Ну ладно, шутить буду в следующий раз"

Вечером мы с Тишей пошли в милицию и рассказали о повешенных. (Мне кажется, что это было дело рук банды Митьки Сенотрусова).

...

Лето. Вечером после ужина перед сном все ребята нашего двора вышли посидеть на крыльце школы. Портновская Катька тоже была здесь.

Кто-то предложил: "Ребята, давайте пройдемся перед сном по Набережной улице, подышим речным воздухом!.."

Пошли. Гуляли чинно.

А потом опять кто-то предложил: "Братцы, давайте повытаскиваем лодки из Жалуна и покидаем их в чужие полисадники. Пускай соседи утром переругаются".

Предложение понравилось. Стали трудиться. Надо было сбить замки или оборвать цепи, которыми были причалены лодки, тихо, чтобы не лаяли собаки и, не разбудив хозяев, занести лодки в полисадники. Трудились долго. Домой пришли довольные часа в 2 ночи. А так как все ребята спали на сеновалах, контроля кто когда придет не было. Попало одной Катьке. Она спала дома и дядя Гриша устроил ей "чих-пых".

Картинка по запросу "Трикстер в СССР"

Этот акт вандализма нам очень понравился, и мы стали повторять его каждую ночь. В налётах участвовали все кроме Катьки и Тиши Савченко. "Трудились" в поте лица. То пройдём по улице и посрываем все скамейки у ворот. То поснимаем вывески с магазинов и повесим по своему вкусу "Мясная лавка” на "Аптеку", "Булочная” на "Керосин" и т.д. То положим жестянки или стекла на трубы и утром хозяйки задыхаются в дыму.

Одну ночь трудились у Ваньки Казутина во дворе (собаки у него нет, сам за собаку), разобрали телегу, затащили её на конек крыши, там собрали и запрягли в трубу.

Такая, только на крыше

В последнюю субботнюю ночь трудились до рассвета. Разбирали заборы и звеньями носили и перегораживали Большую улицу, чтобы утром никому нельзя было проехать к базару.

А утром пришел грустный Тиша, и, когда мы все собрались, долго нас стыдил и наставлял на путь истинный, закончил он так: "Ребята, если у вас так много энергии и некуда её девать, приложим её на хорошие дела. Пойдём к золотоискателям-бутарщикам мыть золото на косах реки Зея. А все деньги, что заработаем, будем отдавать Толе Колесниченко. Он сирота. Им очень тяжело жить”.

Эх, дорогой друг Евтихий! Вовремя ты подобрал ключик к нашим непутевым сердцам! Ну, разве мог кто-нибудь из нас отказаться помочь товарищу в беде?!..

Источник - телеграмм-канал "Записки деда Вити"

16:30
632
RSS
Алекс, ещё вопрос:

Участок был в красивом месте на северной окраине Суражевки на берегу р.Криничка

Есть варианты, что за р.Криничка?.. Не Клиничка же...))
11:03
Возможно в более поздних главах хоть примерный адрес того дома будет? Хотя бы улица. Вероятно этой речки уже нет в помине. Может это один из «жалунов», разливающихся в то время?
11:05
Вариантов нет. Видно сильно всё изменилось: и названия улиц, и рельеф местности, и количество водоёмов.

Есть неловкое ощущение, что читаешь не о своём городе.
alexxxxxs
Есть неловкое ощущение, что читаешь не о своём городе


Алекс, мы просто очень мало знаем об истории того времени нашего городка, но это восполняемо благодаря мемуарам старожилов, выкладке в широкий доступ (хотя бы на наш сайт wink ) для всех заинтересованных и расследованиям на их основе энтузиастов, краеведов и энтузиастов-краеведов…

К примеру, кто в курсе следующего (из главы 35):

Культурным центром Суражевки был кинотеатр «Иллюзион» инвалида Некрасова.

Кинотеатр — деревянное здание со зрительным залом на 300 мест с большим фойе. Артистические уборные и гримировочные помещались в подвале под сценой. Во дворе в подвальном помещении помещался движок, обеспечивающий электроэнергией театр.

Хозяин кинотеатра — одноногий Некрасов сам был и администратор, и киномеханик, и энергетик, и монтер, и диспетчер, а его жена — кассиром и билитером.
Гость
10:38
+2
На Северной окраине Суражевки — это нынешний микрорайон Чапайки, Екимовки (за дамбой)… Этот микрорайон начал застраиваться только в 1930-х годах… И именно здесь была речка… на въезде на нынешнюю ул. 25 лет Октября ( дорога по дамбе) всегда был мост, его периодически сносило большой водой и наводнениями и его снова строили… Остатки этой речки протекают и до сих пор…

Ну, а «криница» — это типа небольшая речка (родник, источник...). Такое объяснение я слышала как-то от одного местного краеведа
Спасибо, Наталья thumbsup
Криница (от русск. диал. крини́ца, белор. крыніца, укр. криниця) — многозначный термин.

Криница — то же, что родник, колодец, источник
Криница — то же, что русалка

Википедия

Заселяли наши окрестности украинцы, белорусы и выходцы из нынешних западных областей России.
Так что вопрос исчерпан ))
Карта Свободного на Google:

Загрузка...
|
Похожие статьи
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке
Мемуары Виктора Спригуль, охватывающие период с 1916 по 1939 годы в Петрограде и на Дальнем Востоке