ГОРЕЧЬ УШЕДШИХ ИМЁН

ГОРЕЧЬ УШЕДШИХ ИМЁН

Когда дед писателя Михаил Иванович Янковский, участник польского восстания 1863 года, отбыл сибирскую ссылку и отправился в Уссурийский край, чтобы стать начальником охраны на золотом прииске на острове Аскольд, он путешествовал на пароходе и проплывал мимо Благовещенска, а потом и станицу Казакевичево близ Хабаровска, где пересел на пароход и направился далее, по Уссури...

Хотелось бы слегка дополнить тему, затронутую Марком Фурманом в публикации «Мы трудно и гордо живём» («ЛР», № 32 от 7 сентября 2018), где говорится о владимирском периоде в биографии старейшего в своё время российского писателя Валерия Юрьевича Янковского, с которым я переписывался долгие годы. Так вот мой далёкий собеседник, вернувшийся из эмиграции и прошедший сталинский Гулаг, упоминал и о критическом отношении со стороны местных писателей, кого-то называл уважительно, но к остальным, а также к городским властям и пресловутой общественности относился с обидой, ибо те рьяно возражали против присвоения ему звания почётного гражданина города.

Конечно, такое звание не самое важное для писателя, да и, насколько знаю, звание почётного гражданина, но уже применительно к Владимирской области, ему всё же присвоили. Но обиды на земляков были.

А письма Янковского мне в количестве около шестидесяти я передал в два своих личных архива – первую половину переписки в Государственный архив Хабаровского края (фонд Р-2204) и вторую, более позднюю, в Приморскую государственную публичную библиотеку имени А.М. Горького, частично процитировав в своих книгах «Эхо Русского зарубежья», «Злой рок чужбины» и «Капитаны архивных дебрей».

Знаю и многое другое, бывшее когда-то конфиденциальным. Но по прошествии многих лет такие штрихи, думаю, можно упомянуть, ибо они тоже часть биографии удивительного человека, к памяти которого отношусь с уважением.

Открытка от Янковского

Коллеги из Владимира, конечно, наслышаны о былом пьянстве Арсения Янковского, сына писателя, принёсшего родителям столько огорчений. Когда отца не стало, парень (кстати, тоже писатель и автор нескольких книг) погрузился в очередной запой, и, как мне рассказывали очевидцы, квартира напоминала проходной двор, где любой мог прихватить на память что-то из книг, в том числе с автографами других писателей, присланных издалека.

Моя книга «Эхо Русского зарубежья» оказалась даже в шанхайском Русском клубе на другом краю планеты, что меня отнюдь не огорчило, ибо с несколькими автографами прежних и нынешних владельцев-библиофилов стала ещё ценнее.

А вот многие семейные реликвии Янковских могли бесследно исчезнуть. И хорошо, что подоспел из Владивостока энергичный Леонид Васюкевич, правнук легендарного шкипера Гека, с которым предки Янковского и американского актёра Юла Бриннера, троюродного брата Валерия Юрьевича, некогда обустраивали имения в приморском Сидеми (ныне посёлке Безверхово). И как с горечью поведал Леонид, он буквально за шкирку тряс пьяного Арсения, сумев получить для музея отцовские награды и что-то из реликвий. Позже Леонид Васюкевич на свои средства и на территории бывшей усадьбы шкипера Гека построил дом-музей памяти первопроходцев Уссурийского края, был даже главой посёлка, но «суровые рифы» нынешней рыночной экономики оказались опасней былых разбойников-хунхузов, с которыми сражались предки.

Пытался вразумить Арсения Янковского и двоюродный брат Орр Чистяков, сын известной поэтессы Русского зарубежья Виктории Янковской, жившей в США. Когда Виктория Юрьевна приезжала во Владивосток, а её младший брат Валерий из города Владимира, они перекинулись и такой фразой: а может, сказал наш Янковский, Арсению следует уехать в Америку, взяться за ум и начать жизнь заново? На что сестра резко ответила: «Что, этому пьянице и лоботрясу?! Там вкалывать нужно, а не сидеть на шее у родителей».

И нынче по линии Янковских лишь один зарубежный потомок, говорящий по-русски и хранящий память легендарной фамилии, это Орр Чистяков. Есть ещё сын Валерия Юрьевича от второго брака, но он сызмальства канадец. Ну и прекрасный шоумен Рок Бриннер, но это уже по боковой линии.

А наш горемычный собрат по перу Арсений Янковский, порядком начудив и оказавшись на дне общества, всё-таки каким-то чудом получил в подарок квартиру и сейчас, кажется, взялся за ум. И когда в интернете появилось сообщение, что некий российский миллионер подарил ему однокомнатную «хрущёвку», я порадовался за бедолагу, черкнув, что хватит чудить, Арсений, дорожи памятью своих родителей, так многое испытавших на своём веку.

Вот такое печальное дополнение к портрету именитого писателя, уже покрывшемуся хрестоматийным глянцем. Думаю, душа Валерия Юрьевича Янковского не будет на меня в обиде.

Владимир ИВАНОВ-АРДАШЕВ (Хабаровск)
+2
92
RSS
Автор
16:30 (отредактировано)
+1
Спасибо авторам сайта за размещение моего краеведческого материала.

Из всех знаменитых писателей восточной ветви Русского зарубежья, с которыми был лично знаком либо переписывался, Валерий Юрьевич Янковский был, пожалуй, самым интересным, а уж его семейная «одиссея» тем более.

Как бывший узник сталинского Гулага он неплохо относился к Хрущеву, при котором заключенных освободили, и когда я упомянул в одном из писем, что помню с детства «поганое хрущевское время», он искренне удивился, и мы, уважая мнение друг друга, решили больше не касаться «хрущевской темы», когда к военным отнеслись грубо и бесцеремонно, сокращая миллионами армию-победительницу, а крестьян вообще замордовали.

Вот такие у нас были личные темы, но история русской эмиграции и творчество писателей-эмигрантов объединили, потому и вспоминаю своего легендарного собеседника с такой грустью. Редкий был человек!
Краевед из Хабаровска
12:15
+1
Да, я тут черкнул отклик насчет оружия русских военных эмигрантов в Маньчжурии, упомянул, что у автора статьи есть публикация о легендарных зверобоях Янковских, называется «Сквозь ружейную мушку», и там упоминается всё, вплоть до гранатомётов. Понятно, что нашим сибирякам в тайге было не до гранатомётов, и всё же оружие было что надо и стреляли отлично.
Загрузка...