41 — НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: АВСТРАЛИЙСКИЕ ПОТОМКИ М.Н. ЧЕСНОКОВА

41 — НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: АВСТРАЛИЙСКИЕ ПОТОМКИ М.Н. ЧЕСНОКОВА

Михаил Николаевич Чесноков (1884-1918 гг.) жил в г. Алексеевск (ныне Свободный) с 1913 г., работал инженером по сооружению зданий Амурской железной дороги.

Был одним из первых большевиков города, депутатом первого городского Совета, первым комиссаром Амурской железной дороги. После вступления интервентов в город был выдан японской контрразведке и убит во время очередного допроса. Его жене и детям удалось бежать в Харбин, и многие годы о них ничего не было известно.

В 2011 г. потомки инженера М.Н. Чеснокова, проживающие в Австралии, впервые посетили Свободный.

Обычно по субботам в музее тихо, если нет экскурсий. Немногочисленные посетители (чаще с детишками) бегло осматривают экспозиции, благодарят и уходят – семейное мероприятие выходного дня. Потихоньку я занимаюсь описью экспонатов или их реставрацией в своей мастерской... Неожиданный звонок с вахты насторожил: «Срочно приходи! Ты представляешь – у нас гости из... Австралии! Говорят, что родственники Михаила Чеснокова!»

Гости казались рядовыми посетителями – ничего иностранного на первый взгляд. Пожилой интеллигент с небольшой бородкой, совершенно русской внешности, и молодой человек – типичный российский студент. Мужчина с бородкой говорил на безупречном русском языке времён серебряного века, а его сын – с заметным акцентом. Интересовались они материалами, посвящёнными истории города и жизни инженера Михаила Николаевича Чеснокова.

– Позвольте представиться: Иван Авфониевич Кудрин, а это – мой сын, Михаил Иванович. Проживаем в Австралии, в Сиднее. В России – впервые. Я – бывший учитель математики, физики, химии, сейчас – как бы это назвать – консультант по компьютерам. Сын окончил университет, магистр, работает в сфере безопасности компьютерных сетей в Сиднее. По России мы путешествуем почти два месяца с целью создания подробного родословного древа: сейчас многие потомки эмигрантов едут сюда в поисках корней. Наша идея – проехать Транссиб от Петербурга до Владивостока. А потом сын улетит в Канаду.

– Вы действительно родственник Михаила Чеснокова?

– Моя жена – дочь Людмилы Михайловны Морозовой, в девичестве Чесноковой, то есть внучка инженера Михаила Николаевича Чеснокова, а мой сын – его правнук по материнской линии. Мы узнали, что в Свободненском краеведческом музее есть некоторые документы и фотографии, посвящённые жизни нашего знаменитого предка, хотелось бы с ними ознакомиться, а если разрешите, и отсканировать.

Сотрудники музея сбились с ног, извлекая с полок фондохранилища папки с документами и разыскивая подшивки газет, в разное время публиковавших материалы, посвящённые Гражданской войне, партизанскому движению в Приамурье и конкретно Михаилу Чеснокову. К удивлению гостей, их набралась приличная стопа. Вооружившись цифровыми фотоаппаратами, австралийские русские с интересом вчитывались в строки пожелтевших газет и писем, вглядывались в фотографии зданий, построенных в Алексеевске под руководством Михаила Николаевича, но больше всего их обрадовало то, что одна из самых длинных улиц города называется Михайло-Чесноковской. А когда они узнали о том, что именем борца с интервентами названы станция и целый микрорайон, изумлению не было предела. Оторвавшись ненадолго от бумаг, Иван Авфониевич спросил:

– Мне говорили, что, возможно, сохранилась могила нашего предка. Вы можете нас туда проводить? Ведь завтра мы уезжаем!

Возглавить эту почётную миссию мы решили поручить известному краеведу Петру Андреевичу Лазареву. Вызвали такси, и вскоре мы стояли у потемневшего мраморного надгробия, засыпанного осенними листьями. Правда, нам было немного неловко, что на нём не было фотографии героя... Иван Авфониевич вынул из кармана блокнот и каким-то особенным манером смастерил бумажный пакетик, куда насыпал немного земли с могилы. На мой вопрос о возможных проблемах на таможне кратко ответил: «Как-нибудь провезу!» А правнук Михаил, названный так в честь прадеда, долго и задумчиво стоял у памятника. Кто знает, может быть, именно сейчас он в полной мере осознавал себя русским...

Пётр Андреевич Лазарев предложил гостям осмотреть кладбище БАМлага, и по пути туда Иван Авфониевич продолжил свой рассказ:

– Мои корни – в Перми. Оба моих деда - белогвардейские офицеры, дошли до Владивостока, причём один, кажется, был какое-то время депутатом Дальневосточной республики, а потом они пересекли маньчжурскую границу и ушли вместе с остатками российского офицерства в Китай, жили в Харбине. А корни моей тёщи, Людмилы Михайловны, – в Териоки, ныне Зеленогорске, где её крестили в 1916 году. Перебраться в Харбин ей с дочкой помог, возможно, брат казнённого интервентами мужа. Сведений не так уж и много, она вышла замуж за Дмитрия Морозова, и сына от второго брака назвала Михаилом. Кстати, есть фотографии, постараемся предоставить музею их копии. В Австралию все они перебрались, когда в Китае началась «культурная революция» и русских стали притеснять.

После экскурсии по старому кладбищу, окраинам города и рассказа Петра Андреевича о событиях 1918 года гости решили посетить Свято-Никольский храм и поставить свечи за упокой души Михаила Николаевича Чеснокова. Вернувшись в музей и напившись чаю, долго сканировали старые фотографии, среди которых сохранился и снимок бывшего здания японской контрразведки, где пытали их героического предка. Удивились, что «модерновые» здания начала ХХ века, проекты которых привёз из Петербурга в Алексеевск М.Н. Чесноков, встречаются и в Китае. Кое-что из книг их также заинтересовало, в частности, литература о становлении Советской власти в Приамурье. Сфотографировались у стенда с портретом Михаила Николаевича, где его правнуку разрешили примерить будёновку. Пётр Андреевич спросил, не слишком ли утомил их пешей экскурсией по окрестностям Свободного.

– Сын мой привык ходить на дальние расстояния. А вообще, у нас в Австралии на пенсию выходят в 67 лет, и поэтому я чувствую себя ещё молодым: мне только 66! Самое время путешествовать. И погода сейчас – как зимой в Сиднее. В своём путешествии мы видели много хороших людей, и, честно говоря, нам больше нравятся провинциальные города – в них живут простые, доброжелательные люди. Москва – город с гнетущей аурой, цены запредельные, всюду – суета, во всём сосредоточенность. Люди замкнутые, подозрительные, все общаются на бегу, фразы произносят быстро, их трудно понять... Настоящая Россия начинается за Уралом!

– А как вам наш город?

– Типичный российский провинциальный городок. «Город контрастов». В поисках зданий, построенных прадедом Михаила, мы больше ходили по деревянным окраинам.

На мой вопрос, откуда Иван Авфониевич взял фразу «город контрастов», он рассмеялся:

– Из фильма вашего земляка, Леонида Гайдая!

– Неужели в Австралии демонстрируют его фильмы?

– Не часто, но вся наша семья смотрит их с огромным удовольствием. Таких талантливых комедийных режиссёров в мире – раз, два и обчёлся! Но вот о чём ещё мы хотели узнать: в следующем году – столетие Свободного. Мы бы хотели приехать всей семьёй. Привезём для музея копии документов, фотографий, воспоминания.

9 августа 2012 г. Кудрины вновь стали гостями Свободного. Как и было обещано, на этот раз с ними приехали ещё один правнук Михаила Чеснокова – Николай и внучка – Ирина Дмитриевна. На вокзале их встречали представители городской администрации, краеведческого музея, местных телекомпаний. В этот же день гости посетили новую фотовыставку в музее, а мы решили расспросить Ивана Авфониевича Кудрина о его впечатлениях во время поездки.

– Осуществить эту поездку помог генеральный консул России в Сиднее А.Г. Свиридов, за что мы ему очень благодарны. Мы с Михаилом ехали через Корею (от Сиднея до Сеула самолётом, потом поездом, пароходом, снова поездом, – целое путешествие), а моя свояченица Ирина с Николаем – через Китай, Харбин. Между прочим, Николай очень интересуется русским языком, его очень заинтриговало, что в России существуют не только имена, но и отчества... Посмотрим сохранившиеся здания, построенные под руководством М.Н. Чеснокова. Очень хотелось быть на празднике города – и вот мы здесь. Не ожидали, что нас на этот раз будут встречать как космонавтов!

На вопрос, что намерены предпринять путешественники после торжественных мероприятий, гости ответили, что продолжат путешествие, в частности, хотят побывать в Улан-Удэ, Иркутске, Москве и других городах. Глядя на бодрых людей с весёлым блеском в глазах, становилось понятно, что подобные путешествия для иностранцев – норма.

Гости подарили музею копии фотографий, относящихся к началу ХХ века: на одной из них – молодой Михаил Николаевич Чесноков с супругой, а на других – его супруга с маленькой дочкой. А утром следующего дня австралийские русские побывали в Свято-Никольском храме и на могиле Михаила Чеснокова, возложили цветы, причём на холмик была высыпана горсть земли из Австралии. Иван Авфониевич прочёл заупокойную молитву, и на глазах у всех были слёзы: Ирина Дмитриевна рассказала, что в семье до сих пор сохраняются реликвии – прядь волос Михаила Николаевича, его платок и французская Библия.

В фондохранилище музея гости вновь вчитывались в пожелтевшие строчки архивных документов, посвящённых памяти их знаменитого деда и прадеда, а затем потомки героя Гражданской войны были приглашены на торжественное заседание, посвящённое столетию Алексеевска-Свободного. И в День города, 12 августа, австралийские русские присутствовали на трибуне в качестве почётных гостей. Перед отъездом Иван Авфониевич оставил свой электронный адрес и австралийскую шляпу – на память... 

В первых числах января 2013 г. из Сиднея пришло SMS-поздравление от семьи Кудриных – с Новым годом и Рождеством: «Столько лет в Австралии – и до сих пор как-то странно и непривычно справлять Рождество в сорокаградусную жару...».

О.В. Погодаев,

Свободненский краеведческий музей имени Н.И. Попова, г. Свободный 

Источник - http://uverenniy.ru

164
RSS
Загрузка...