Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

ЯРОСЛАВ ТУРОВ: УМНИЦЫ И УМНИКИ. ФИНАЛ. БУДНИЧНЫЙ КОНЕЦ

ЯРОСЛАВ ТУРОВ: УМНИЦЫ И УМНИКИ. ФИНАЛ. БУДНИЧНЫЙ КОНЕЦ

Будничный конец

Что было потом? Даже сложно вспомнить…

Это на экране сразу все лишние кадры отрезают, ведущий читает трогательную речь о том, что российские телезрители — самые умные, играет торжественная музыка, возникает праздничное чувство… В студии же при полной тишине балом правит рутина. Игра окончилась. Нас — золотоносных мальчиков и девочек, как цыплят по осени, пересчитали, и в ареопаге началась полемика по поводу количества призовых мест. Тем временем мы с «тяжеловесными» парнями на центральной трибуне уже живо обсуждали, кто куда поступит, ловя завистливые взгляды призёров. Девчонки в бальных платьях (особенно мне понравилось платье одной москвички в стиле древнегреческой жрицы — явно шито на заказ), усевшись рядком, тихо сплетничали, кидая на ректора кокетливые взгляды. Оставшиеся не у дел зрители растерянно оглядывались, Гуляевский стеклянным взглядом гипнотизировал пол.

Сделали несколько дублей первого выхода Юрия Павловича, заранее попросив нас убрать ордена, как это было в начале передачи. Радость окончательно улетучилась, и появилось нетерпение, которое, впрочем, скоро было удовлетворено.

— Победителями восемнадцатого сезона Всероссийской гуманитарной телеолимпиады «Умницы и умники» в 2010 году становятся, — торжественно зачитал Анатолий Васильевич. — Григорий Фёдоров, город Калининград!  Ярослав Туров — город Благовещенск! Даниил Лапач — город Россошь Воронежской области! Дмитрий Карапоткин — Москва… — ну и так далее.

Среди победителей, ко всеобщему удивлению, оказался Сергей Болотин из Комсомольска-на-Амуре — прыткий юноша, сотню раз висевший на волоске от падения. Каждый раз в самый последний момент какая-то «неведомая» непреодолимая сила подхватывала его и возвращала «во круг первый» — круг лучших. Помешать этому не смогли ни большое количество ошибок, ни несуразность ответов. Чудеса, да и только! Минут через пять мы стояли в рядок перед камерами, как сборная России по футболу перед штрафным. Правда, нас было всего восемь, но мозгов хватило бы и на двадцать футболистов! Анатолий Васильевич поздравил нас, Юрий Павлович сказал в объектив такие замечательные слова: «После любой трудной работы нужен хороший отдых!» и ещё много того, что вызвало глуповатую улыбку довольства.

Потом ректор как-то быстренько подписал приказ о нашем зачислении и ушёл. Я даже понять ничего не успел, как вдруг мне сообщили, что я уже студент. А ещё через четыре минуты свет в студии погас, пространство вокруг резко наполнилось разного рода режиссёрами, монтажёрами, операторами, звуковиками, слесарями, техниками и механиками — они разбирали декорации по винтикам. Высокий Ареопаг превратился в кучу фанерных досок с какой-то мазнёй в греческом стиле, в полу зазияли огромные дыры, с потолка ядовитыми лианами поползли чёрные провода толщиной в руку.

Зрителей быстренько выгнали, победители и призёры ещё двадцать минут в полумраке слушали отзывы великого человека о различных факультетах, после чего были выдворены в коридор. Началась фотосессия. Ещё до приезда на финал меня мучил неразрешимый вопрос — кем быть? Что выбрать: международные отношения — и стать преуспевающим дипломатом со знанием китайского языка, или остановиться на международной журналистике — и продолжить реализовывать свои писательские способности?

После короткой беседы с Юрием Павловичем вопрос отпал сам собой — аргументы против дипломатии были настолько вески, что от сомнений не осталось и следа. Журналистика, я лечу к тебе!

Потом были триумф победителей, слёзы побеждённых, отъезд семьи Лапачей, три дня одиночества в пустой комнате, недолгое отвращение к книгам, повторное посещение Третьяковской галереи, покупка новой гитары, встреча с Наташей и Борисом, утомительное возвращение домой, неудачное интервью в аэропорту, телевидение, пресса, минуты «славы», новое полотно Иванова «Явление Ярослава в школу» и нелёгкое решение готовиться к выпускным экзаменам, в том числе и к дополнительным.

В принципе, достаточно было сдать русский и математику на тройки, но моё тщеславие не позволило бы сделать этого. Решил вдогонку сдать ещё и английский с литературой.

Кстати, с перелётом мне вновь крупно повезло. Как раз в тот день, когда я играл на дорожках, в Исландии произошло крупное извержение вулкана с непроизносимым названием, так что в течение трёх дней огромное облако пепла накрыло всю Европу, полностью парализовав авиаперелёты. Пепел, взвешенный в воздухе, способен забивать турбины самолётов и провоцировать многочисленные поломки и даже крушения, поэтому целую неделю раздражённые туристы не могли вернуться домой. Стоило мне сесть на самолёт и улететь, как страшное облако добралось и до Москвы.

На следующий день я узнал, что знаменитый певец Тото Кутуньо, предпринявший довольно странный гастрольный тур (Европа — Москва — Благовещенск), не может вылететь в столицу Амурской области и вынужден добираться до нашего городка через Америку. Отчаянный парень! Итого, мой путь напоминал приключения Колобка: «От циклона я ушёл, и от облака ушёл!..»

Источник

10:25
318
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Что для вас — слово «учитель»? Кто — учитель? Каков он? Чему он учит?
Что для вас — слово «учитель»? Кто — учитель? Каков он? Чему он учит?
Что для вас — слово «учитель»? Кто — учитель? Каков он? Чему он учит?
Что для вас — слово «учитель»? Кто — учитель? Каков он? Чему он учит?