Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 375. Смерть Виктора Карпук. Партийное собрание и Кира Павловна Виниченко

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 375. Смерть Виктора Карпук. Партийное собрание и Кира Павловна Виниченко

В одна тысяча девятьсот шестьдесят девятом году штат работников телеателье составлял около тридцати человек. У нас была своя партийная, комсомольская и профсоюзная организации.

Профсоюзом заворачивала Тамара Михайловна Причина, в партийных секретарях ходил Николай Иванович Кудеяров, а секретарём комсомольской организации выбрали Виктора Карпук. Как бы там ни было, но вокруг меня с каждым днём всё больше и больше начали сгущались тучи. Мне ребята передали: «Василий, против тебя затевается что-то нехорошее. Вчера собирались профсоюзный вожак Тамара Михайловна Причина, парторг Николай Иванович Кудеяров и секретарь ВЛКСМ Виктор Карпук, разговор шел о тебе».

С Виктором Карпук был в хороших отношениях. Он знал, что я в прошлом был секретарём ВЛКСМ крупных заводов, и охотно делился с ним опытом своей работы.

Мама Виктора в то время была единственной женщиной шофёром, работавшей на лесовозе в городе Братск. У Виктора был мотоцикл «Ява», на котором он, как угорелый, гонял по всем дорогам города и посёлкам.

После их заседания спросил его о том, что в "верхах" затевается против меня. Виктор ответил, что этот разговор будет долгим, а у него на это нет времени, потому что у него завтра намечается свадьба и ему срочно надо ехать за костюмом. Так наш разговор был отложен до другого дня.

На другой день, когда пришел на работу, у порога телеателье меня встретили печальной вестью: «Вчера погиб Виктор Карпук. Он на мотоцикле поехал забирать свой свадебный костюм, под колесо его «Явы» попал камень, оно сыграло, мотоцикл перевернулся, он погиб на месте. Мотоцикл остался без единой царапины». Всё произошло по тому сценарию, как в городе Свободном с Костей Рютиным и Дмитрием Переверзивым. Так вместо свадьбы состоялись похороны, а я так не узнал от Виктора о том, что затевается против меня.

***

На ремонте радиоприёмников у нас сидел Александр Непомнящий. По работе к нему претензий не было, но он часто бывал с похмелья или «под мухой», но ему всё прощали, потому что он был спокойным и, в какой-то степени, незаменимым человеком.

Приёмку и выдачу телевизоров осуществлял Анатолий Балуев - очень скользкий и непорядочный человек, которого всегда защищал парторг Кудеяров, потому что Балуев был его осведомителем. Обо всём, что происходило у нас в коллективе, Балуев докладывал Кудеярову.

Сам Анатолий телевизоров не ремонтировал, но за «скорость ремонта» брал с клиентов мзду. Мне одному, беспартийному человеку, бороться с такой братией было не под силу, у нас всегда верили только членам КПСС. Глядя на такую несправедливость, решил вступить в ряды КПСС, заранее подал заявление, собрав рекомендации. В КПСС. По своей наивности хотел вступить с одной целью – мне, как члену Партии будет легче  бороться с несправедливостью.

Я не знал о том, что Кудеяров был против того, чтобы меня принимали в ряды КПСС до того момента, пока не началось партийное собрание. На собрании он решил публично облить меня грязью, чтобы потом избавиться от меня. Для этой цели, как понял потом, он пригласил корреспондента газеты «Красное знамя» Киру Павловну Виниченко, которая в газете должна была написать обо мне разгромную статью или фельетон. Короче говоря, что-то в этом роде.

Кира Павловна была очень интересная и умная женщина, мне нравились её статьи в газете и читал их с удовольствием.

Когда слово взял Кудеяров, мне сразу стало ясно, чем это пахнет. Он заявил, что я карьерист, и таким людям, как я, не место в рядах КПСС. Кира Павловна начала что-то заносить себе в блокнот, но когда слово взял я и высказал всё, что думал о работе партийной организации телеателье, об узаконенных празднований дней рождения, приписках и многом другом, Кира Павловна встала и сказала Кудеярову: «Я вас выслушала и пришла к выводу, что Василий Иванович находиться в рядах КПСС достоин, а вопрос о вашем пребывании в нужно ставить перед Горкомом КПСС». С этими словами она покинула партийное собрание.

Теперь мне стало ясно, для чего Кудеяров пригласил на собрание корреспондента газеты. Разумеется, про меня никакой разгромной статьи в газете не было, а  Кудеярова судили за приписки и подлоги. Ему корячился срок, но Горком КПСС взял его на поруки и он отделался условным сроком. За него пострадал инженер из Энергетика Юрий Писарев, которому дали два года лагерей. Я какого-либо участия в этом деле не принимал.

Начальник телеателье Юрченко Юрий Александрович был, как мне показалось, «американским наблюдателем» но на другой день после партийного собрания вызвал меня в кабинет и уведомил в том, что переводит меня старшим механиком, а инженером назначает Владимира Александровича Коновалова. Это известие принял спокойно, потому что был  исполняющим обязанности инженера, а не инженером телеателье.

07:20
161
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|