Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 380. Летний отпуск в Болграде. Газовый баллон

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 380. Летний отпуск в Болграде. Газовый баллон

Весной тысяча девятьсот семидесятого года мы приспособились всей семьёй отдыхать на речке Вихоревка. В то время дач на её берегу не было, вода в речке была чистая и тёплая. Для этой цели мы с Эльвирой купили польскую двухместную палатку и иногда с детьми  оставались на речке Вихоревка с ночевкой.

На костре готовили шашлыки и пекли картофель. У нас в голове не было мысли бояться кого–либо потому, что о преступности тогда не было речи. У меня был велосипед. В то время нашей младшей дочери Лене не исполнилось ещё четыре года, но она сама научилась ездить на нём, пропуская ногу через раму.

***

Ввиду того, что из телеателье ушел по сокращению штатов и отпуск не использовал, в тысяча девятьсот семидесятом году на БЛПКа мне его дали летом.

Когда дочь Галина окончила второй класс, мы самолётом вылетели в Одессу, а из Одессы поездом добрались до Болграда, где в госпитале продолжал службу Эльвирин брат Валерий. К тому времени он был уже капитаном. Его семья состояла из жены Галины и двоих детей – Сергея и Татьяны.

В Болграде, в той же десантной дивизии служил инструктором парашютистов мой двоюродный брат Анатолий. Он был в звании старшего лейтенанта. Жену Анатолия звали Нелей, а дочь Наташей. С ними жила мать Анатолия, которая была родной сестрой моего отца, а мне родной тётей. Её звали Марфой Артемьевной.

Бывший лейтенант Александр Дрёмин, с которым я дружил до армии в городе Свободный, был в звании подполковника и исполнял обязанности начальника связи дивизии, но встретиться с ним не успел.

Мы были рады всей родне, которая нас встретила тёпло и радушно. Загорали мы и купались на тёплом, но мелком мутном лимане, по берегу которого росли абрикосовые деревья, на открытых, неогороженных грядках краснели помидоры. Глядя на всё это, наша маленькая дочь Лена, которой было неполные четыре года, вздохнула и сказала: «Мама, здесь помидоры растут на земле, и абрикосы валяются под деревьями, а у нас в Братске есть только ёлки да шишки». Услышав такое от маленького ребёнка, мы немного посмеялись.

***

Валерий с Галиной посоветовали нам сходить в собор и посмотреть на ту красоту, какой мы никогда не видели. Этот собор по своей красоте считается четвёртым в Европе. Когда мы подошли к собору, нас поразила внешняя красота, но ещё больше - внутреннее убранство.

Во время нашего посещения шло отпевание покойника. Мы стояли в сторонке, наблюдая за происходящим. В минуты прощания у нас покойника целуют прямо в лоб, а тут покойнику на лоб ложили бумажную ленточку, на которой красовались лики святых. Люди подходили и целовали покойника не в лоб, а в ленту, которая лежала на усопшем. После поцелуя каждый раз ленту передвигали, получалось так, что в одно место её никто не целовал. Это гигиенично, потому что могло случиться всякое. Такое прощание мне понравилось.

***

Купаясь в лимане, у нас под ногами постоянно шныряла рыба. Лена изловчилась и руками ухитрилась схватить крупного карася. Зажав его обеими руками, она закричала: «Папа, смотли, я лыбу поймала»! Этого карася мы потом отнесли к Валерию и сжарили ребятишкам на ужин. Те ели и хвалили Лену.

Одним было плохо, жарили мы не на печке Валерия, а у соседа, потому что в то время газовые баллоны были в большом дефиците, и достать его на прокат было очень сложно. Сказал: «Печь газовая  у вас есть, а газового баллона к ней нет. Надо доставать баллон, такое положение дел не годится.»  Валерий говорит: «Для этого нам необходимо ехать в город Измаил». «Надо, значит, надо!» - сказал я. В ближайшие дни мы выехали туда.

В Измаиле, прежде всего, мы осмотрели остатки крепости, которую штурмовал Суворов, подводную лодку на постаменте и многое другое. Когда мы пошли к «голубому Дунаю», каким его представляли себе по песням, он нам показался не голубым, а крепкой заваркой для чая. Купаться в такой воде мы не решились.

Когда зашли в Быткомбинат за баллоном, нас обрадовали, что баллонов нет, и не будет. Обратил внимание на вывеску, которая была на двери напротив комнаты «проката баллонов» - «Радиомастерская».

Дверь радиомастерской была открыта, на полках стояло много аппаратов, а радиомеханик, сидя за столом, занимался ремонтом телевизора. Около стойки, напротив него, стоял высокий молдаванин. Я вошел и стал наблюдать за работой. Через некоторое время радиомеханик обратился ко мне с вопросом: «Вы что-то хотели?»

Говорю в ответ: «У вас есть такие телевизоры, которые вы не можете сделать»? Он: «А что»? Представился в качестве старшего инженера из телеателье города Братск, хотя к тому времени таковым уже не являлся, что нахожусь в Болграде в отпуске, а в Измаил приехал за тем, чтобы в прокате взять газовый баллон, да вот незадача - их нет. Я решил помочь вам с тем, чтобы вы помогли мне достать на прокат баллон».

Радиомеханик согласился, а я расположился за его столом. Он с полки подавал мне телевизоры, у которых, по моему мнению, были пустячные неисправности. За час сделал их штук пять, а он в это время договорился насчёт баллона, который мы оформили на Валерия, и сразу же этот баллон загрузили в машину.

12:04
116
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|