Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

ЛАЗАРЕВ С.Я.: ЛИКВИДАЦИЯ ЛЕСОПИЛЬНОГО ЗАВОДА. РАБОЧИЙ ПОСЁЛОК

ЛАЗАРЕВ С.Я.: ЛИКВИДАЦИЯ ЛЕСОПИЛЬНОГО ЗАВОДА. РАБОЧИЙ ПОСЁЛОК

Впервые напечатано  в газете "Зейские огни" от 10.08.1977 г №129

***

Труды Лазарева Сергея Яковлевича впервые оцифрованы на сайте "Свободная Интернет-Газета" с целью сохранения, приумножения и популяризации культурного наследия данного региона и его развития. Не преследуем коммерческие цели.

Статья рекомендована для учащихся, студентов, научных сотрудников исторической и краеведческой специализации, а также для всех читателей, интересующихся историей микрорайона Суражевка города Свободный

 

ЛИКВИДАЦИЯ ЛЕСОПИЛЬНОГО ЗАВОДА

Пока не окончились гражданская война и иностранная интервенция, не могло быть и речи о восстановлении разрушенного народного хозяйства Амурской области. В первую очередь нужно было восстановить основную транспортную артерию области – Амурскую железную дорогу. Требовались шпалы, мостовые и переводные брусь, вагонная обшива и половые доски. Теперь уже Суражевский лесопильный завод работал для победившего революционного народа – выпускал из дерева всё, что требовалось в первую очередь на восстановление железной дороги.

Но трудным оставался продовольственный вопрос. В 1920-1922 гг. заводская контора не могла оплачивать труд рабочих деньгами, так как на бумажные деньги купцы и лавочники продукты питания не продавали, а серебряными монетами контора не была обеспечена. Когда удавалось конторе получить за отгруженную продукцию какую-то часть серебряной монеты, то она шла на частичное погашение задолженности по зарплате. К тому же курс серебряной монеты царской чеканки стал изменяться. Был он по отношению к курсу рубля 1913 года равен и 2 р. 50к., и 2 р. 70 к., и 3 р. 00 к. Цены же на продукты в те годы пока оставались на уровне цен 1916 года.

Контора завода начала практиковать частичную выдачу зарплаты натурой, т.е. пиломатериалами и круглым лесом. Рабочие сами должны были обменивать у крестьян лесные материалы на продукты. В воскресные дни, когда в Суражевку на базар приезжало из окрестных деревень много крестьян с продуктами питания, рабочие завода, кто как мог, вели обмен пиломатериалов на продукты. Пиломатериалы лежали в штабеле около квартиры каждого рабочего, и он туда приглашал на обмен крестьян с базара. Иногда обмен удавался, иногда нет. Слишком мало продуктов давали крестьяне за доски.

В 1922 году в Амурской области была сильная засуха. Крестьяне прекратили обмен муки на доски. Стало совсем плохо. Из-за отсутствия подвоза зерна на помол остановилась заводская 4-вальцовая мельница. Из её амбаров были рабочими подметены все остатки муки (сметки) и отрубей.

Нечем было рассчитываться заводу со сплавщиками. Лес тогда заготавливали на сплавной реке Тыгда, и опытные паромщики сплавляли его в плотах самосплавом от Усть-Тыгды до Суражевки. Задолженность по зарплате лесозаготовителям и сплавщикам была большой.

Летом 1922 года из Благовещенска приехала на завод специальная комиссия. Ознакомившись с положением дел, члены комиссии выехали в Усть-Тыгду. Возвратившись оттуда, комиссия вынесла следующее решение: «Из-за отсутствия на берегах реки Тыгда сосновых насаждений, годных для пиловочника, Суражевский лесопильный завод закрыть, оборудование его и часть сооружений разобрать и перевезти на станцию Сиваки Амурской железной дороги и посёлок Малиновку (Бурею) для постройки там двух лесопильных заводов».

С заключением специальной комиссии согласился и Канделаки – последний заведующий лесопильным заводом. Так был ликвидирован бывший Алексеевский казённый лесопильный завод – единственное предприятие лесоперерабатывающей промышленности в Амурской области, полностью оснащённое в то время самым современным оборудованием.

Время показало, насколько выводы комиссии были неправильными. Уже через два года лесной отдел Уссурийской железной дороги, в которую вошла Амурская железная дорога после ликвидации её управления в городе Свободный в 1923 году, вынужден был организовать выкатку леса в Суражевке, на берегу Желуна, на месте бывшего завода фруктовых вод «Келлера». Лес туда стал сплавляться из той же Тыгды.

Специальная комиссия по ликвидации Суражевского лесопильного завода приняла также решение о погашении задолженности завода по заработной плате рабочим. Она «гасилась» … досками и брёвнами. Часть рабочих немедленно увольнялась, часть (по желанию) переводилась в Сиваки и Малиновку. Небольшая часть рабочих была оставлена для снятия с фундамента оборудования и разборки сооружений завода.

Очередь подошла и до разборки жилых 4-квартирных домов. Они были частично заняты уволенными рабочими и их семьями, а частично - семьями переведённых в Сиваки и Малиновку специалистов и служащих завода (там ещё не было школ и жилых домов в необходимом количестве). Стал вопрос о переселении рабочих семей из домов завода куда-нибудь в Суражевку. Квартир было трудно найти, да и платить за них было нечем: большинство рабочих с закрытием завода пополнило Свободненскую биржу труда.

 

РАБОЧИЙ ПОСЁЛОК

Инициативная группа рабочих – Боровиков, Иванов, Лазарев (мой отец) – решила собрать рабочих, остающихся в Суражевке, и предложить им начать постройку собственных жилых домов из лесных материалов, полученных вместо зарплаты при расчёте с заводом. Собралась большая группа желающих строиться. Отец пошёл в горсовет к Бабикову, который ведал тогда выделением земельных участков под строительство. Бабиков сказал, что для 120 застройщиков, со списком которых пришёл к нему мой отец, в Суражевке свободной земли нет. Тогда отец спросил: «А можно ли занять землю за железнодорожным тупиком на завод и мельницы?» Бабиков ответил: «Только на ваш риск, так как эта земля периодически затапливается наводнениями. Земельных участков я там отводить не буду!» На следующий день отец собрал застройщиков и рассказал им о разговоре с Бабиковым. Решено было строиться. Моего отца избрали «техником» по разбивке (нарезке) земельных участков. Размер участка был установлен в 0.15 гектара.

Отец принёс рулетку, и инициативная группа застройщиков начала разбивку 1-й улицы, перпендикулярно железнодорожной насыпи главной магистрали Чита-Хабаровск. За несколько дней было нарезано 120 земельных участков. По первому бугру (перед лощиной) прошла 2-я улица. Она была длиннее 1-й улицы почти вдвое. Были намечены два переулка для выхода со 2-й и 1-й улиц на железнодорожный тупик. Посёлок был назван Рабочим. После нарезки земельных участков всех застройщиков собрали вместе «делить участки». Номера участков были написаны на бумажках и опущены в шапку. Из неё и тащили билетики, и отец проставлял на сделанном им плане посёлка фамилии владельцев участков. Совет застройщиков выпросил в горсовете большое количество мотков колючей проволоки, которой много осталось в корпусе паровозного депо станции после ухода из города японцев. Через короткое время в посёлке были сделаны заборы из колючей проволоки. Натягивать проволоку рабочие помогали друг другу. Затем стали завозить на участки строительные материалы.

Так летом 1922 года рабочими бывшего Алексеевского казённого лесопильного завода началось строительство Рабочего посёлка, который суражевские обыватели вскоре окрестили «Нахаловкой». Через два года, когда уже было построено свыше 100 домов, Рабочий посёлок впервые подвергся затоплению, несмотря на героические усилия населения по сооружению заградительных дамб. К этому времени почти все семьи заводских рабочих, живших на территории лесопильного завода, переехали в свои дома, в Рабочий посёлок.

Шёл 1924-й год, когда лесопильный завод закончил своё существование.

ЛАЗАРЕВ Сергей Яковлевич

20:15
194
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Впервые оцифровано в полном объёме. Часть 1
Впервые оцифровано в полном объёме. Часть 2
Впервые оцифровано в полном объёме. Часть 4