Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

ЛАЗАРЕВ С.Я.: КТО КОГО

ЛАЗАРЕВ С.Я.: КТО КОГО

Впервые напечатано  в газете "Зейские огни" от 13.07.1977 г №114

***

Труды Лазарева Сергея Яковлевича впервые оцифрованы на сайте "Свободная Интернет-Газета" с целью сохранения, приумножения и популяризации культурного наследия данного региона и его развития. Не преследуем коммерческие цели.

Статья рекомендована для учащихся, студентов, научных сотрудников исторической и краеведческой специализации, а также для всех читателей, интересующихся историей микрорайона Суражевка города Свободный.

 

КТО КОГО

С 1908-1909 гг в Суражевке наехавшими мещанами началась постройка доходных домов. Домовладельцы сдавали в нём отдельные комнаты и флигели.

Первыми квартирантами стали инженеры и служащие строительства сооружений Амурской железной дороги и города Алексеевска (так по имени сына царя Николая II назывался Свободный до 1917 года).

Так как Алексеевского лесопильного завода в Суражевке ещё не было (строительство его началось только в 1912 году), то пиломатериалы для жилой застройки готовились на месте постройки домов. Распиловка брёвен производилась старым русским способом – маховыми пилами на козлах. Для этого нужны были опытные пильщики и плотники. Артели их прибывали из Рязанской, Тамбовской, Вятской губерний. Впоследствии они были использованы для строительства лесопильного завода и объектов в Алексеевске, связанных с прокладкой Амурской железной дороги.

Казённое ведомство, имевшее крупные по тому времени прииски, нуждалось в продуктах ежедневного спроса – муке, крупах, картофеле. Благовещенские мукомолы, сначала Клюев (с 1907-1908 гг), а затем Алексеев (1910-1912 гг) Ускорить постройку мельниц заставило то обстоятельство, что с 1910 года началось сооружение кесонных опор (быков) для будущего железнодорожного моста через Зею. Река была перекрыта, и навигация по ней – из Благовещенска вверх до Зейской пристани (теперь город Зея) была на несколько летних сезонов по существу прекращена.

Алексеев был богаче Клюева, но Клюев успел раньше захватить лучший земельный участок на берегу Зеи. Алексееву достался земельный участок в 4 раза меньше, чем у Клюева. Но он на нём сумел построить большую 12-вальцовую мельницу и необходимые пакгаузы. У Клюева же была 6-вальцовая. Алексеев имел мельницы и в других населённых пунктах Амурской области, у него был большой опыт в мукомольном деле. Его мельница в Суражевке выпускала первосортную крупчатку «О» и «ОО» в специальных пудовых и двухпудовых белых мешках с красивой фирменной эмблемой и надписями большими буквами. Мука Алексеева была сухая, высококачественная, шла на изготовление кондитерских изделий и выпечку высоких (глазированных) продолговатых булок хлеба. Знаменитый суражевский хлебопёк Авдалов выпекал именно этот сорт хлеба, который любили богатые жители Суражевки. Выпекался хлебопекарней Авдалова и круглый подовый «полубелый» хлеб. Перед Пасхой, Троицей и Рождеством жёны рабочих старались на скопленные деньги купить у Алексеева пудовичок крупчатки на куличи, печенье и пироги.

Клюевская мельница выпускала муку вальцовку и сеянку. Из вальцовки выпекался пекарями полубелый хлеб, а из сеянки – муки грубого помола – жёны рабочих выпекали хлеб для ежедневного потребления.

Греческая хлебопекарня на Кривой улице (между Миллионной и Кабинетской) выпекала ароматный чисто ржаной подовый круглый хлеб, который имел большой спрос у бедных слоёв населения посёлка. Зерно на мельницы поставлялось конными обозами крестьянами из богатых сёл, расположенных на левом берегу Зеи. Через реку ходил паром от деревни Введеновки на правый берег. С постройкой Амурской железной дороги много зерна приходило в вагонах.

Масло коровье – солёное «экспортное» и белое сливочное «Лебедь» с тиснением этой птицы на плоском круге масла – продавалось в гастрономических и бакалейных отделах универсальных магазинов. Также продавались: красная и чёрная икра, балыки кетовые, сыры, колбасы, сахар головчатый и пиленый, конфеты «царские» (с портретами царей дома Романовых на этикетках), шоколад и монпансье «Жорж Борман» (в высоких квадратного сечения жестяных банках), колониальные товары – чай байховый, перец, горчица, корица, гвоздика и другие специи.

Колбасу варёную и полукопчённую делала колбасная фабрика Вторыгина, которая находилась в глубине квартала по Большой улице с выездом между магазинами Ушакова и Ухова.

Кондитерские изделия (хорошее печенье, пирожное и всевозможную мелочь из теста) продавала кондитерская Мешкова на Торговой улице.

Против хлебопекарни Авдалова, на Большой улице в одноэтажном деревянном доме с большими окнами-витринами был фруктовый магазин. В зависимости от времени года там продавали: клубнику, чёрную смородину, малину, бруснику, яблоки, груши «Дюшес», груши чёрные корейские, виноград в небольших корзинках и ананасы в жестяных банках. Кроме ягод, всё остальное привозилось из-за границы. Фрукты всегда были свежие. Покупателями у этого магазина были люди с достатком. Бедный люд мог только любоваться фруктами, глядя на витрину магазина.

Торговля мелочными товарами – свечами, керосином, лампами и ламповыми стёклами, спичками, хозяйственным мылом, верёвками, а также такими продовольственными, как мясо-солонина, солёная кета и горбуша, соль, крупы, постное масло (подсолнечное, льняное, конопляное, бобовое), сахар пиленый, чай кирпичный, дешёвые сорта монпансье – производилась лавочниками китайцами и татарами. Лавочники, торговавшие в лавках на базаре, продавали за наличный расчёт.

Были лавочники-китайцы, торговавшие «в кредит». Их лавки располагались где-нибудь среди домов, в которых жили их кредиторы – в основном семьи рабочих. Лавочник-китаец Сергей, лавка которого находилась на Большой улице недалеко от хлебопекарни Авдалова, продавал товары в кредит всем беднякам, жившим по Большой и Миллионной улицам от Кривой улицы до железнодорожного тупика на мельницы. На Заводском переулке (против Весёлой улицы) был свой лавочник-китаец. При торговле в кредит он получал с кредиторов деньги за проданные им товары один раз в месяц – после получения рабочими жалованья. Людям, не имевшим постоянного заработка, кредит не предоставлялся. Неисправные кредиторы (неплательщики) лишались лавочником кредита и не могли уже его приобрести у других лавочников.

По воскресным дням на базарной площади съезжался большой базар. Крестьяне окрестных деревень привозили молоко, сметану, творог, кислое молоко, крестьянское сливочное и подсолнечное масло, сало свиное, живых кур, гусей, поросят, арбузы, дыни, репу, брюкву, редьку и тыкву. Осенью крестьяне торговали также белокочанной капустой (для засолки), картофелем и солёными огурцами, зимой – мороженным мясом и молоком в кружках. Торговали с возов. На постой - перед воскресеньем – становились в постоялом дворе Казутина на углу Большой и Торговой улиц, против базарной площади.

Торговля свежими овощами (в летние месяцы) находилась в руках огородников-китайцев. Китайцы снимали в аренду у мещан часть их больших приусадебных участков в Суражевке и выращивали там лук, укроп, чеснок, морковь, свеклу, огурцы и помидоры. Корейцы – на арендованных у суражевских крестьян участках земли в окрестностях Большого озера выращивали, в основном, картофель и огурцы. Под каждым жилым домишкой у корейцев – в Корейской слободке на Миллионной улице – был выкопан большой подвал, в котором в течение всей зимы хранился картофель на продажу (по сорок копеек пуд).

Рабочие семьи лесопильного завода и суражевских мельниц земли под огородами до революции не имели. Все овощи, в т.ч. картофель, приходилось покупать за наличный расчёт.

ЛАЗАРЕВ Сергей Яковлевич

09:15
97
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Впервые оцифровано в полном объёме. Часть 1
Впервые оцифровано в полном объёме. Часть 4
Опыт исторического исследования. К 115-летию первого упоминания Суражевки в официальных документах