Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 401. Варикоз и операция. Летим в отпуск из Иркутска в Одессу. Поездка по БАМу

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 401. Варикоз и операция. Летим в отпуск из Иркутска в Одессу. Поездка по БАМу

На работе всё шло своим чередом. Одно было плохо – у меня на ногах был врождённый варикоз. После беготни по ступенькам снизу вверх и обратно, к вечеру под собой не чувствовал ног. В конце января решился на операцию по удалению вен.

Мне врачи предлагали осуществить удаление вен в два этапа – сначала на одной, потом на второй ноге, но я настоял, чтобы их удаляли сразу на обеих ногах. Так оно будет лучше. Одну ногу мне оперировала известный в городе хирург Галина Чеснокова, вторую, под её руководством, молодой хирург Фурменкова. Операция прошла удачно, поэтому в начале марта из больницы был выписан домой. На ногах оставались засохшие в крови бинты, которые предстояло снимать через две недели после того, как зарубцуются швы. До этого я буду находиться дома  на «больничном».

Раньше, когда стояла женщина или девушка, никогда не садился в автобусе или троллейбусе. Уважение к женщине мне с детства внушила мама. Когда меня выписали из больницы, вышел из корпуса на улицу, солнце ослепило меня так, что закружилась голова. Постоял немного и пошел на троллейбусную остановку.

 

Когда подошел троллейбус под номером четыре, впервые за долгое время езды в троллейбусе первый раз сел на пустое сидение. На  следующей остановке в троллейбус набилось много народу и все места заняли. Только двум женщинам мест не досталось, и они стояли.  Был в таком состоянии, что на них не обращал особого  внимания до тех пор, пока до меня не долетели слова: «Нехорошо, когда мужчины сидят, а женщины стоят!»

Когда на себе поймал их наглый взгляд, до моих мозгов дошел смысл их разговора. Не веря своим ушам, спросил: «Вы имеете в виду меня?» Получив утвердительный ответ, сказал: «Дорогие мои женщины, первый раз в жизни  сижу в троллейбусе при виде стоящих дам, потому что еду из больницы, где мне на обеих ногах сделали операцию, а вы…».   

На полуслове оборвал свою словесную тираду и, для убедительности, приподнял, гачи брюк. Когда женщины увидели кровавые бинты, стали передо мной извиняться. Что с этого толку? В этот момент их слова, как кипятком, обожгли мою душу. Женщины, которых, по убеждению мамы, я боготворил, открыто плюнули мне в душу и после этого сказали: «Извините!» С того момента стал присматриваться к такому милому созданию, как женщина.

***

В одна тысяча девятьсот семьдесят седьмом году наша младшая дочь Елена окончила четвёртый класс, а старшая дочь Галина первый курс университета. Летом мы с Эльвирой взяли отпуска и решили отдохнуть в городе Одесса, где жил  и в госпитале работал военным врачом её брат Валерий. Самолёт на Одессу летал из города Иркутска, поэтому мы выехали туда, где ждала нас дочь Галина.

Любуясь достопримечательностями Иркутска, мы бродили по городу. Голубей там было видимо-невидимо! Они стаями садились на дороги. Лена, как кошка, тихонько подкралась к голубиной стае, пытаясь поймать голубя. Несмотря на наш запрет, она всё же умудрилась схватить одного голубя за хвост. Голубь взмахнул крыльями и улетел, оставив в  её руке перья от хвоста.

От жалости к голубю, Лена расплакалась и долго не могла придти в себя. Мы ей сказали: «Тебе говорили, чтобы ты не ловила голубя, а ты не послушалась нашего совета, вот теперь и плачь! Голубь от боли тоже плачет». После этого она больше никогда не пыталась ловить голубей. Из Иркутска мы вылетели самолётом в Одессу. В то время Валерий развёлся со своей женой Галиной и жил один.

Через несколько дней в Одессу на пассажирском поезде  приехал отец моей жены Николай Иванович. Валерий в нашу честь организовал хорошее застолье, на котором в два ручья лился коньяк, и велись сердцещипательные разговоры.

Я выпил грамм сто пятьдесят коньяка и на этом остановился, а Валерий с отцом так вошли во вкус, что мне одну бутылку коньяка пришлось тайком от них спрятать, иначе веселье и разговоры продолжились бы до утра.

Они утром кое-как встали с постелей и благодарили меня за то, что не дал им повторить «подвиг Александра Матросова». Свою жену Галину Валерий безумно любил и, когда она слишком поздно возвращалась домой, ни в чём не подозревал.

Бывало, Галина придёт разбитая и уставшая, Валерий, с сумками бежал в столовую за пищей. Кофе и чай он подавал ей в постель, и она постоянно им помыкала.

Один раз Галина сказала ему, что задержалась на работе, второй - была у парикмахера, третий - заходила к подруге и так далее. Каждый раз на поздний приход у неё были свои отговорки. Валерий решил проследить за ней. Каким было его удивление, когда своими глазами он увидел, как его жена зашла в соседний дом, вошла в одну из квартир, открыв дверь своим ключом.

Так он узнал, что его дорогая и любимая супруга является любовницей одного старого, но влиятельного чиновника. Произошел развод, в результате которого двое его детей, Сергей и Татьяна остались с отцом, не пожелав жить с матерью.

Вскоре Валерий женился на девушке по имени Нона, которая была  на десять лет моложе его. Её отец был военным в звании полковника. Свадьба у них была пышной и весёлой и проходила в одном из шикарных ресторанов Одессы. Вскоре у них родился сын, которого назвали Николаем.

Нона была симпатичной женщиной, но совсем не приспособленной к семейной жизни. Избалованная маменькина дочка во всём слушала только маму и папу.

Домой в Братск мы возвращались самолётом с пересадкой  в Москве.

***

Получилось так, что у меня от отпуска оставались две недели свободного времени, которые я решил использовать на путешествие по БАМу, который в то время находился в стадии строительства, и слава о нём гремела на весь мир.

Строительство БАМа намечалось ещё до Великой Отечественной войны, но в тяжелые годы стройка была приостановлена, а рельсы сняты для нужд фронта. В одна тысяча девятьсот семьдесят седьмом году БАМ по строительству дороги был разбит на несколько участков. Западный участок начинался от станции Тайшет и кончался  посёлком Магистральный. Тогда там была проложена одна колея, по которой ходил тепловоз с одним вагоном, который  доставлял людей к месту работы. За посёлком Магистральный через реку стоился железнодорожный мост, поэтому поезда дальше не проходили.

Хорошо доехал до станции Лена, но перебраться на ту сторону реки Лена не мог потому, что мост охранялся и  пешеходов на другую сторону моста не пропускали.

Мне пришлось часов десять ждать тепловоз с одним вагончиком.  Дальше двигался на попутных машинах. Подъездные дороги были в таком плачевном состоянии, что по ним легче было пройти пешком, чем трястись на самосвалах.

Как бы там ни было, а до посёлка Магистральный добрался. Там жил мой старый друг Владимир Фёдорович Шевцов, с которым был хорошо знаком по городу Братску. Он раньше работал директором столовой номер один, где  часто у него подтоваривался. В то время БАМ снабжался очень хорошо. Там купил для жены и детей  много красивого материала на женские платья. Домой добирался также на перекладных, побыв на всех  станциях этого участка пути.

18:10
632
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
За свою почти что полувековую причастность к журналистике насмотрелся всякого, но...
Послевкусие от медиафорума...
Отрывок из романа-фантасмагории Владимира Иванова-Ардашева «Берег абсурда»
Удивительное дело...