Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 409. Сестра моего отца тётя Марфа. Рига. Путёвка в Болгарию

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 409. Сестра моего отца тётя Марфа. Рига. Путёвка в Болгарию

Сестра моего отца - Марфа Артемьевна Шиманская (по мужу Гулевич) - была не только на внешность очень похожа на свою мать Евдокию, но их судьба, в какой-то мере была одинаковой. Марфа Артемьевна повторила судьбу своей матери. Она, как и мать, вышла замуж за человека с тремя детьми, после смерти мужа ходила с сыном Фёдором по людям, прося подаяние, чтобы прокормить шестерых детей, пятеро из которых получили высшее образование и в жизни заняли достойные места.

Падчерицы, Геня и Надежда, окончили педагогические институты, вышли замуж и имели хорошие семьи. Муж Гении был военным комендантом города Гомель. Виктор окончил мореходное училище и стал капитаном речного флота.

Анатолий (Антр), отслужив службу в десантных парашютных войсках, остался в армии инструктором-парашютистом, окончил высшее военное училище, получил офицерское звание и дослужился до майора.

Самый младший сын Казимир окончил школу с Золотой медалью и, как круглого отличника, его от города Свободный отправляли в международный пионерский лагерь "Артек", он окончил Ленинградский Военно-механический институт, аспирантуру, работал в области освоения космоса.Его жену звали Ниной, а сына Михаилом. Марфа Артемьевна некоторое время жила у Казимира, но он стал стесняться своей неграмотной матери, поэтому попросил Анатолия её забрать от него. Последние годы жизни Марфа Артемьевна жила у Анатолия. Умерла она в Болграде Одесской области, где и похоронена.

Антр умер на  свадьбе у своей единственной дочери Натальи - у него во сне остановилось сердце. Это случилось в городе Одессе, где он и похоронен. Я писал несколько писем его жене Нелли и дочери Натальи, но ответа на них не получил. Так и эта связь оборвалась навсегда.

Любая мать, качая ребёнка в колыбели, поёт ему свои нехитрые песни, думает о нём, стараясь представить его взрослым. Дети вырастают, заводят свои  семьи, с головой зарываются в заботы, а  о матерях вспоминают только тогда, когда им нужна её помощь. Так идёт из века в век...

***

После своего визита к Казимиру я выехал в Ригу. куда приехал ранним утром. В Риге был первый раз, города не знал, поэтому решил взять такси и осмотреться.

Выйдя на привокзальную площадь, подошел к такси и обратился к водителю со странным для него вопросом: «Ты латыш или русский»? На что он мне ответил: «А тебе не всё равно?» Ответил: «Нет!» «Кто тебе нужен?» Я ему ответил: «Латыш». Он: «Зачем тебе нужен латыш?»

Объяснил так: «В Ригу приехал с тем, чтобы ознакомиться с городом  и поговорить с латышами, а не с русскими». Он сказал мне: «Я латыш. Садись, раз так, покажу тебе город». Сел в такси и мы поехали. Когда на площади Свобода увидел памятник, где военные были не в форме войск Советской армии, а в больших немецких касках, спросил у водителя об этом памятнике.

Таксист сказал, что этот памятник возведён в то время, когда Латвия была свободной от советской оккупации, и он был построен на деньги собранные народом, поэтому "советы" побоялись его взорвать.

Когда мы проезжали мимо здания оперного театра, таксист рассказал мне и его историю. «У нас в Риге был знаменитый архитектор латыш, который не имел академического звания. Он предложил свой проект оперного театра с условием, что ему присвоят звание академика. Москве это не понравилось, и она на эти условия не согласилась. Его проект отклонили, а приняли проект московского архитектора. Когда театр был построен, оказалось, что акустика обеспечивает хорошую слышимость только до десятого ряда.

Тогда вспомнили о нашем архитекторе. Несмотря на нанесённую ему обиду, он согласился дать совет по этому вопросу. Когда его предложения были приняты и внедрены, акустика улучшилась до восемнадцатого ряда, но не стала совершенной.

Вот так поступают советы с латышами, а ещё хотят, чтобы мы их любили. Вы первый человек, который так заинтересовался нашей культурой. Ответил, что среди моих друзей есть люди разных национальностей, в том числе и латыши. Со многими знаком, они были высланы из Латвии на ДальнийВосток за связь с немцами, к которой не имели никакого отношения.

Таксист помог мне устроиться с гостиницей.

В гостинице купил несколько туристических путёвок по городу, посетил могилу поэта Латвии Райниса, побывал в бывшем лагере смерти Салалпис, и в городе курорте Сигулда, где в гроте видел автографы знаменитостей. Проехав Ригу вдоль и поперёк, обратил внимание на то, что проезжая памятник на площади Свободы, все экскурсоводы о нём не сказали ни слова.

Из города Рига уехал в столицу Эстонии - Таллин,  где остановился в гостинице «Русалочка». Осмотрел старый город и крепость, побывал на берегу Балтийского моря, передал ему привет от Тихого океана, где мне четыре года приходилось служить, зачерпнул горсть балтийской холодной воды, умылся и попробовал её на вкус, потом уехал в Москву.

В Москве на вокзале мне стало жалко двух старушек, нагруженных тяжелыми чемоданами, поэтому при посадке в поезд, решил помочь им, забыв о своём хроническом радикулите. Как только поднял их тяжелый чемодан, радикулит сразу дал знать о себе - почувствовав острую боль в пояснице. Когда из аэропорта города Братска автобусом добирался домой, никто мне не помог, свой чемодан мне пришлось впереди себя толкать ногой.

***

Чтобы немного подлечиться, взял путёвку в профилакторий «Крылатый», который в то время был «бразовским». Там принимал бромистые ванны, озокерит и другие процедуры, и встал на ноги. Всё это время жил и ночевал в профилактории. Отдыхающих на работу и обратно  возил автобус.

Работа на БРАЗе сильно отличалась от той, которая была на БЛПКа. В свободное время занимался общественной работой, воспитательной среди молодёжи и рационализацией. Летом мне  была выделена бесплатная семейная путёвка в Болгарию, куда на отдых собрался лететь с дочерью Еленой, только для выезда за границу нам потребовалось оформить заграничные паспорта, на которые потребовалось фото. Мы с дочерью пошли в фотографию, но я пришел в светлом костюме. Когда диспетчер Эльвира Шпак узнала, что фото нужно на заграничный паспорт, предупредила, что светлый костюм не пойдёт, надо фотографироваться в тёмном. Оставил  в павильоне фотографии дочь Елену, предупредив о том, чтобы она пропускала очередников, но очереди не теряла.

***

Когда прибежал обратно, Лена сказала: «Папа, я пропустила мальчиков, теперь наша очередь», но тут вмешалась симпатичная женщина, заявив мне: «Нет! Сейчас пойду я, а ни вы!».

До закрытия павильона фотографии на обед оставалось полчаса, надеялся на то, что женщина культурно попросит меня, и я её пропущу впереди себя, поэтому спросил: «Почему пойдёте вы, если наша очередь?». Каким было моё удивление, когда вместо просьбы, услышал: «Хочу и пойду, а тебе, козёл, не умеешь с дамами обращаться! Тебе вместо брюк нужно юбку носить!» От её наглости я взбесился. Подойдя к ней вплотную, сквозь зубы процедил: «Сейчас размажу тебя об эту стенку,  тогда посмотрим, кто из нас козёл и кому нужно носить юбку!»

В это время меня с дочерью пригласили в салон, и мы пошли. Когда вышли из салона, той женщины уже не было. Так во второй раз соприкоснулся со «слабым» женским полом, к которому всегда питал добрые, нежные человеческие чувства. Попроси меня по-человечески, клянусь честным словом в том, что уступил бы слабому полу потому, что диспетчер фотоателье, она же кассир, в любом случае обслужила бы меня, потому что была хорошей знакомой.

18:15
1591
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|