Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

ИВАНОВ-АРДАШЕВ В.В.: Какой быть местной тематике

ИВАНОВ-АРДАШЕВ В.В.: Какой быть местной тематике

Недавно в Амурском областном и Хабаровском региональном отделениях Союза писателей России состоялись отчетно-выборные собрания, сменилось руководство и литераторы обсудили текущие дела. Заодно вспомнили о специфике своего творческого союза и местной тематике.

   О том, как это обсуждалось в Хабаровске, рассказывает наш постоянный автор, писатель и историк восточной ветви Русского зарубежья Владимир Иванов-Ардашев:

 

   Когда в тридцатые годы прошлого века создавалась Хабаровская писательская организация, в нее вступали и литераторы восточных национальностей – китайцы, корейцы и японцы из числа эмигрантов, веривших в идеи социализма. Но их судьба оказалась трагичной, как и многих русских, попавших под маховик сталинских репрессий.

   Восточная тематика была широко представлена и в журнале «Дальний Восток», но позже ее ограничили и вместо лихих азиатских партизан, сражавшихся с заморскими оккупантами, все чаще стали показывать обычных жителей тайги, ищущих женьшень и вспоминающих у костра старинные легенды.

   Вот такой была «юность» краевой писательской организации, которой, казалось бы, сам бог велел заниматься восточной тематикой и фольклором, а не только ударными буднями социализма.

   Появились и авторы из коренных народов Приамурья и Севера, чье творчество подразумевало именно экзотику, а потом уж и темы обновления, да и темы, прежде замалчиваемые, тоже.

   Да, были и другие темы, в том числе и запретные. И даже писатели, ставшие знаменитыми, не сразу к ним подступались. Помню, как пытался пробить в своем творчестве тему былых репрессий в отношении шаманов и таежных богатеев Ермиш Самар. Или Анатолий Буйлов, вначале проявивший себя на «тигриной и оленьей экзотике», а уж потом в сердцах воскликнувший, что «если и давала Советская власть что-то бродячим оленеводам, то лишь спирт и патроны». Конечно, сказано в запальчивости, ведь не все были «бродячими», было и много хорошего, но ломка традиционного уклада таежников и северян зачастую проходила болезненно, и эту тему советовали избегать. И даже авторы с далекой Чукотки Тихон Семушкин и Юрий Рытхэу, ставшие классиками советской литературы, предпочитали изображать хищных заморских торговцев, но только не «проколы» в советской национальной политике.

   Впрочем, цензура была для всех независимо от национальности. Но была и поддержка писателей, и когда после долгих мытарств авторы «пробивались» на страницы журналов и книг, они становились благополучными, а порой и знаменитыми, получали награды и гордились, что они «местные, дальневосточные».

   А местными и с «привязкой» к Хабаровской писательской организации тогда считались многие литераторы, вплоть до Чукотки, ведь в состав Хабаровского края до начала пятидесятых годов входила территория почти всего Дальнего Востока. И Хабаровская писательская организация стала «колыбелью» многих областных писательских организаций, тянувшихся к журналу «Дальний Восток», как к флагману литературной жизни на востоке страны.

   И то было время благополучное для членов Союза писателей, особенно напоследок, в эпоху Брежнева, когда именитых авторов награждали орденами и медалями. Отмечали и других, если, конечно, они не лезли в политику и не совершали опрометчивых поступков. И членство в Союзе писателей, как сейчас говорят, было элитным, и в творческий Союз было трудно попасть.

   А сейчас стало иначе. Да и подход к территориям изменился. И когда я недавно поговорил об этом с одним из московских литературных функционеров, он так и сказал: «Да, ваш Хабаровский край сейчас самый трудный и закрытый для общения».

    И ныне уже Владивосток претендует на звание культурной и «книжной» столицы Дальневосточного федерального округа, где проводятся региональные библиотечные форумы и осуществляются проекты всероссийского уровня. И по части литературных новаций и книгоиздания Хабаровск сейчас уступает не только Владивостоку, но и Благовещенску и даже Магадану, где писательские организации меньше по численности.

   Но вернемся к «восточной экзотике», коей могла бы гордиться Хабаровская писательская организация. Недавно, к примеру, в ее ряды приняли сразу трех человек восточной расы. Национальность новичков можно и не указывать, но коль они сами пожелали называть себя так, то это китаец, нивх и нанаец, все – авторы интересных книг, с хорошими рекомендациями и приняты большинством голосов.

   Кстати, писателя-китайца, причем не российского, а из соседней великой страны, приняли и в Амурское областное отделение Союза писателей России, это профессор Цицикарского университета Ли Янлин У, большой знаток и переводчик русской литературы, составитель многотомной хрестоматии, изданной в Китае на двух языках.

   В нашу Хабаровскую писательскую организацию иностранцев пока не принимают, зато есть свои историки былой «русской Маньчжурии», а недавно приняли и переводчика, специалиста по Китаю, издавшего несколько книг, в том числе и за рубежом.

   Есть на примете и другие интересные авторы, живущие не только в Азии, но и в Австралии, которую историки и литературоведы также относят к восточной ветви Русского зарубежья. «Русский мир» – это вообще обширный проект, который сейчас курируют москвичи, но куда раньше и без излишнего шума это стали осуществлять авторы из Владивостока, Хабаровска и Благовещенска. Мои книги по истории Приамурья и былой эмиграции, к примеру, уже давно «уплыли» за океан и попали в американские научные библиотеки.

   А что-то прилетает издалека, имею в виду не только книги иностранцев, но и наших бывших земляков, уехавших в дальнее зарубежье, но помнящих о своем былом Отечестве. Кто-то из них даже надеется вступить в Хабаровское региональное отделение Союза писателей России, и я бы рекомендовал поэта и бывшего земляка из Приамгунья, уже двадцать лет живущего в Австралии, но издающего книги в Хабаровске, Владивостоке и отмеченного престижными литературными наградами. И хотя он гражданин другой страны, считает себя причастным к Русскому литературному зарубежью. А требования к кандидатам на вступление в Союз писателей России, замечу, постепенно меняются и уже нет проклятий в адрес писателей-эмигрантов, как это было в недавнем прошлом.

   И почему бы не вспомнить наших бывших коллег из Еврейской автономной области, уехавших в Израиль, Западную Европу и США. Многие из них не торопились выходить из состава нашего творческого Союза, но им объяснили, мол, живете далеко, собрания не посещаете и еще проблема с переводом членских взносов. Сейчас это покажется несерьезным, но именно так и попросили выйти из Союза писателей России бывших жителей Биробиджана, а ведь они по-прежнему доброжелательно относятся к Хабаровской писательской организации, и когда уходит из жизни очередной писатель-ветеран, именно с «Земли обетованной» приходят самые первые соболезнования, и вообще интересуются нашими творческими делами.

   Сам я, кстати, состою не только в Союзе писателей России, но и в Союзе писателей Северной Америки и недавно принят в Международную академию развития литературы и искусства «МАРЛИ» в Канаде, к созданию которой причастны знаменитые поэты Евгений Евтушенко и Римма Казакова. Там вообще много знаменитостей, пишущих на русском языке.

   А вообще мир сильно изменился. И у нас, дальневосточников, есть опыт общения с зарубежными коллегами. Так было и сто лет назад, во времена Дальневосточной республики, когда местные и приезжие поэты, прозаики, публицисты активно печатались в зарубежных изданиях. И даже в конце двадцатых годов, когда в Советской России усилились репрессии, творческие люди Приамурья публиковались в Китае, Японии и других странах, подчеркивая, что они вне политики и служат лишь музам. Так поступал и легендарный Арсеньев, автор книг о Дерсу Узала, полагавший, что в интересах науки и литературы нужно общаться, а не жить в изоляции.

   И нынче Хабаровская региональная писательская организация может вновь заявить о себе, в том числе и восточной тематикой, опыт-то немалый.  Будем надеяться.

   Владимир Иванов-Ардашев,

писатель, историк Русского зарубежья, 

специально для сайта «Свободная интернет-газета».

   На снимке: хабаровские писатели (слева направо) Виталий Краснер, Константин Куроленя, Елена Неменко и Владимир Иванов-Ардашев.

 

+3
16:15
1281
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Пора переименовать улицу Куйбышева в улицу «Позора Администрации»?
У свободненцев, по моему мнению, улица «Позора Администрации» - это самая центральная - улица им.Ленина...
ПОРА МЕНЯТЬ "ЧУДО-УПРАВЛЕНЦЕВ"...
На контроле общественников...