Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Жёлтый дьявол. Том 1. Гроза разразилась. 1918 год. Глава 1. Последний экспресс (3-7)

Жёлтый дьявол. Том 1. Гроза разразилась. 1918 год. Глава 1. Последний экспресс (3-7)

3. Угроза чемодану

Поезд опять мчится. Голые каменистые поля сменяются мелким кустарником. Утро уже рассвело. Кроваво-алое солнце рвет клочья тумана.

…Ту-ту… ту… ту-у-у-у…

Машинист одной рукой беспрестанно нажимает клапан свистка, другой все прибавляет ход.

Его помощник лопатой загребает уголь, швыряя его в ненасытную пасть паровоза. Мускулистое тело, освещенное пылающей топкой, сгибается и выпрямляется.

– Ну, знаешь, Спиридоныч, – бросает ему машинист, – такого хода эти рельсы еще не видали. Как бы нам не слететь под откос.

– С нас потеря не велика, – злобно смеется кочегар. – Ну, а тех, – жест в сторону вагонов, – тем прямая дорога под откос…

– А здорово бандиты их обчистили, – опять заговорил машинист.

– Ерунда! Там еще много добра осталось. А чье добро, спрашивается, наша кровь…

Кочегар сердито сплюнул и полез на тендер разгребать уголь.

– Эй, кто там? – кричит он, увидя лежащего на угле человека.

Человек скатывается с угля.

– Не сердись, братишка. Я безработный, тоже кочегар. Куда ж мне, к буржуям лезть?

Машинист равнодушно бросает кочегару:

– Ладно, пусть едет.

Новый кочегар оказывается парнем разговорчивым.

– Далече едешь? – спрашивает Спиридоныч нового кочегара.

– Я с самого Петрограда.

– И все на тендере сидел? То-то тебя бандиты не заметили.

– Ну, что им от меня. Для них и в вагонах добра достаточно.

– И достаточно, и еще осталось, – отвечает машинист, – давеча на станции я видел большой чемодан за печатями…

– Да, да, – подхватывает кочегар, – я тоже видел – макаки[1] что-то очень волновались, когда его тащили: небось, что-нибудь важное…

Новый кочегар прислушивается.

– Чемодан, говорите, за печатями? А что бы это могло быть?.. Ведь сейчас, всякая сволочь нашей власти дело портит, не мешало бы поглядеть.

– Это верно, – соглашается Спиридоныч. – А то, может, и в самом деле что…

Потом, улучив минутку, шепнул новому кочегару:

– Знаешь что… я вот освобожусь на этой станции и могу поехать дальше, как пассажир, а ночью…

Новый кочегар сжимает руку Спиридоныча.

– Молчи…

4. Третий пассажир действует

Третий пассажир из купе № 17 подошел к окошечку телеграфа и подал телеграмму:

Петроград Оперштаб. Был налет на поезд. Портфеля не нашли. Документы спасены. Следую дальше.

Генштаба Скворцов.

– Так будет хорошо, – усмехается про себя третий пассажир. – Дайте, пожалуйста, квитанцию. Благодарю вас.

Он, насвистывая, возвращается и проходит в салон-вагон.

Там он просит три стакана кофе и, когда ему подают – быстрым движением руки, что-то в два из них опускает, затем поднимается из-за стола и с одним отходит к окну вагона.

– Отнесите эти в купе № 17…

Пока официант разговаривает с другим пассажиром – к столу подходит офицер и, спрашивая у ресторатора: – можно? – берет один из этих стаканов.

Официант заметив, что один из стаканов взят, наливает новый, ставит оба на поднос и уходит с ними в купе № 17.

К офицеру подходит молодая дама.

– Лизи, – он берет руку дамы и целует, – доброе утро.

– Еще стакан, – кивает он ресторатору, и они садятся. Начинается разговор о прошлой ночи.

5. Отравление

В салон-вагоне общее оживление: обсуждают налет.

У дам похищены бриллианты и драгоценности. У мужчин деньги и документы. Многие, еле оправившись от испуга, строят самые нелепые предположения.

– Ах, знаете, графиня, я так испугалась. Мне казалось, что это большевики пришли, чтобы убить меня.

– Что им ваша жизнь? Им нужны были наши бриллианты!

– Господа, не странно ли, что купе генерала Сизо осталось не тронутым. Неужели бандиты забыли про него?

– Да, это странно…

Вдруг в салон вбегает женщина. Она бледна, как полотно и истерично кричит:

– Господа, это ужасно! Сейчас мы пили кофе с полковником, и он упал без чувств.

Все:

– Что с ним?

– Мадам Гдовская? Вы? что случилось?

– Он отравился… О, боже, что здесь творится в этом ужасном поезде!

– Это дело рук большевиков! Они мстят нам…

– Но полковник, кажется, у них служит, – стонет Гдовская. – Я видела, как он при мне писал телеграмму в Петроград.

– Странно. Как же это могло случиться?

– Да, вот этот господин… послушайте, вы знаете его, – и она ждет ответа, вопросительно глядя на их спутника по купе.

Третий пассажир что-то заметил… Бледнеет, делает резкое движение в сторону офицера и молодой дамы, – офицер допивает кофе, – но останавливается, как бы раздумав – стискивает зубы…

Вдруг раздается крик – офицер в судорогах падает.

– Я тоже отравлен!.. и умирает.

Молодая дама с воплем падает к его ногам.

Общая растерянность и ужас.

Быстро проходит через застывшую толпу людей баронесса Глинская, наклоняется к молодой даме.

– Вы, – кричит она официантам, – помогите. И подняв ее, уводит.

Экспресс подлетает к Иркутску.

На перрон выходит молодая дама и баронесса Глинская.

– Спасибо тебе, Эли, – ты одна меня не оставляешь… Я так изнемогла, что дальше ехать не в состоянии. Что я бы делала здесь одна?

– Ну, вот еще – не говори… И баронесса покровительственно берет ее под руку. Они проходят в вестибюль иркутского вокзала.

Третий звонок и экспресс несется дальше, в глубь Забайкалья, – через зеркальный Байкал – в туннели, а там Китай…

6. На крыше экспресса

Ночь.

Две тени ползут по крыше вагона. Это кочегар Спиридоныч со своим новым знакомым, назвавшим себя Ефимом.

– Надо действовать быстро – скоро рассвет… – А там станция Манчжурия и Китай. Тогда все пропало – будет поздно. Они ползут дальше.

– Кажется этот, – говорит Ефим, спустившись на брюхе к самому краю вагона. – Зацепись за вентилятор и держи меня за ноги. Я спущусь к окну.

Спиридоныч ногами зацепился за вентилятор. Руками же, держа Ефима за ноги, стал медленно опускать его вдоль стены вагона.

– Ну, как? – спросил Спиридоныч.

– Плохо видно, – шопотом отозвался Ефим, – штора опущена. Ба, что это такое. Ну-ка, Спиридоныч, спусти пониже.

Спиридоныч напрягся изо всех сил, спустив Ефима за самый край вагона.

– Так, так! Вот те японская каналья. Ишь ты, здорово…

– Что, – окликнул его Спиридоныч: – ну, что там видишь?

– Погоди, сейчас…

Ефим поднялся на край вагона и наклонился к самому уху Спиридоныча.

– Понимаешь, какая история. Чемодан открыт и…

– Ну, ну!

– Пуст.

– Как так?

– Да так. Пуст, как обыкновенный пустой чемодан. Зато в вагоне, вместе с косоглазым японцем орудует какой-то полковник. Что-то быстро пишут.

– Вот так-так. Что же теперь делать?

– Я этих людей знаю. Это важные шпионы. Нам бы только добраться до конца, а там…

– Идет, заметано! А сейчас давай поскорее убираться с этой крыши.

Вон уже видны огни семафора. Экспресс подходит к Китаю. – И Спиридоныч ловко соскочил на площадку вагона.

Ефим хотел последовать за ним, выпрямился во весь рост, собираясь прыгнуть на крышу соседнего вагона, но в этот момент что-то его дернуло вверх. Только на миг Спиридоныч увидел мелькнувшие в воздухе ноги Ефима и услышал его сдавленный крик.

Поезд с грохотом пролетел виадук и остановился у станции Манчжурия.

7. Желтый дьявол

Харбин. У вокзала сверкающий огнями южно-манчжурский экспресс. В середине состава – огромный салон-вагон.

Тишина… Все ждут.

В глубине салон-вагона сидит невзрачный японец в потертом генеральском мундире. На лацкане мундира небольшая бриллиантовая звезда в императорской короне. Это знак, означающий, что генерал член Генро – Верховного тайного совета Японии.

Между ног у генерала огромная плевательница. От времени до времени тишину нарушают звучные:

– Хар-тьфу. – Это генерал плюется.

Но присутствующим нужны не плевки генерала. Они ждут его решительных слов.

Князь Кудашев, бывший царский посланник в Пекине, только что закончил свой доклад.

– Момент требует решительной борьбы с большевиками, – сказал князь. – Организация этой борьбы на Дальнем Востоке зависит от Вас, генерал.

– Все? – еще раз отхаркнувшись, спрашивает генерал.

– Все, ваше высокопревосходительство.

– Что вы можете для этого предложить?

– Вы спрашиваете о денежных ресурсах?

– Да!

– Боксерский долг России, концессии в Китае и из личных средств посольства один миллион рублей.

– Всего?

– Около трех миллионов.

Хар-тьфу!

– Так, – О-ой поворачивается к генералу Хорвату и тычет в него пальцем:

– Ты!

Генерал Хорват вздрагивает, затем поглаживая свою бороду, произносит угодливо:

– К.-В.ж.д.[2] со всеми ресурсами и средствами передвижения в вашем распоряжении.

Опять плевок. О-ой поворачивается к полковнику Солодовникову.

– Ты! Твой план, люди?

Полковник Солодовников спокойно разворачивает карту.

– Вот здесь общий стратегический план. Здесь дислокация войск неприятеля, а вот наш оперативный план: сила и техника.

– А люди?

– У князя Кудашева есть Семенов, Унгерн…

– Ну, эта рвань всегда найдется, – О-ой по-японски генералу Сизо…

В ответ на его слова японец хитро улыбается.

– Где ты будешь? – спрашивает О-ой Солодовникова.

– Я? Я с мандатом Москвы прикомандировываюсь к оперативному штабу Центро-Сибири.

– Шпион, а дальше!

– Дальше, организация чехо-словацкого восстания в иркутском секторе.

– Что это, приказ Нуланса?

– Да, вернее, нет. Это об'единение плана. Ведь цели у нас одни.

– Ты забываешься! У французских ростовщиков и императорской Японии цели не одни. Ты должен только наблюдать – связь с Сизо, но никакого руководства в об'единении.

– Но, генерал…

– Молчать! – у меня свой план.

– …Этот дурак наивен, – он не знает, что французские со-баки думают у нас вырвать Северный Китай – а мы хотим весь Дальний Восток, до Байкала. – Опять бросает генерал по-японски Сизо.

– О! Великая императорская Япония, она будет еще величественнее!

– О!..

Генерал выхаркнул целый поток плевков.

Сизо и его ад‘ютант вскакивают и прикладывают руку к козырьку.

– О-о!

Полковник Солодовников, задрожав от злости, сжимает кулаки, потом отвернувшись обтирает платком лицо, забрызганное слюной японца.

Пауза. Потом:

– Так… Все. Об остальном сговориться с генералом Сизо. – Вам, князь, – так же… только не распускайте своих людей.

Подумав. Жест руки:

– Можете идти. До свидания, князь.

– Надеюсь, «до свидания»… Россия вас не забудет.

– Да! – И заключительный аккорд плевков сыплется из гнилого рта генерала О-ой – члена Верховного тайного совета Японии – Генро.

 

Продолжение следует...

Предыдущие главы

15:40
1106
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Флуд, флейм, троллинг, сабж и оффтоп — что это такое?..
Интернет-среда за время своего существования обзавелась негласным сетевым этикетом...
Формы управления МКД: что это такое?
Выбирайте с умом и помните: каждый сам несёт ответственность за своё благополучие
Как собрать на платье 20 тысяч за 15 минут, или что такое краудфандинг
Вдохновившись историями о том, как москвичка за пару лет набрала на целый заводик,..