Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 281. Письмо из города Свободный. Путь домой

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 281. Письмо из города Свободный. Путь домой

За полторы недели до демобилизации получил письмо из города Свободный. На конверте женским подчерком был написан обратный адрес: город Свободный, улица Управленческая, дом такой-то, квартира такая-то Мильчаковой Людмиле.

Письмо меня озадачило. Что за Людмила мне пишет? Когда стал читать, сразу понял, что это письмо от младшей дочери тёти Фени Мельниковой - уборщицы из школы номер тридцать два и бывшей соседки моих двоюродных братьев Анатолия и Казимира Гулевич.

Старшую дочь Мельниковой - Валентину - хорошо знал, а её младшую сестрёнку плохо помнил. Люся писала мне так: «Василий, я дружу с вашим братом Геннадием. У нас с ним серьёзные отношения, поэтому хочу познакомиться с вами, как с его старшим братом». Письмо было длинное, но на него ответил одним предложением: «Скоро демобилизуюсь, при встрече обо всём поговорим. Василий».

***

В бухте Ольга теплоход надо было ждать двое суток, но кто-то из гражданских лиц мне подкинул идею: «С Лесхоза города Ольга до Ковалерово ходят лесовозы, попроситесь, они вас добросят до трассы, идущей на железнодорожную станцию Манзовка, там пересядете на поезд и домой приедете гораздо быстрее, чем будете добираться через Владивосток».

Когда подошел к Лесхозу и увидел стоящий лесовоз с работающим мотором, обратился к водителю с просьбой подбросить меня до Ковалерово. Водитель выслушал меня и говорит: «Не против тебя взять с собой, но выезжаю не скоро, если хочешь ехать со мной, полезай в кабину и жди. Мне будет веселее ехать». Через полчаса мы тронулись в путь.

Перемахнув через перевал Сихотоалинского хребта, часа через четыре мы оказались в Ковалерово. Шофер остановил на шоссе грузовую машину, переговорил с водителем, махнул мне рукой и скомандовал: «Иди и садись в кабину». Своему новому знакомому я предложил деньги, но он их не взял.  Пожав руку и поблагодарив своего нового знакомого, тронулся в путь. По такой хорошей трассе ни езда, а отдых. Двести километров мы преодолели за три часа.

Второй шофер денег с меня тоже не взял, на прощание сказал: «Парень, ты едешь со службы, а не с заработков. Вспомнишь нас когда-нибудь добрым словом и на этом спасибо! Мир ни без добрых людей! Помни это и сам будь добрым"

***

Когда подал в железнодорожную кассу воинские требования на билет из Ольги до Владивостока и с Владивостока до станции с названием «Свободный», кассир поинтересовалась: "Почему вы оформляете билет в Манзовке, а не во Владивостоке"? Объяснил всё, как есть. Она попросила немного подождать и отправилась к начальнику вокзала.

Когда вернулась, пояснила: «Требование имеет денежный эквивалент, поэтому разницу в стоимости билетов мы вам вернём. Так, кроме  билета, мне дали ещё деньги.

Когда подошел поезд, почти все места в вагоне были свободные. Разместился в середине вагона на нижней полке, сложил все свои пожитки под спальное место и заснул крепким сном. Проснулся от галдежа, наш поезд стоял, но вагон до отказа был  набит демобилизованными солдатами.

Спросил: «Где мы стоим»? Мне ответили: «В Хабаровске». Когда поезд тронулся и стал набирать ход, в тамбуре раздались крики и возня. Поинтересовался: «В чём дело?» Мне сказали, что у сержанта, пока тот искал место, вор схватил чемодан, какую-то резину и на ходу выпрыгнул из вагона.

Моряком в вагоне оказался только я, остальные были солдатами. Вскоре всё утихло, сержант сел у окна на нижнем сидении, подпёр руками подбородок и запечалился. Большинство из его сослуживцев начали обмывать дорогу домой, но никто из них не подошел к сержанту, не стал утешать, и не пригласил в свою компанию. Подсел к нему и поинтересовался: «Что произошло при отъезде из Хабаровска?»

Он мне сказал: «Я находился в тамбуре до тех пор, пока поезд не тронулся. После того, как он набрал ход, пошел в вагон искать себе место. Кто мог подумать о том, что за мной следят с тем, чтобы воспользоваться моментом и ограбить?

Симпатичный, одетый в добротную одежду парень, выкинул на ходу под откос мою резину, которую я вёз в подарок брату, схватил мой чемодан и на ходу выпрыгнул из вагона поезда.  Мне жалко резину на мотоцикл и часы - подарок сестрёнке».

Спросил про документы и деньги. Он сказал: «Документы при мне, а все деньги остались в чемодане. Я поинтересовался: «Куда тебе добираться и сколько денег осталось при тебе?» Он сказал: «Ехать мне до города Оренбурга, а в кармане всего десять рублей».

Что делать? Сказал сержанту: «Подожди, сейчас что-нибудь придумаем». Достав со своего денежного запаса десятку,  пошел по вагонам собирать деньги на дорогу для сержанта. Меня поразило то обстоятельство, что ни один солдат, из его окружения, не проявил не только инициативы в оказании помощи своему товарищу, но многие говорили: «Не надо по сторонам коробочку разевать!». Человек иногда словом кусает больнее, чем зверь зубами.

Прошел через три вагона и наслушался такого, от чего мне стало не по себе. Собрав сто восемьдесят рублей, вручил их сержанту. Тот прослезился и говорит: «Спасибо, морячок! Если бы ни ты, не знал, как быть. На десять рублей, которые у меня остались, далеко не уедешь».

Мне вспомнились шофера, которые доставили меня до Манзовки, и подумал: «Будет больше доброты - люди станут душой богаче».

19:00
998
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|