Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Жёлтый дьявол. Том 2. Гроза разразилась. 1919 год. Глава 16. Город слухов

Жёлтый дьявол. Том 2. Гроза разразилась. 1919 год. Глава 16. Город слухов

Глава 16-ая

Город слухов

1. Газетное сообщение

На сером каменном здании вывеска:

АТЕЛЬЕ МОД

М-м Танго

Во дворе здания открытая веранда. За ней маленький садик. По соседству другое здание. В нем – американский штаб.

Летом девушки работают на веранде. Слышен веселый говор, смех, песни…

Длинноногие янки – писаря штаба – находят, что рассуждения о шоколаде и цветах гораздо интереснее их штабных занятий.

Воздушные переговоры и метание взглядов идут полным ходом, когда на веранду врывается маленькая Ольга.

У нее в руках газета. Сама бледная, испуганная.

– Что с тобой, Олечка? – обступают ее подруги.

– Штерн и Снегуровский убиты. Вот напечатано. Читайте.

Все бросаются к газете. Там:

…Наконец то мы можем свободно вздохнуть…

…Краса и гордость большевистской армии Забайкалья – Штерн с своим отрядом разбит.

Сам Штерн убит…

И дальше:

…Конец бандитскому засилью.

…Командир бандитского отряда Снегуровский пойман и застрелен под Никольском…

И еще дальше:

…Граждане могут быть спокойны, зная, что власть энергично охраняет их жизнь и мирный труд…

– Ну, будет тебе читать газетные бредни, – успокаивает Ольгу одна из девушек. – Мало ли, что напишут в газете.

Но маленькая Ольга не может успокоиться.

Она уже представляет Снегуровского где-то лежащим на сопке с пулями в груди…

Слезы катятся по ее круглым щекам, и конечно – где тут до работы.

Через полчаса в ателье заходит Ольга большая. Она храбрится, но видно, что и у нее заплаканы глаза. Она ласково гладит маленькую Ольгу по головке.

– Ну, не плачь, успокойся. Может быть, это и в самом деле все выдумки.

– А как же нам узнать? Кто скажет?

– Ильицкий – вот кто! Пойдем к нему в штаб.

Маленькая Ольга бросает работу. Обе уходят.

Среди реакционных кругов города общее ликование. На улице все с газетами в руках оживленно обсуждают напечатанное. Делятся впечатлениями:

– Здорово это их! Сразу обоих.

Рабочие читают – не верят глазам. Больно сжимается сердце…

Штерн – их последняя надежда.

 

2. Блатная попадья

– Ну, тетя, готова?

– Готова, сынок. Уже пятьдесят лет, как готова.

– Запомнила все, что надо?

– Помню, как же. Память не мешок дырявый, не потеряет.

– Ну, вот. Поезжай счастливо.

– А поезд-то как?

– Будь спокойна, не тронут. Приказано.

Это – разговор в Одарковском штабе. Пакет с важными бумагами передается Варваре Власьевне – попадье, жене Татьянинского попа, – уж что может быть безопаснее!..

А чтоб случайно поезд с попадьей не очутился под откосом – приказ по фронту:

«Пропустить четвертый, одиннадцатого».

Медленными шажками тетя Варвара пробирается к вагонам. Встречного будочника:

– Тута в Владивосток? – спрашивает.

– Тута, тута. Только гляди, вместо Владивостока в царствии божием очутишься.

Варвара поднимает глаза к небу и широким жестом крестится.

– Что ж, батюшка, все там когда-нибудь будем…

В вагонах пусто. Кое-где едущие по делам офицеры. Знают: ехать – рисковать жизнью. Но где ж теперь без риска? Фронт. Приходится. Служба.

Разговор как-то не клеится. Больше сидят спокойно, углубившись в свои думы.

– Вот сейчас, после Свиягина, – говорит один из офицеров, – начинается самый опасный район.

– Ммда… – сквозь зубы отвечает другой. Не особенно приятно знать, что в любую минуту человек может уподобиться кукле, которую в каком-то ящике на колесах бросают вниз головой.

Тетя Варвара разместилась недалеко от офицеров, развязывает узелок и начинает уплетать за обе щеки пирог с медом.

– Что, подкрепляешься на всякий случай? – пытается шутить один из офицеров. – Дорожка туда (он поднимает палец вверх) дальняя.

– Что ж, сынок, вместе туда поедем, не скучно будет.

– Однако, ты веселая. Далече едешь?

– До Владивостока. К сыночку погостить.

– Я сын твой кто?

– Да кто ж его знает. Кажись, аптекарь, али в штабе служит. Всяк промысел для бога хорош.

За Свиягиной у какого-то разъезда поезд замедляет ход. Один из офицеров, взглянув через окошко:

– Партизане! – и сам под скамейку.

Другой с быстротою кошки вскарабкивается на верхнюю полку, втягивает ноги и лежит, не шевелясь.

Тетя Варвара подходит к окошку и улыбается во всю ширь своего добродушного лица.

– Родненькие, куды ж это вы? Никак нас на тот свет отправить хотите?

Партизаны улыбаются.

– Не твое дело, тетя. Знаем, что делаем.

 

3. Они живы

В американском штабе Ильицкому работы по горло. Главное дело – переводы всяких телеграмм. А от знакомых сотрудников штаба – сколько новостей, конечно, по секрету.

Вот сейчас он держит в руках пачку копий телеграмм, расшифрованных сегодня. Читает:

…Слухи об убийстве Штерна и Снегуровского ложные. Оба живы, но к убийству их безусловно приняты меры.

Ильицкий не может сдержать улыбки, читая последнюю фразу.

– Ха-ха! Безусловно уже второй год. Придется вам еще подождать.

Он перебирает дальше телеграммы.

Стучат.

– А ну, кто там?

Открывается дверь, и в комнату входят обе Ольги.

– А! ласточки! Что это у вас вид такой обиженный?

Обе сразу: – Ты знаешь, Штерн и Снегуровский убиты.

– Ха-ха! Это слух.

– Как слух? Это напечатано в газете.

– Все равно. Не верьте. Вот вам, читайте.

Он показывает им расшифрованную телеграмму.

Лица обеих девушек проясняются. Только маленькая Ольга недоверчиво:

– А ты нас не надуваешь? Это настоящая телеграмма?

– Ну да, настоящая. Это же от их шпионов. Те-то знают получше газетчиков.

Ольга опять:

– А вдруг не знают?

– Ах, ты неверующая! Я сегодня же видел Татьянин-скую попадью. Она привезла пакет для Ревкома. Все в сопках живы и здоровы. Схватили Пьянкова заложником…

Маленькая Ольга уже не слушает. Большую за руку.

– Бежим!

– Куда?

– Ребятам рассказать, а то все носы повесили, не умеют храбриться, когда надо.

– Ну, идем, идем.

Она сама бы не прочь кричать, чтобы слышал весь Владивосток:

– Штерн жив!

 

Продолжение следует...

Предыдущие главы

13:45
8175
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|